Стихи о Игоре Северянине

Стихи о Игоре СеверянинеТы — гений, Игорь Северянин!
Роднёю дальней тебе — Державин.
Ты жизни полон был, —
Мечтал, творил, любил!
Русский Новгородский дворянин
С душою пылкою и нежною поэта.
Нам память о тебе как прежде свята.
Ты начинал писать, как Игорь Лотарёв,
Потом под псевдонимом — «Северянин».
Ты изобрёл мешок неологизмов-слов,
Любовью к жизни больно был изранен.
Ты-жизнелюб с иронией сарказма,
Стихами женщинам дарил чудо-оргазма.
Себя короновал сам «Королём поэтов»
Своей поэзией триумфом шёл по свету.
И Фёдор Сологуб, как гениального…
Тебя прочесть «СВЕТУ»советовал.
Звезда сияла в эгоизме изначального.
Ты был певцом мечты, чего-то идеального.
Ты философию поэтов проповедовал…
Натуры женской тонко суть изведывал.
Художник красок жизни, любви игра,испуг.
Гурман и сибарит, любовник и пиит…
К изыскам моды, гастрономии привык.
Известна тебе пропасть страсти,мук,
Тоска, печаль, и синих рек разлук…
«Стиха Царицей»выбрал «Русскую Сафо» —
Мирры Лохвицкой нежное,душевное стихо.
Его неповторимы и волшебны фразы:
«Фиалковый ликёр»,»Классические розы»,
«Ананасы в шампанском», и прочие «поэзы»
Мелодией звучат его стихи, так музыкальны,
Одни названья говорят за них так фигурально:
ПОЭЗЫ, СОНАТЫ, ВАЛЬСЫ, УВЕРТЮРЫ…
ПРЕЛЮДИИ, РОМАНСЫ, РОНДО И ЭТЮДЫ.
Себя считал он «самоучкой-интуитом»,
Но мастерству учился у пиитов стихом.
Был символом эпохи, знаменем надлома
Столичной жизни полнота-истома…
В дни предлежащие моменту слома…
Самодержавия, всего что свято и знакомо.
А после в эмиграции не падал духом, —
Он обладал чудесным музыкальным слухом!
Стихам его внимал Берлин, Париж, и Прага.
Он был поэзии «Король», и в ней жила отвага.
Жила в поэзии «ОНА-МЕЧТА», Любви его отрада.
Марина Цветаева была так честно ему рада, —
«Он больше чем остался, — он поэтом стал!»
Двадцатилетию его трудов возводит пьедестал
В Любви своей, как в драматическом кино…
Игорь, чьё имя смело, как вино…
Он — воин! Иные ж мёртвые давно.
Себе в душевном складе верен,
Игорь Северянин — неизменен!
Верит в себя, упрям, самонадеян.
В лишеньях — стоек, в душе — лирик.
Он заслужил такой вот панегирик!
Поэт с влюблённой вечно русскою душой,
В Таллине на АЛ. — НЕВ. кладбище нашёл покой.
Об истинной поэзии сокровища его
С признанием РЕРИХОВ пришло письмо:
«Нет в мире такого места,
Где русское слово молчит.
Искусство РОССИИ известно,
Так гордо поёт наш пиит!»

Вита Самарянка

*****

Он тем хорош, что он совсем не то,
Что думает о нём толпа пустая,
Стихов принципиально не читая,
Раз нет в них ананасов и авто.

Фокстрот, кинематограф и лото —
Вот, вот куда людская мчится стая!
А между тем душа его простая,
Как день весны. Но это знает кто?

Благословляя мир, проклятье войнам
Он шлёт в стихе, признания достойном,
Слегка скорбя, подчас слегка шутя
Над всею первенствующей планетой…
Он — в каждой песне им от сердца спетой,
Иронизирующее дитя.

*****

Памяти Игоря Северянина

Из тряпичного старого вижу платье муарово, —
Вы когда-то ходили в нём, нося брошь ар-деко;
переливами — волнами ткань ложилась меандрово
и спрямляла свой путь вдоль по Мойке бегом.

Вы ходили выстукивать по граниту решительно
кружевным дамским зонтиком, как ведя ритуал,
и глядели внимательно, и глядели пронзительно
на того, кто под ноги Вам не к добру попадал.

На лице Вашем матовость — так других завораживать,
чтоб растерянно двигаться вслед за Вами пришлось,
чтоб мужчин, стоя, каждого хоронили, как заживо,
и лоснился овал лица, как слоновая кость.

Было в Вас то, что нравится, были Вы раскрасавица,
не чета дамам питерским, любящим моветон;
и с волнением юноша вряд ли мог своим справиться,
повстречав Вас на улице рядом с Львиным мостом.

По висячему мостику Вы гуляли намеренно:
между львов и грифонов под защитой камней…
я смотрю фотографию: почему-то уверен я, —
будь и я в том же времени, то гулял бы я с ней.

Серж Северодвинский

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *