Стихи о Исаакиевском соборе

Стихи о Исаакиевском соборе…красив Исаакиевский собор
в лучах весенних солнца!
звенит серебряный простор
и Свет прозрачный льется;

вновь голубая акварель
Санкт-Петербург рисует,
звучит весенняя капель
и солнце торжествует;

СВЕТЛО на сердце! и душа,
познав свою природу,
стремится ввысь, на Небеса,
к чудесному Престолу!

Магницкая Светлана

*****

Ах, Исаакий — прекрасный собор!
С колоннады открыты просторы.
Из дворцов за Невою забор,
Заворожены сказкою взоры.

Ангела распростерли крыла,
Предо мной площадь как на тарелке,
Петропавловки в небе стрела,
И мосты разводные у стрелки.

Ла-ла-ла, ла-ла-ла, ла-ла-ла!
Вижу город я вширь, вижу вдаль,
Там блестят вдалеке купола,
Там Нева отливает, что сталь.

Монферран, Монферран, Монферран,
Звуки музыки слышатся внятно,
А внизу не мираж, не обман —
Чудный город родной, необъятный!

Шеньшина Римма

*****

Исаакий первой стал мечтой
И лебединой песней Морферрана –
Краса и гордость для страны родной
Он сорок лет её был страшной раной.
Сто тысяч человек отдали жизнь свою,
Чтоб воссияло чудное творение –
В веках поклон и почесть отдают
Петру Великому потомки в день рождения.
Поёт по праздникам в соборе стройный хор,
И купол золотой поддерживает небо.
Но, временами, слышно до сих пор
Страданье душ, отправленное в небыль.

Кобелев Валерий

*****

Рожден из повелений царских,
Митрополитом освящен.
В честь Исаакия Далматского
Собор Исаакий был крещен.

Вознесся купол, на колоннах,
В непостижимость высоты,
И дивной сферой золоченой —
Вершиной стал всей красоты.

Внутри окрас голубоватый —
Ночного купола эффект.
В лучах неоновых, косматый,
Восходит к звездам силуэт.

В углах собора, над аттиком,
Склонились ангелы, молясь,
И бдят апостолы святые,
Смирению Божьему учась.

И огневое золоченье,
Заставив купола сиять,
Квадрата подчеркнув сеченье,
Велит светильникам блистать!

Чтоб ангел мог благоговейно,
Светильник сей в руках держать,
Склонясь коленопреклоненно,
И вере дав огнем пылать!

А символ, чистоты кристальной,
Стал великан — иконостас.
И красотой монументальной
Он душу поэтессе спас.

Великий, православный храм,
Дитя Огюста Монферрана,
Обязан царственным перстам,
Своим величественным саном.

Бахарева Инга

*****

Через ненастный дождливый октябрь
Он проплывает, как гордый корабль.
В синий январский морозный туман
Он неприступен и сед, как Монблан.
В свете июльских палящих лучей
Не уступает он блеску царей.
И с колоннады своей свысока
Смотрит на город и на века.

Радченко Надежда

*****

Золотой, православный, осенний,
триумфальный, нарядный собор!
здесь величие всех вдохновений
обрело превосходный простор!

здесь чудесная мысль от Бога
проявилась талантом души
и трудами людей, вдохновленных
на создание храма Любви…

воплощением творческой силы
и способности высшей ума –
сей собор златоглавый воздвигли
в Петербурге во славу Творца!

Магницкая Светлана

*****

Здесь в первый раз дивится всякий,
И я взираю упоённо,
Как воспаряет Исаакий
Над площадью одноимённой.

Чтоб не моргнуть при этом глазом,
Нужны бесчувственные нервы,
А я немею раз за разом,
И каждый раз, как будто первый.

И как он – тщусь уразуметь я
(Видать, задача не простая) –
Не врос в асфальт за два столетья,
А из асфальта вырастает?

И только разглядев детали,
Пойму, насколько он огромен,
С каким усилием достали
Граниты из каменоломен.

И оценить смогу едва ли,
Лишь представляю изумлённо,
С каким усердьем шлифовали
Его бордовые колонны.

И как вписался, словно в раму,
В неяркий абрис небосвода
Столь гармонирующий мрамор,
Под колер питерской природы!

Чекина Марина

*****

Собор святого Исаакия –
красив Исаакиевский собор!
открыто сердце здесь для счастья
и удивительный простор!

вся величавость мира меркнет,
едва переступив порог
церковных врат небесной тверди…
здесь Вседержитель мира – Бог!

Магницкая Светлана

*****

Гранитная лестница вьется удавом;
Нет счета ступенькам… Церковный привратник
Ведет меня – к небу, как некогда Данте
Вела Беатриче. Я весь – ожиданье.
Сжимается сердце, как будто навеки
Прощаешься с миром. Темно, как в гробнице…

И вдруг – необъятная ширь! Надо мною –
Сверкающий купол, внизу – колокольни,
Под ними – столица. Сады, монументы,
И улицы, точно раскинутый невод;
Дома, словно пятна. Направо – стальное,
Недвижное взморье. Вдали зеленеют
Окрестные пашни. Нева серебрится…
И, точно венец, золотистое небо
Царит надо всем. Озаренное солнцем,
Сверкает оно и над самым собором,
Как будто над куполом – купол вознесся!
И сладко, и жутко… Взбираемся выше;
Последняя лесенка… Боже, как чудно!
Я замер от счастия, дух захватило…
Держусь за перила, и чувствую – бездну,
И чувствую, точно лечу над обрывом,
Лечу, как пылинка, едва различая,
Все странно похожи один на другого, —
И также прекрасны, и также ничтожны…

Льдов К.

*****

Раскинулся над градом.
Великолепный взор.
Стоит громада-царь.
Исаакиевский собор.
Величественно смотрит на тучи,облака.
Его гранит и мрамор,видны издалека.
Архитектурный стиль Европе неподстать.
Громадина Исаакий,божественная стать.
Ты в тоже время грозный и добрый как дитя.
К тебе идут молиться,за всё благодаря.
Тебя творили миром,чтоб от беды нас спас.
Громадина Исаакий и взор безумных глаз.
К тебе идут с душою,прости да отпусти.
Громадина Исаакий,ты любишь нас? Люби!
Твои колонны-тонны стоят уж много лет.
А ангелы над ними,поют в небесный свет.
Великолепие это с минуты не опишешь.
Я чувствую Исаакий как ты тихонько дышишь…

Иванов Андрей

*****

Колонны, колонны, колонны,
Как воины — только вперед.
Не сдвинешь, не вытащишь стона,
Не выведаешь расчет.
Стоят, упираются в землю,
Невидимым светом живут,
В их отблесках трудится кремний,
Тяжелую кровлю несут.
Под кровлей, над самым над входом
Есть напоминанье одно
Как зовом трубы с небосвода
Живое веленье пришло:
Подняться из праха и бездны,
Из пепла, из небытия
До самых, до далей до звездных,
Где только живые стоят.
И славят единого Бога
Над серым, над небом земли…
А здесь у колонн, у порога
В колоннах стоят моряки.

Лазученков Андрей

*****

На площадке смотровой
Продувает ветер.
Небо вровень с головой,
Видно – все на свете:
Медный всадник, Летний сад,
Площади, проспекты,
Эрмитаж и зоосад,
Скверы, монументы!
Если встать на колоннаде,
Город видно, как на карте!

Юдин Юрий

*****

Золотосердой — в наше лоно
Несеверные семена! —
Из Монферронова бутона
Ты чуждым чудом взращена.

И к сердцу каждого потира
Забывший время златолей
Уводит царственное мирро
Твоих незыблемых стеблей.

Но суета: врата заката
Спешит открыть садовник твой,
И ты средь площади распята
На беспощадной мостовой.

Не для того ль седая дельта
Влечет Петра в балтийский сон,
Чтоб цветоносный мрамор кельта
Был в диком камне отражен?

И в час, когда в заневских тонях
Истают всадник и утес,
Подъял бы взор тевтонский конюх
На чудо лютецийских роз?

Лившиц Бенедикт

*****

Купол бесподобного собора
Виден для людей издалека.
В нём сердцам страдающим опора.
Будто бы Создателя рука

Прикоснулась к планам Монферрана,
К бесконечным чудо-чертежам,
Подарив Величие для храма
И надежду любящим сердцам.

Устабеков Серик

*****

Царь запустил жестокий маховик.
Француз был горд, оборонялся стойко,
И не святому памятник воздвиг,
А тем, кто жизнью оплатил постройку.

У Тихвинской в глазах немой укор,
И Царских врат не заживает рана,
Но оживляет сумрачный собор
Чуть слышное дыханье Монферрана.

Сократова Алена

*****

Исаакия летящая громада…
Волшебный образ: в небе храм летит,
Огромен и воздушен. Звездопады
В ладони ловит, с Богом говорит…

Вибрации небесного эфира
Дрожат в скульптурах портиков резных,
И таинства заоблачного мира
Чуть приоткрыты для миров иных…

Расцвечен фон гранатовым закатом,
Вокруг креста свернулась тучка, тая,
Блестя росою легкой на стене,

И в золоте червонном, красноватом
Огромный купол, вечность отражая,
Парит недвижно в неба вышине.

Сергей Дон

*****

Ноябрьский вечер. Краски тают.
Густеют линии домов.
Реальность паранойных снов
Их силуэты отражают.

Там, над соборной колоннадой
Зажглась в невидимых руках
Манящей ласкою лампада,
Мерцая в темных облаках.

Ночных существ больная стая
Иль грешных душ угрюмый рой,
Они на луч летят толпой
И в страхе тотчас исчезают.

Над сомном ангелов крылатых
Творящей волей вознесен
Небесный крест, сияньем злата,
Как нимбом славы окружен.

Священный знак в ночи смиряет
Злых сил разнузданный полет.
Собор свой свет покойно льет
И спящий город охраняет.

Гоголицин Владимир

*****

Как будто глыбу, монолит
Вкопали в землю храм огромный,
Как чудо-богатырь, стоит,
Прекрасный, гордый, непокорный.

Царит над грешной суетой,
Застывшей песней Монферрана;
Поет тяжелой красотой,
Скорее басом, чем сопрано.

Ремез Татьяна

*****

Двести одиннадцать — вверх,
В небо ведущих ступеней!
Вот я стою выше всех!
Город упал на колени.

Кажется: зонтик из крыш
Спрятал туристов, прохожих.
Над Петербургом летишь.
Город, на чудо похожий!

Здесь Монферран строил храм,
И за Златыми Вратами
Яркий витраж светит там,
Словно живой Христос с нами!

Голову ты подними:
Голубь парит — Святой дух он!
И от волшебных картин
Станет любой крепче духом!

Золото и малахит,
Сланец, гранит, мрамор, яшма,
Здесь и шунгит, лазурит.
Сказку почувствует каждый!

Строил собор сорок лет —
Верил Огюст в предсказанье,
Что он умрёт, жизни нет
Там, где работ окончанье!

Купол блестит над Невой,
Виден собор отовсюду!
Молча молись и постой,
Тут Исаакия чудо!

Люблинская Маргарита

*****

Стоит застывшим великаном
И шлемом давит облака,
И видит он чужие страны,
Столицы, храмы, города.

Печалью тайны постигая,
И знаньем омрачив чело,
Средь ночи тягостно вздыхая,
Он видит и добро, и зло.

И на весах своих прозрений
Он взвешивает не шутя
Все заблужденья поколений
Извечной мерой бытия.

Бауэр Юрий

*****

Нева наш город украшает
Своей холодной красотой,
Вода зеркально отражает
Собора купол золотой.

Далеко виден крест собора
В хороший летний, ясный день,
Закроет туча свет, как штора,
И от креста исчезнет тень.

Наш Исаакий знаменитый,
Ему подобных в мире нет:
Весь купол золотом покрытый,
Стоять ему тут сотни лет.

Когда здесь солнышко заходит
И купол ярко не блестит,
Луна сюда светить приходит,
Как лампа мощная горит.

Иванов Борис

*****

Как будто пудрой звёздной
Тряхнуло с высоты,
Всё в мантии морозной, —
Нева, собор, мосты.

Заснул в сугробах садик, —
Весь город в новизне,
Лишь зеленеет всадник
На вороном коне.

Вечернее светило,
Кончая свой вояж,
Сквозь окна посетило
Закрытый Эрмитаж.

Оно спешит и скоро,
Оставив нас в ночи,
За маковку собора
Цепляются лучи.

Собор тугой громадой,
Как мамонт, в землю врос,
Сверкает крест — лампадой,
Как Божий глаз в мороз.

Моисеенков Владимир

*****

Сдержу дыханье, шаг не удержав,
И вновь войду под трепетные своды,
Где прочь летят желания забав
И горестные мысли о невзгодах.

Взор подниму у мраморных колонн,
Туда, где в свете солнца Богоматерь
Взирает на пришедших не с икон,
А с куполов зовёт в свои объятья.

Брюллов, Бруни, Лемер и Витали —
Мужей достойных всех не перечислить,
Вложивших в дело часть своей души,
Посмевших не бывалое замыслить.

В честь покровителя небесного Петра
Исаакиевским был он именован,
Над ним не властны ветры и года,
Он в вечность Монфераном адресован.

И каждый раз, пытаясь шаг сдержать,
Я с трепетом вхожу под эти своды,
Чтоб вновь его величие познать,
И милости Всевышнего природу.

Недюдин Валерий

*****

Плеядой зодчих в Невском граде,
В честь императора Петра,
Был возведён с парадным блеском
Храм – покоряющий сердца!

Творенье мысли – Монферана!
И воля батюшки-Царя!
Вдохнули жизнь в созданье храма
Потомкам добрым на века.

Великолепный и красивый,
Монументальный и большой,
Религиозной веры – символ,
Предстал Исаакиевский собор!

Архитектурной доминантой
Храм возвеличил чин Петра,
Менялись титулы и ранги,
Текла разливами Нева.

Он потрясает своей мощью,
Великолепием трудов,
Давно ли были только рощи?
Да стук повозок батраков?

Давно ли здесь леса шумели?
Пел песни звонкий соловей,
Шмели здоровые гудели
Среди берёзовых ветвей.

Ходили шведы по болоту,
Тянули сети из реки,
По рукавам стояли боты,
Росой блестели лепестки.

На вересковых, зыбких топях
Стояли крепости врагов,
Напоминали башни копья
На всём пространстве островов.

Но, вскоре, царским повеленьем
Был дан указ, создать оплот,
И закрепить все поселенья
Для императорских господ.

За рубежи морской державы
Отважно бились моряки,
Они несли почёт и славу —
Для царской, отческой Руси!

Война по воле государя
Тянулась звеньями побед,
И появлялись вскоре зданья
Во славу чести долгих лет.

Адмиралтейство – переломом
В мощь укрепило берега,
Росли из камня бастионы
Неимоверностью труда.

К воде расчищен ровный гласис,
Землёй засыпан длинный ров,
Разбита площадь по участкам
На территории складов.

Однопалатной Колокольне
Дано рождение – Петром!
Сруб деревянный силой воли
Построен с памятным крестом.

Исаак Долматский – покровитель!
Предел восточного крыла,
Он, — словно ангел и хранитель
В успокоение Петра.

Мужицкой удалью сноровки,
Традиций северных широт:
Явился купол – «окантовкой»
Над безмятежной гладью вод.

Голландский шпиль и скатом крыша
И стиль на западный манер
И, чуть, Царя, шаги заслышав,
Приоткрывалась мягко дверь.

Толпились в церкви прихожане,
Молебен дьяконы вели,
Духовной веры христиане
Сюда с надеждой кротко шли.

С годами церковь отсырела,
В коленки холод пробивал,
Пред алтарём душа кипела,
Ну, а священник тосковал.

И балки рушились от влаги,
Сочились капли с потолка,
Вело конструкцию и лаги
По оси каждого крыла.

Но вскоре дыры залатали,
Да прорубили два окна,
Печь обложили изразцами,
На двух столбах колокола.

Иконостас златою рамой,
Подсветкой свечи на стене, —
Воссоздавали контур храма
В простой и ясной красоте.

Обили стены штофом ткани,
Установили фонари.
В густом и утреннем тумане
Мерцали жёлтые огни.

Венчанье в церкви – завершеньем
Подводит царская семья,
Здесь провели богослуженье
За победителя царя.

Второй виток архитектуры
И в новом облике собор,
В дань уважения культуре
Отпел молебен певчий хор.

И дарование проснулось —
Заслуг Великого Петра,
И солнце лету улыбнулось,
Всплеснула шелестом Нева.

Прямоугольное строенье,
Звон колокольни и часы —
Меняет ход воображенья
Для человеческой судьбы.

Все моряки в Балтийском флоте
Здесь клятву верности несли,
Входили в гавань на восходе
Линейным строем корабли.

Куранты звучностью напева
Играли плавно сольный лад,
С развитьем знаний жизни – древа
В плоть оформлялся стильный град.

Непрочность грунта в основании
И близость вод Большой Невы,
Лишь пошатнули прочность зданья,
Разрушив кладку у реки.

Гроза ненастьем меч вонзила,
Взметнулся реквием огня,
И все творенья погубила
Под плотной массою дождя.

Расстроен свод и шпиль собора,
В негодность стены и карниз,
И продолжались дни разбора,
Пока не пал осенний лист.

Сенатской площади – рожденье,
Воздвигнут третий храм Петра!
Екатерина в прославленье
Вписала росчерком пера.

Ринальди взялся за работу,
В фундамент вложена медаль.
Текли по стрелкам дни и годы,
Лучи пронзали ширь и даль.

Над грандиозностью проекта
Трудились снова мастера,
Определён судьбою вектор, —
Дать волю мысли торжества.

Пять куполов абрисом линий,
Массивность стен и толщина,
Меняют общую картину
В эпохе старого двора.

Очередная смена царства,
На обсуждении проект:
Закончить храм для государства,
Как того хочет высший свет.

Тут пригодился опыт Бренна,
Отказ от малых куполов,
Сурдинкой нот летело время,
Менялись линии основ.

На цоколь мрамор положили,
Фронтон увенчан кирпичом,
И внешний облик исказили
Над предыдущим чертежом.

Писалась колко эпиграмма,
Да поднялась от всплеска «пыль»,
Акимов, – в строгость наказанья
Был сослан каторгой в Сибирь.

Забрезжил луч проникновеньем,
Пришёл на смену Монферан,
Он воплотил своё творенье
В недосягаемую грань.

Сам император Александр
Одобрил план простым пером,
К ногам творца спустился лавр —
Всепоглощающим венцом.

Наброски линий и эскизы
И сохраненье алтаря,
Колонный портик и карнизы,
В соотношении ордера.

Изобретательность новаций,
Каркас железною дугой,
Листы подробных аннотаций —
Архитектурною средой.

Пять глав с массивным барабаном,
Колонный портик и квадрат:
Подводят чёткий облик храма
Для симметричных колоннад.

Проект новаторских течений
Был обращён в горячий спор,
И после долгих представлений
Заложен, всё-таки, собор!

Вбивались сваи в основанье,
Качали воду из траншей,
И проявлялись дарованья
Простых крестьянских сыновей.

Каменоломни – испытаньем,
Там мрамор в плотности скалы!,
Являл упорство созиданья
Для человеческой судьбы.

На скальном каменном массиве
Чертилась линия границ,
Рукой испытывалась сила,
Да жилы тощих кобылиц.

В отверстья клинья забивались,
Кувалдой били мужики,
От боя горы сотрясались,
Летели в стороны куски.

Блестела горная порода —
В твердь неприступности стены,
И будто плакала природа
Минорным отзвуком струны.

Но человеческая воля
Крошила целостность камней, —
Как будто корчился от боли
Неутомимый Прометей.

Канаты в крючья продевались,
Тянули глыбу в «полный рост»,
Тут заготовка отделялась
На заготовленный помост.

На баржах груз переправляли
До устья брега Невы,
И монолиты разгружали
По рельсам твёрдого пути.

Поднята первая колонна
Системой блоков и лесов,
Для императорского трона
Дан звон святых колоколов.

Вставали портики над градом,
Пилоны функцией опор,
Так постепенно, шаг за шагом
Рос выразительный собор!

В устройстве кровли галереи,
Кирпичной кладкой ярус стен,
Неслись ярчайшие мгновенья, —
Как поэтический катрен.

Каркас железным одеяньем,
Декоративностью обвод,
И мрамор плит очарованьем
Возносит в лёгкость – небосвод.

Колонны кругом ожерелья,
В изыск классический приём, —
Есть гармоничность построенья
В уравновешенный объём.

На барабане купол сферой,
Отливом медные листы,
И вот воскресла в людях вера
Непобедимостью души!

Четыре портика фасада
И мощь присутствия колонн
Преобразили облик града,
Задали в строгом стиле тон.

Участьем гениев искусства
Обязан творческий подход,
Где выразительные чувства
Вписали Витали и Клодт.

Внутри карнизы позолотой,
Сияет бронза и порфир,
Неоценимая работа
Воссоздает огромный мир.

Коринфский портик анфилады,
Отполирован лазурит!
В стиль древней греческой Эллады
Стоят колонны в малахит!

Лоск мозаичного рисунка,
Многообразье разных сцен,
Рождают трепетные струнки
Для вечных добрых перемен.

Сюжет на западном фасаде:
Сближенье церкви и властей
И Феодосий при параде,
Фаланга римская частей.

Исаак даёт благословление,
Возносит воину свой жест:
«Бороться с догмой искушенья», —
Держа в руке священный крест.

На барельефе есть фигура,
Оставлен зодчим яркий след!
Здесь Монферан стоит в скульптуре,
В чертах лица его портрет.

Рельеф на северном фронтоне, —
Есть «Воскресение Христа»,
Застыли ангелы на фоне
С бессмертным символом креста.

Стоят апостолы пред взором,
Сюжетной линией завет,
Где суть учения – есть слово!
А тяга к знаньям – жизнь и свет!

Изображением портреты,
Иоанн с всевидящим орлом,
И веет лёгкость силуэтов
Всепоглощающим теплом.

На южном портике фронтона —
Лик — «Поклонения волхвов»,
Иосиф догмою канона
Несёт духовную любовь.

Евангелист Матфей в работе,
Уклад традиций – чистота,
Неотделимостью природы
Деянья волею Христа.

С младенцем верная Мария,
Фигуры праведных царей
И покровитель для России,
Распятый в Греции – Андрей.

Фасад восточного придела:
«Исаак Далматский и Валент»,
Христиан гонение за веру,
На барельеф идёт акцент.

В темнице пленник умирает,
Цепями скован сам Исаак!
Душа томится и страдает,
Запечатлела сцена мрак.

Надеждой дышит просветитель,
Возносит Господу слова…
А в мыслях скромная обитель,
Да луч любви – монастыря.

Клементьев Валентин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *