Стихи о Караваджо

Стихи о КараваджоТам, где я, люди сходят с ума,
И, куда ни смотри, я повсюду,
вдохновенных творений тома:
Байрон, Пушкин, Булгаков, Неруда,

Гете, Шиллер, Бетховен, Дали,
Данте, Винчи, Челлини, Петрарка, —
те, кто скрыты в утробе земли,
те, кто только готовят подарки.

Помню все — от побед и знамен
до залитых в крови эшафотов:
Черчилль, Кромвель, Наполеон,
Бекингем, синеглазый и лютый,

Яков, жалкий влюбленный тиран,
беснованье паленых французов
под Москвой, иронично-простран
мой Дюма, — всем я Рок или Муза.

Вагнер, тот голубой менестрель,
мило карий и в нотах, и в мыслях,
Караваджо простого свирель,
уносящая в красочность мистик…

Камил Руж

*****

Лицо серебряной луны
легло пятном на дёготь моря.
На смертный суд своей страны
он плыл один в объятьях горя.

Ушли лазурные мечты.
Вокруг лишь тени привидений.
И ткань лазурной пустоты.
И камни тягостных сомнений.

С крестом он к истине спешил.
Но с Вакхом быстро стал сатиром.
Ткань фиолетовой души
раскрылась куполом над миром.

С судьбой гонимого Христа
Микель отвержен был повсюду.
Счастливый только у холста,
где кисть на свет рождала чудо.

Как солнца луч на чёрный шёлк,
как свет алмаза из огранки —
лик Богородицы взошёл
с натуры падшей куртизанки.

В пустую рукопись холста
бросал он красок сочный сгусток.
И отворялась красота
в глазах бродяг и проституток.

Искусство с жизнью породнить,
как кровь и краску, свет и тени —
художник в этом видел нить
и смысл, и цель своих творений.

Библейский путь и римский быт
он вековечил кисти взмахом.
Но умер в нём святой Давид,
переродившись Голиафом.

Больное тело на причал
легло без силы и без жажды…
Так смерть со славой повенчал
великий гений — Караваджо.

Орешник Александр

*****

На картине кто иуда,
Сам Христос или Иуда —
Непонятно никому.
Но с пронзительным вниманьем
Смотрим в лица их, где тайна,
И, прозрев, как будто знаем,
Кто, зачем и почему.

Так великий Караваджо,
Взяв за руку нас, бесстрашно
Поднимает в небеса,
Где ответы на вопросы,
На великие вопросы,
Где Христос кудреволосый
Смотрит прямо нам в глаза.

Ах, счастливый Караваджо,
Взявший кисть свою отважно,
На планете этой влажной
Живший, в грозные века;
Все, что ты сказал нам, важно,
Да, ты слышишь, очень важно,
И, сквозь время, Караваджо,
Вот тебе моя рука!

Рахунов Михаил

*****

Смутился ум от странной блажи.
Как будто с лет на миг – лучисто –
Покров упал,
И ощутила Караваджо
В портрете юного лютниста.
И мадригал
Пробился в сумрачные будни.
Внутри как будто зазвучало:
«Я Вас люблю.
Сияньем красок, звуком лютни
Я к Вам с музы́кой мадригала
Благоволю».

Он нежным обликом лютниста —
Запечатлённым откровеньем
Поведал мне
О музе в блузе из батиста,
О том – в движенье светотени –
Далёком дне,
Когда его душа живая
Внимала шёпоту фактуры,
И грезил он
О чуде, образ создавая,
И красотой живой натуры
Был окрылён.

Всесильна магия таланта.
Сравнимый с ощущеньем ласки,
Шёл аромат
От светлой кожи музыканта.
С лучом мешался запах краски,
И плыл закат
По мастерской, определяя
Оттенки, тени, настроенье.
Как во хмелю,
Писал художник, оживляя,
Вживляя красками в мгновенье:
«Я Вас люблю…»

Альтовская Ольга

*****

«Поцелуй Иуды» Караваджо

Уж поздний вечер. В темный Гефсиманский сад
Большая грозная толпа людей явилась,
Вооруженных до зубов, ну впрямь десант,
Арестовать Иисуса поскорей решила.

Шагал Иуда впереди большой толпы.
Он быстро подошел к Христу, его увидев.
Иисус узнал его, Иудины черты.
Тот целовал Христа, душою ненавидя.

Иисус Христос тогда спросил, кто нужен им,
У подошедшей в сад вооруженной стражи.
Он получил ответ. Не спутаешь с другим.
«Христос из Назорета» — прозвучало сразу.

«Да, это Я» — Иисус Христос сказал в ответ.
Пред всеми образ сильный был, совсем не труса.
Стоял пред ними благородный человек
Под очень скромным именем Иисуса.

Христа связали, тут же повели на суд.
Ученики все разбежались от испуга.
А раньше говорили, что Христа спасут,
Теперь у них на это не хватило духа.

Ханин Борис

*****

«Положение во гроб» Караваджо

Пять человек несут Христа к могиле.
Он только снят с креста, где был распят.
Лежать ему на каменном настиле.
Они все на Учителя глядят.
Живое полотно. Но слез не видно.
Ещё не слышно криков. Только скорбь
На лицах тех, и это очевидно
Их всех обьединяет, как любовь.
Едва почти удерживают тело.

Вдвоем: и Иоан, и Никодим.
Отчаянье здесь всеми овладело.

Грустит Мария Дева — он ей сын!
Рассеяна Мария Магдалина
От всех потерь — учитель Он один.
Боль от утраты так неизлечима.

P.S. Художник этот многими любим.

Ханин Борис

*****

«Гадалка» Караваджо

Пронзителен взгляд у цыганки
На жертву гаданья ее.
Одна из задач шарлатанки —
Внушить ему это вранье.

Другая задача гадалки —
Стащить незаметно кольцо.
Недаром ладонь у цыганки
Скользит по его с хитрецой.

А он, очарованный девой,
На все с увлеченьем глядит.
Она для него — королева,
А он для нее, как магнит.

Она и психолог, наверно.
Пред ней человек молодой
Богатый весьма, несомненно,
К тому ж восхищенный собой.

Раскрыть же характера тайну
Несложно совсем для нее
Доверчивый взгляд не случайно
Уверенность ей придает.

Наш будет герой одурачен,
Останется и без кольца.
Она — на вершине удачи,
А он … Здесь не видно конца.

Ханин Борис

*****

«Мальчик, укушенный ящерицей» Караваджо

Соединение портрета с натюрмортом
На небольшом пространстве для картины.
От боли и испуга мальчик крикнул громко.
Его лицо искажено. Причиной

Страданий послужил укус совсем нежданный
От ящерки, что спряталась во фруктах.
Их вид и запах был заманчивым, желанным
Для уличного мальчика. В то утро

Он праздником даров природы наслаждался
И потревожил, их перебирая,
Простую ящерку. Мальчонка угощался,
О нахождении ее не зная.

А та в отместку так за палец укусила,
Что слезы не сумел сдержать мальчонка.
Его физиономию перекосило.
Ошеломила эта боль ребенка.

Нас достоверностью картина поражает.
Лицо мальца: глаза и рот припухший,
Открытый от испуга. Видно как страдает.
Не ожидал совсем такой ловушки.

А рядом с мальчиком бокал с водой, прозрачный.
В нем нежится букет с прекрасной розой.
Она в картине, как бы символ однозначный
Любви былой. Ее метаморфоза.

Страданья от любви отобразил художник,
Как боль в руке у малыша, как травма,
Которая болезненно его тревожит.
Незаживающая, будто рана.

Ханин Борис

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *