Стихи о Киеве

Стихи о КиевеКиев — родина нежная,
Звучавшая мне во сне,
Юность моя мятежная,
Наконец ты вернулась мне!

Я готов целовать твои улицы,
Прижиматься к твоим площадям.
Я уже постарел, ссутулился,
Потерял уже счет годам.

А твои каштаны дремучие,
Паникадила Весны,
Все цветут, как и прежде, могучие,
Берегут мои детские сны.

Я хожу по родному городу,
Как по кладбищу юных дней.
Каждый камень я помню смолоду,
Каждый куст вырастал при мне.

Здесь тогда торговали мороженым,
А налево была каланча…

Пожалей меня, Господи Боже мой…
Догорает моя свеча!..

Александр Вертинский

*****

Я люблю тебя, Киев, наверное, странной любовью,
Я люблю твоих улиц совсем не славянский разрез
И верховную серость, и яркие краски низовья,
Дровяные реликты и вечнозелёный прогресс.

О, великое благо прописки, дающее право,
Оставлять отпечатки на камне твоих мостовых,
Хоть на время вписавшись в ещё не сожжённые главы
О пока ещё сложно живущих, но просто живых.

Я слаба и грешу, и порою пленяюсь другими,
Я бываю почти без ума от иной красоты,
Но всплывёт на фронтоне вокзала короткое имя,
И уносятся Лыбедью в Лету чужие черты.

Абсент

*****

Остров белых каштанов, загадочный Киев,
Сердце Древней Руси и легенд колыбель,
Город Лыбиди, Щека, Хорива и Кия,
Город, где смотрит в небо святая София
И где летом слышна соловьиная трель.

В мае склоны Днепра здесь укрыты сиренью,
Льется звон колокольный в душистой тиши,
А Крещатик пылает дыханьем весенним,
Долгожданным, дурманящим всех пробужденьем,
И какой-то мне голос все шепчет: спеши

Прогуляться по паркам у дивных фонтанов
И Андреевским спуском пройти на Подол,
Ощутить старину неразрушенных храмов,
Современности пульс и воздушные гаммы,
Вспомни, что здесь когда-то взошла на престол

Гордо Ольга и славною стала княгиней,
А теперь, присмотревшись, не трудно узнать
В каждой девушке юной княжну и богиню,
От улыбок — и кровь у мужчин в жилах стынет,
И мелодию чувств очень сложно прервать.

Да и нужно ли? — спросит таинственный Киев,
Ведь вокруг средь плетения радуг горят
Свечи старых каштанов, а древней Софии
Все глядят в небеса купола золотые
И, наверно, какую-то тайну хранят

Столько лет, столько долгих забытых столетий,
Защищая от брани Руси колыбель.
Как прекрасно, мой Киев, что ты есть на свете,
И звезда над тобою моя ясно светит,
И слышна у Днепра соловьиная трель!..

Prosto Zagadka

*****

Как по улицам Киева-Вия
Ищет мужа не знаю чья жинка,
И на щеки ее восковые
Ни одна не скатилась слезинка.

Не гадают цыганочки кралям,
Не играют в Купеческом скрипки,
На Крещатике лошади пали,
Пахнут смертью господские Липки.

Уходили с последним трамваем
Прямо за город красноармейцы,
И шинель прокричала сырая:
— Мы вернемся еще — разумейте…

Осип Мандельштам

*****

Киев жаждет весны,
Тянет носом её близкий запах,
От азарта скулит,
Прогибает мосты,
Лижет шерсть площадей
И проспектов широкие лапы,
Хвост Подола купает в Днепре…
Вековой монастырь
Золочёною биркой
Блистает в могучем загривке
Облюбованных круч.
В предвесенней поре
Город несколько сер,
Но подтянут, особенно в Нивках,
Славно выглядят Липки,
Печерск, Оболонь и Сырец.
Старый Киев доверчив,
Безмерно отзывчив на ласки,
Весел в ясные дни,
Чуть печален в дожди…
Если бы говорил,
Рассказал бы нам добрые сказки,
Два шоссе по привычке
Скрестив на груди…

Алоев Василий

*****

Вечерний Киев в ожерелье ярком
Огней, витрин, мостов и фонарей.
Тумана шаль опустится на парки,
Чтоб до утра укутать поскорей.

Шумит Крещатик, словно море в бурю,
Раскрыли пары пёстрые зонты.
А я в плаще летящем из лазури
Несу в руках осенние цветы.

И гитарист играет в переходе,
Но, сразу видно, думает о Ней.
И дифирамбы все поют погоде,
Что подарила пару тёплых дней.

Вечерний Киев. Я не нагуляюсь
И никогда не надышусь тобой!
В днепровской дымке тихо растворяюсь,
Парфюма шлейф оставив за собой…

Терентьева Марина

*****

Ах, Киев, помню я тебя.
Тогда мне было лет пятнадцать:
Каштаны, розы, тополя
И дым дурманящих акаций.

Патона мост и Гидропарк,
Фуникулёр, высокий берег…
Чудесный город, что не так
Ты сделал? Не могу поверить!

Продолжу и не ошибусь,
Напомнив, часто так бывало –
С поклоном Киевская Русь
Московскую всегда встречала.

А та шла Киевским святым –
Печерским старцам поклониться…
Нет, не акаций то был дым,
Но ладан Иерусалимский!

Ах, Киев, помню я тебя!
Пусть миновало четверть века,
Но есть по-прежнему земля,
Куда язык вёл человека.

А человек тот был поэт?
Нет, он был просто человеком.
Вот в этом-то и весь секрет,
Открывшийся с двадцатым веком…

Терентiй Травнiкъ

*****

Я снова в Киеве. Значит, дома,
Где мой давно расцвёл каштан.
До боли, с детства, всё знакомо:
Крещатик, Лавра и Майдан…

Пьянящий воздух я вдыхаю…
Не в силах больше устоять,
Я вдруг над городом взлетаю.
Пытаюсь всё вокруг объять.

Люблю я Киев всей душою!
Его каштановый наряд,
И сердце доброе, большое,
И неба синий милый взгляд.

Терентьева Марина

*****

О, любимый мой город,
Для тебя не жалею я слов.
Поднимаеться белый мой ворот,
И ходить до утра я готов.

Киев, манишь меня вечерами,
Зажигаешь ты мёдом огни.
И как море покрыто волнами,
Вновь колышутся парки твои.

Вновь на небе как сладкие слёзы,
Возрождаются звёздами дни.
Корабли на Днепре будто розы,
Паруса наполнают свои.

И какое-то странное чувство,
Даже грустно бывает порой.
Как художник целует искусство,
Не всегда я смогу быть с тобой.

Поцарапаны плиты ногами,
И любимые сердцу места.
Я уйду и остануться сами,
Как родные вдали берега.

На огромных просторах земли,
Буду счастливо я ковылять.
Мне присняться твои лишь огни,
И тебя стану я вспоминать.

*****

Древний город словно вымер,
Странен мой приезд.
Над рекой своей Владимир
Поднял черный крест.

Липы шумные и вязы
По садам темны,
Звезд иглистые алмазы
К богу взнесены.

Путь мой жертвенный и славный
Здесь окончу я,
Но со мной лишь ты, мне равный,
Да любовь моя.

Анна Ахматова

*****

Дремлет Киев в мареве тумана,
Тускло блещет золото Софии,
И Святой Владимир с пъедестала
Осеняет город, кручи вековые.

Замер Днепр в преддверии рассвета,
И мостов ажурная гирлянда,
Растворяясь в серой дымке где-то,
Невесомой и воздушной стала.

Купола соборов в зарослях сирени,
Даль ласкает взоры, в воздухе весеннем
Ароматы пряны. Травы зеленеют.
Ясною зарею небосвод алеет.

Древний город — близкий и далекий,
Детства юности заветная пора,
Где любви и жизни всей истоки,
В сердце след моем оставил навсегда.

Попова-Корнилова Наталия

*****

Славный, древний город Киев,
До чего же ты красивый!
На семи холмах для мира
Возвышаешься на диво!

Здесь Андреем Первозванным
Был предсказан град желанный,
И апостольским жезлом
На века благословлён.

Ныне над Днепром широким,
Великаном синеоким,
Колокольный звон плывёт,
Богу славу воздаёт.

Время в воздухе витает,
Из глубин своих являет
Деву Лыбедь, князя Кия
И собор Святой Софии.

Вдоль Крещатика фонтаны
И широкие майданы,
И плетёт венок из слова
Украинская здесь мова.

Город Киев, древний, славный,
Колыбель Руси Державной,
Матерь русских городов,
Веры истинной остов!

Камаева Екатерина

*****

Вечерний Киев – весь горит огнями.
Он сердцу моему принадлежит!
Согретый солнцем и умыт дождями,
Над Лаврой тонким месяцем звенит.

А по Днепру плывут кораблики
Там веселится праздный мой народ!
Так важно проплывают парусники,
Волна за ними яркой радугой цветёт.

И проезжая по мосту Патона,
Я поражаюсь дивной красотой,
Соединяют берега хрустальным звоном
Мосты — весь левый и весь правый Киев мой!

Владимир князь крестом оберегает!
Крещатик — тоже от креста…
Всех парижан он удивляет: «О!-ля-ля!
Крещатик, словно Елисеевские поля!»

У Золотых ворот назначим встречу,
Фонтаны освежат наш разговор…
И всех проблем за день я не замечу,
Затмит их золотом Михайловский собор.

Мы тёплый вечер проведём с друзьями,
Вкушая аромат ночных кафешек.
«Вечерний Киев» съем… я знаю
Ты шоколадный и внутри орешек!

Аурика Дзигора

*****

А в Киеве дождь и довольно уныло.
Проспект цвета хаки, да с серым немного…
И небо от жаркого солнца остыло,
И вьется усталая в кляксах дорога…

Промокли трамваи… Зонты правят балом…
Листва не шуршит — прилипает к ботинкам.
Повсюду тоска и минора навалом —
Да, в Киеве дождь и печальна картинка…

Примерили улицы серые платья,
Бульвар, раскисая, наряжен весь в лужи…
Включить бы на «ясно» и знаете, кстати,
Мой вечер от сырости тоже простужен…

А в Киеве дождь и, наверно, надолго…
Быть может задержится… Кто его знает?
Он падает с неба небрежно, без толку,
А осень тихонечко год покидает…

Ковальчук Юлия

*****

Четыре дня мы шли опустошённой степью.
И вот открылось нам раздолие Днепра,
Где с ним сливается Десна, его сестра…
Кто не дивится там его великолепью!

Но было нам в тот день не до земных красот!
Спешили в Киев мы — разграбленный, пустынный,
Чтоб лобызать хоть прах от церкви Десятинной,
Чтоб плакать на камнях от Золотых ворот!

Всю ночь бродили мы, отчаяньем объяты,
Среди развалин тех, рыдая о былом;
Мы утром все в слезах пошли своим путём…
Ещё спустя три дня открылись нам Карпаты.

Валерий Брюсов

*****

Мне кажется я серьезно влюбился,
Не в глаза и улыбку одной.
Да и сон ни о ком мне не снился,
Я в свой город влюбился родной!

Вот проходишь бывает под вечер,
По излюбленным сердцу местам.
А на улице дождь, словно свечи,
Желтых капель в фонарь-барабан.

Я иду своих чувств не стесняясь,
Никогда не смогу я забыть,
Юность глаз в небесах отражая,
Как хотел всем улыбку дарить.

Я по киевским улицам милым,
Разбросал стук шагов как и ты,
Наслаждался закатом я винным,
Как глотками вдыхая цветы.

Я растрепывал листья руками,
Отраженьем любуясь в Днепре.
И родными укрыт небесами,
Я валялся на мятой траве.

А бывает, ходил я печальным,
По старинным и тихим местам.
Раскрывая все Киеву тайны,
Как любил, и о чем я мечтал.

*****

О Киев-град, где с верою святою
Зажглася жизнь в краю у нас родном,
Где светлый крест с Печерскою главою
Горит звездой на небе голубом,
Где стелются зеленой пеленою
Поля твои в раздольи золотом,
И Днепр-река, под древними стенами,
Кипит, шумит пенистыми волнами!

Как часто я душой к тебе летаю,
О светлый град, по сердцу мне родной!
Как часто я в мечтах мой взор пленяю
Священною твоею красотой!
У Лаврских стен земное забываю,
И над Днепром брожу во тьме ночной:
В очах моих все русское прямое —
Прекрасное, великое, святое.

Уж месяц встал; Печерская сияет;
Главы ее в волнах реки горят;
Она душе века напоминает;
Небесные там в подземелье спят;
Над нею тень Владимира летает;
Зубцы ее о славе говорят.
Смотрю ли вдаль — везде мечта со мною,
И милою всё дышит стариною.

Там витязи сражались удалые,
Могучие, за родину в полях;
Красою здесь цвели княжны младые,
Стыдливые, в высоких теремах,
И пел Баян им битвы роковые,
И тайный жар таился в их сердцах.
Но полночь бьет, звук меди умирает;
К минувшим дням еще день улетает.

Где ж смелые, которые сражались,
Чей острый меч, как молния, сверкал?
Где та краса, которой все пленялись,
Чей милый взгляд свободу отнимал?
Где тот певец, чьим пеньем восхищались,
Ах, вещий бой на всё мне отвечал!
И ты один под башнями святыми
Шумишь, о Днепр, волнами вековыми!

Козлов Иван

*****

Светлый, радостный, чистый, святой!
Побывав здесь хотя бы раз,
не забудешь его уже никогда!
Закрывая глаза, будешь представлять его!
Город с большой буквы…
Символ Святой Руси!
Днепр седой — в водах которого
крестилась Русь.
Вечная Лавра — прославленная
Святыми подвижниками.
Место, где даже дышится легче!
Как будто находишься ближе к небу…

*****

По Крещатику, по лужам,
Дождь ступает, льётся с крыш.
Этот день опять простужен,
И заплакан, как малыш.

Хоть одета я по моде,
Но промокла вся до слёз.
И в подземном переходе
Капает вода с волос.

Я вдохну осенний воздух,
Ароматный, как сирень.
Побреду куда-то. Поздно.
Завтра будет новый день.

Терентьева Марина

*****

Ежедневно, я с зарёй, незримо
устремляюсь в свой любимый град,
Киев, — ты стоишь неколебимо
у моих сердечных врат…

Я иду по улице Михайловской,
поднимаюсь выше, выше,
справа — окна, дворики кабацкие,
слева — крыши, крыши…

Вот фонтан, каштаны чуть колышаться,
прохожу аллеями сквозь скверы
и Богдана речь ещё мне слышыться:
«Гей, сыны не покладитэ веры!»

Впереди — соборы златоглавые
мне кивают маковкой, как раньше
и дворы, дворы, как дети малые…
я иду всё дальше, дальше.

Вот Врата Златые, любо дорого,
высят купола, а там за стенкой —
открывает вход в театр оперы
и балета им. Шевченко.

прохожу незримо мимо площади,
устремляю ход по парапету:
слева — дом-музей, а справа — лошади,
прямо — здание Университета.

Прохожу сквозь сквер шевченковский,
где музеев бродит череда,
сквозь дворы до улицы армейской —
вот и оперетта тут видна.

Милый град, могу часами
по твоим я улицам бродить,
церкви, тут поют колоколами,
чтобы помнить, чтобы не забыть!

Ежедневно, я с зарёй, незримо
устремляюсь в свой любимый град…
Киев, — ты стоишь неколебимо
у моих сердечных врат!

*****

В ризе святости и славы,
Опоясан стариной,
Старец — Киев предо мной
Возблистал золотоглавый.
Здравствуй, старец величавый!
Здравствуй, труженик святой!
Здравствуй, Днепр — поитель дивной
Незабвенной старины!
Чу! На звон твоей струны
Сердце слышит плеск отзывной,
Удалой, многоразливной
Святославоской волны.

Здесь Владимир кругом тесным
Сыновей своих сомкнул
И хоругви развернул,
И наитьем полн небесным,
Здесь, под знамением крестным,
В Днепр народ свой окунул.

Днепр — Перуна гроб кровавый,
Путь наш к грекам! Не в тебе ль
Русской славы колыбель?
Семя царственной державы,
Пелена народной славы,
Наша крёстная купель?

Ты спешишь в порыве смелом
Краю северному в честь,
О делах его дать весть
Полдня сладостным пределам,
И молву о царстве белом
К морю чёрному принесть.

И красуясь шириною
Ладии носящих вод,
Ты свершаешь влажный ход
Говорливою волною,
Под стремглавной крутизною
Гордых киевских высот.

Цвесть, холмы счастливые, небо вам дозволило,
Славу вам навеяло;
Добрая природа вас возвела и всходила,
Взнежила, взлелеяла;
Насадила тополи, дышит милой негою,
Шепчет сладкой тайною,
Веет ароматами над златобрегою
Светлою Украиною.
Брег заветный! Взыскан ты милостью небесною,
Дланию всесильною:
Каждый шаг означен здесь силою чудесною,
Жизнью безмогильною.
Руси дети мощные! Ополчимся ж, верные,
На соблазны битвою
И сойдём в безмолвии в глубины пещерные
С тёплою молитвою!

Бенедиктов Владимир

*****

Как обычно в мае,
не нарушив планы,
Киев расцветает,
расцвели каштаны.

Пестрые тюльпаны,
украшают вид,
воздух Киевлянам,
разум теребит.

Киев мой прекрасный,
расцветет весной,
город мой любимый,
я горжусь тобой!

Птицы, трели в парке,
соловьиный свист,
КИЕВ держит марку,
и танцует ТВИСТ.

Днепр разливаясь,
влечет к себе друзей,
для гостей стараясь,
быть другом поскорей.

Как обычно в мае,
Мой КИЕВ расцветет,
тут жизнь благоухает,
и туристов ждет!

Котоманов Александр

*****

Я Киевлянин кореной,
Киев город мой родной,
Но как его мне не любить,
Его нельзя, нельзя забыть.

Мой город Киев, моя столица,
Зачем мне Каны, зачем мне Ница,
Мой город Киев, найкраще мисто,
Зачем мне Лондон и Сан-Франциско.

Лучше нет на земле столицы,
В Киев мой нельзя не влюбиться,
Днепр гордых кральев взмах,
Киев сад славен в веках.

Город Лыбиди, Щека, Хория, Кия,
И в небо смотрит святая София,
Крещатик, Лавра и Майдан,
И парк где вечно цветет каштан.

Лирцман Ирина

*****

Я иду по родному городу,
Восхищаясь его красотой.
Все мне мило в нем, все мне дорого —
И особенно этой весной.

Да, весна эта необычная,
Потому что вот этой порой
Я прощаюсь с жизнью привычною,
Я прощаюсь со школьной скамьей.

Может быть, мне придется расстаться
И с тобою, мой Киев родной,
Но с тобой я не буду прощаться,
Я вернусь к тебе, Киев мой.

Не забуду тебя, Крещатик,
И каштанов твой праздничный строй.
Не сказал бы, что я фанатик,
Но… люблю тебя, Киев мой!

Ничего не могу я поделать
Со своею поющей душой,
Вместе с нею поет мое тело:
«Я люблю тебя, город родной».

За пятнадцать своих столетий
Ты не раз был разрушен войной,
Но запомнишься мне ты навеки
Весь цветущий и молодой.

Я люблю тебя, Киев, смолоду,
И поэтому каждой весной
Я иду по родному городу,
Восхищаясь его красотой.

Шлимак Олег

*****

Киев, улица и сквер посередине,
И газон зелёный, и полив.
Дождик небольшой, как шар единый,
Мелкий, шаловливый и игрив.

Ехали мы на машине рядом,
Радуга сопровождала нас,
Пробегала вдоль дороги садом,
Красовалась в профиль и в анфас.

Небольшой бордюр, шальной, прозрачный,
Семицветный и такой простой,
Над травой зелёной ненапрасный,
Всехний, солнечный, и, безусловно, мой.

*****

Киев, ты весь – поцелуй на морозе взасос.
Эти стигматы любовников, этот февраль-альбинос
Можно увидеть и в лупу, и через бинокль,
Чтобы издать, наконец, торжествующий вопль –
Вопль неприличный, насколько хватает нутра:
Вся эта оптика пройдена нами, ура!
Розовым глазкам и беленькой шёрстке зимы
Пусть присягают другие, но только не мы.
Кавель, где брат твой сиамский, чью жертву охотно берут?
Агасферический опыт ртутно катается тут.
Город мне был, а не голос, и тот изнутри головы
Белой Медузы. Смотрите скорее, волхвы.
Калейдо-, микро- и телескопическим вдрызг
Был мне и тем остается. Скорей отделись
От искажающей линзы. Твой спутник дорос
До поцелуя на крепком морозе взасос.

Хлебников Велимир

*****

Мой поезд едет ко мне домой
Я не был там как будто сто лет
Здесь каждый угол такой родной
Любимый, нежный и дорогой.

Ну, здравствуй Киев мой родной
Здравствуй и ты мой район.
Старый клен под моим окном
Здравствуй город мы опять вдвоем.

И церковь старая на склоне
Друзья опять на телефоне.
Крещатик, помню и о тебе
Днепр течет на моей земле.

Я спущусь на Подол
По Андреевскому спуску
Я столь время здесь провел
Здравствуй родной мы опять вдвоем.

Под каштаном после дождя
Всю промокшую встречу тебя.
Ведь все мы знаем, что у нас в стране
Есть такие девушки, которых нет нигде!

Данн Дмитрий

*****

Брест-Литовский проспект — самый центр рабочий,
Институты и парки… Громыхает трамвай.
Сколько зим, сколько лет и дома — на обочинах,
Киевляне взапарке и завод выбирай.

Далеко, далеко через Киев тянется,
Я сажусь на пятый трамвай…
В мыслях Пуща-водица манится,
Где настоящий рай!

Боже, как всё знакомо и мило,
В КПИ я учил истмат…
И в зоопарк приходил счастливый,
Как я тогда был рад!

Я был рад, что земля не опасна,
Был тогда и счастлив, и горд,
Что в белокаменном и златоглавом
Жил свободный народ!

Я проходил корпуса киностудии,
Плавал и поле полол…
Танки теперь стоят и орудия —
Там, где богульник цвёл.

Как же проспект этот памятен, памятен…
Вот и Шулявки дрозды…
Дальше — поля, лес с осеннею заметью,
Был с ними когда-то на — «Ты!»

Всё как сейчас: слово за слово…
В памяти строится ряд…
Может напрасно уехал я намертво?
Может там ждут и манят…

Манит детство моё босоногое,
Где впервые отбился от орд!
Манит меня мой утёс, моя родина,
Где был я счастлив и горд!

Гольдманн Леон

*****

Ежится Киев, коростою выбелен
Параболических блюдец-антенн.
Окна биг-бордов лупатыми глыбами
Пялятся с нагло захваченных стен.

В архитектурный ансамбль порталов
Влез, ни на что не смотря, логотип.
Дозу бетона, стекла и металла
В вены проспектов дизайнер вгатил.

Так что привычными стилями стали
Необарокко троещинских «хат»,
Готика теплоэлектроцентралей
И извращенный модерн автострад.

Словно стыдливо упрятал морщины
Киев под пластырь шикарных витрин.
Словно миллениум твой с половиной
Стерла эклектика XXI.

Доценко Виталий

*****

Лапы елок,
лапки,
лапушки…
Все в снегу,
а теплые какие!
Будто в гости
к старой,
старой бабушке
я
вчера
приехал в Киев.
Вот стою
на горке
на Владимирской.
Ширь во-всю —
не вымчать и перу!
Так
когда-то,
рассиявшись в выморозки,
Киевскую
Русь
оглядывал Перун.
А потом —
когда
и кто,
не помню толком,
только знаю,
что сюда вот
по́ льду,
да и по воде,
в порогах,
волоком —
шли
с дарами
к Диру и Аскольду.
Дальше
било солнце
куполам в литавры.
— На колени, Русь!
Согнись и стой. —
До сегодня
нас
Владимир гонит в лавры.
Плеть креста
сжимает
каменный святой.
Шли
из мест
таких,
которых нету глуше, —
прадеды,
прапрадеды
и пра пра пра!..
Много
всяческих
кровавых безделушек
здесь у бабушки
моей
по берегам Днепра.
Был убит
и снова встал Столыпин,
памятником встал,
вложивши пальцы в китель.
Снова был убит,
и вновь
дрожали липы
от пальбы
двенадцати правительств.
А теперь
встают
с Подола
дымы,
киевская грудь
гудит,
котлами грета.
Не святой уже —
другой,
земной Владимир
крестит нас
железом и огнем декретов.
Даже чуть
зарусофильствовал
от этой шири!
Русофильство,
да другого сорта.
Вот
моя
рабочая страна,
одна
в огромном мире.
— Эй!
Пуанкаре!
возьми нас?..
Черта!
Пусть еще
последний,
старый батька
содрогает
плачем
лавры звонницы.
Пусть
еще
врезается с Крещатика
волчий вой:
«Даю-беру червонцы!»
Наша сила —
правда,
ваша —
лаврьи звоны.
Ваша —
дым кадильный,
наша —
фабрик дым.
Ваша мощь —
червонец,
наша —
стяг червонный.
— Мы возьмем,
займем
и победим.
Здравствуй
и прощай, седая бабушка!
Уходи с пути!
скорее!
ну-ка!
Умирай, старуха,
спекулянтка,
на́божка.
Мы идем —
ватага юных внуков!

Владимир Маяковский

*****

Стоит недвижимо на брегах Днепра
Мой город любимый, подвержен ветрам.
На Киев они дуют с разных сторон,
Разносят округой церквей перезвон.
Соборы и церкви стоят на холмах,
И золото блещет на их куполах.
Печерская Лавра видна сдалека,
И крест над Софией парит в облака.
Высоко на круче Владимир с крестом.
Он сам киевлян крестил княжьим перстом.
Отсюда, из Киева Русь зарождалась
И Киевской Русью тогда называлась.
Прославилась Русь та не только мечами:
Богатством, культурой своей, мудрецами.
Сильна была Русь и Европе известна,
Соседним народам была интересна.
По-разному свой интерес проявляла:
С одними дружила, других воевала.
Границы Руси печенеги терзали,
Князья изнутри её мощь подрывали.
Огнём и мечом пронеслася Орда,
И не возродилася Русь никогда.
На долгие годы была Русь забыта
И стала лишь частью Жечи Посполитой
С столицей известной Европе Варшавой,
А Киев стал тенью своей былой славы.
Столетия шли и на пепле, руинах
Возникла родная моя Украина.
Крестьянские виллы, казацкие сабли,..
Но вновь под тобою коварные грабли:
Богдан Украину от шляхты избавил,
С народом своим он немного слукавил,
Когда обещал Украине свободы,
Но вместо свободы оставил клейноды.
Российских царей указы терзали.
Тебя Малороссией в них называли.
Исчезли согласно Указам Петра
Казацкие сотни с Десны и Днепра,
И строили Питер заморские гости,
Болота ж покрыли казацкие кости.
Прошли сотни лет царям подчиненья,
Но дух не угас твой чрез годы смиренья.
Народ не согнули ни голодом мор,
Ни красных годов тех кровавых террор.
Народ не забыл Быковню, Бабий Яр.
Не принял свободу он как Божий дар.
Не только винтовкой, сражался пером,
И солнце свободы взошло над Днепром.
Над Киевом реет двухцветное Знамя.
В груди разгорается радости пламя.
Мой Киев родной! Со времён Кия, Дира
Был центром и будешь славянского мира.

*****

Высоко передо мною
Старый Киев над Днепром,
Днепр сверкает под горою
Переливным серебром.

Слава, Киев многовечный,
Русской славы колыбель!
Слава, Днепр наш быстротечный,
Руси чистая купель!

Сладко песни раздалися,
В небе тих вечерний звон:
«Вы откуда собралися,
Богомольцы, на поклон?»

— «Я оттуда, где струится
Тихий Дон — краса степей».
— «Я оттуда, где клубится
Беспредельный Енисей!»

— «Край мой — теплый брег Евксина!»
— «Край мой — брег тех дальних стран,
Где одна сплошная льдина
Оковала океан».

— «Дик и страшен верх Алтая,
Вечен блеск его снегов,
Там страна моя родная!»
— «Мне отчизна — старый Псков».

— «Я от Ладоги холодной».
— «Я синих волн Невы».
— «Я от Камы многоводной».
— «Я от матушки Москвы».

Слава, Днепр, седые волны!
Слава, Киев, чудный град!
Мрак пещер твоих безмолвный
Краше царственных палат.

Знаем мы, в века былые,
В древню ночь и мрак глубок,
Над тобой блеснул России
Солнце вечного восток.

И теперь из стран далеких,
Из неведомых степей,
От полночных рек глубоких —
Полк молящихся детей —

Мы вокруг своей святыни
Все с любовью собраны…
Братцы, где ж сыны Волыни?
Галич, где твои сыны?

Горе, горе! их спалили
Польши дикие костры;
Их сманили, их пленили
Польши шумные пиры.

Меч и лесть, обман и пламя
Их похитили у нас;
Их ведет чужое знамя,
Ими правит чуждый глас.

Пробудися, Киев, снова!
Падших чад своих зови!
Сладок глас отца родного,
Зов моленья и любви.

И отторженные дети,
Лишь услышат твой призыв,
Разорвав коварства сети,
Знамя чуждое забыв,

Снова, как во время оно,
Успокоиться придут
На твое святое лоно,
В твой родительский приют.

И вокруг знамен отчизны
Потекут они толпой,
К жизни духа, к духу жизни,
Возрожденные тобой!

Хомяков Алексей

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *