Стихи о Кипренском Оресте Адамовиче

Стихи о Кипренском Оресте АдамовичеТалантливый художник, пылкий, озарённый,
Кипренский славу и признание снискал,
И смело, и легко, порывистым движеньем
Чудесной кистью он портреты рисовал.

Весь мир души у человека знал прекрасно,
Творил, любил самозабвенно и мечтал,
В глазах задумчивость, как тень могучей страсти,
Искусству своему все чувства отдавал.

Среди портретов девятнадцатого века
Друзья, герои-победители войны,
Он в живописи был психологом, поэтом,
В ней утверждал идеи новые, мечты.

С ранимым сердцем, обаятельный и гордый,
В нём постоянно дух романтики витал,
Он первый вынес имя русское в Европу,
И душу женскую отлично понимал.

Портретом Пушкина известен всей России,
Подарок сделал славный ей на все века,
«Ты вновь создал меня, Орест, волшебник милый,
Обрёл бессмертье я…» писал поэт тогда.

В момент душевных, самых лучших чувств, волнений,
Изобразил Кипренский Пушкина в тот раз,
Поэт задумчив… Тайно пламя вдохновенья,
Свет на лице его, движенье быстро глаз.

Прообраз памятника на площади в Москве…
В большую думу погружена душа поэта,
Кипренский! Пушкин! Не будет равных вам нигде!
Вы оба обрели и славу, и бессмертье!

Кринев Алексей

*****

Любимец моды легкокрылой,
Хоть не британец, не француз,
Ты вновь создал, волшебник милый,
Меня, питомца чистых муз, —
И я смеюся над могилой,
Ушед навек от смертных уз.

Себя как в зеркале я вижу,
Но это зеркало мне льстит.
Оно гласит, что не унижу
Пристрастья важных аонид.
Так Риму, Дрездену, Парижу
Известен впредь мой будет вид.

Александр Пушкин

 

*****

«Портрет А. С. Пушкина» Ореста Кипренского

На светлом, чуть зелено-желтом фоне
Рисуется изображение поэта.
Оно преподано нам в строгом тоне.
Поэт представлен так: в сюртук одетый,

Через плечо с зелено-красным пледом.
В анфас глядится его стройная фигура.
Лицо обращено слегка налево,
Где бронзовая Гения стоит скульптура.

Черты — арапа в нём напоминают,
И волосы его каштановые вьются,
А пряди темные на лоб спадают,
Пытаясь «светлого» чела его коснуться.

Суровым кажется лицо поэта.
Глаза его большие широко раскрыты.
Он беспокойно смотрит вдаль при этом
На недругов, за рамками холста сокрытых.

Со скрЕщенными на груди руками,
Поэт глядит на люд дворцовый и Дантеса —
«Чернь светскую», пригретую царями.
С большим в его лице презреньем и протестом.

Портретом этим Пушкин потрясенный,
Вручил Кипренскому записку со стихами.
Себя узрел в портрете вновь рождённым
И свои чувства ярко выразил словами:

«Любимец моды легкокрылой,
Хоть не британец, не француз,
Ты вновь создал, волшебник милый,
Меня, питомца чистых муз, —
И я смеюся над могилой,
Ушед навек от смертных уз.

Себя как в зеркале я вижу,
Но это зеркало мне льстит.
Оно гласит, что не унижу
Пристрастья важных аонид.
Так Риму, Дрездену, Парижу
Известен впредь мой будет вид.»

Ханин Борис

*****

«Бедная Лиза» Ореста Кипренского

Какое воплощенье чистоты,
Наивности. Небесное созданье.
Какие нежные лица черты
И вся она — одно очарованье.

Одежды розовый и белый цвет,
Как свежесть юности ее прекрасной.
Гвоздика красная в ее руке —
Любви, пришедшей в сердце, признак ясный.

Любовь крестьянки к дворянину. Вот
Такой она еще порой бывала.
Приходит сложный в жизни поворот
И той большой любви совсем не стало.

Хотя на вид еще совсем юна,
Но много очень горести во взгляде.
Что молода — в том не ее вина.
Не повезло ей в жизненном раскладе.

Любовь оставила печаль в глазах.
Лихое испытание для сердца.
Не утопить ее любовь в слезах.
В ней верность чувству воспитали с детства.

Ах, «Лиза бедная» Карамзина,
Когда б увидела себя в картине
Кипренского, то сразу б поняла:
Нельзя топиться в водяной пучине.

Ханин Борис

*****

«Портрет Дениса Давыдова» Ореста Кипренского

Пред Вами не Денис Давыдов,
Как партизан войны с Наполеоном, —
Его кузен — Евграф, по виду
С чертами характерными для клона.

Полковник, с согнутой коленкой,
Во весь свой полный рост сейчас представлен.
Рукою опершись на стенку,
Кисть опустил на рукоятку сабли.

Другую — опустил на пояс.
А облачен полковник в красный ментик
(За бравый вид не беспокоясь),
Что черными бантами, кто заметит,

Украшен вместе с позолотой.
Грудь перевязана широкой лентой.
И галстук шелковый с заботой
На шею был ему повязан светлый.

А брюки белые — чакчиры
С ботфортами находятся в контрасте
По цвету, с лака переливом.
Изобразил в своей картине мастер

Не только бравого вояку,
Но и романтика весьма большого,
Водившего людей в атаку,
Кто ценит жизнь и данное им слово.

Раскован он, непринужденно
Он чувствует себя.И это видно.
Отважен, смел, определённо,
И благороден — тоже очевидно.

Кудрявый волос всё ж растрёпан,
А вот усы приведены в порядок.
Во взгляде видно филантропа.
Он пухл губами, а лицом же гладок.

И понимаешь: храбрый воин
Перед нами и человек он умный,
Кто уважения достоин
В период для России очень трудный.

Ханин Борис

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *