Стихи о критиках, критике

Стихи о критиках, критикеO, критик мой, из принципа жестокий,
Брезглив ты слишком, справедливым быть…
Чернильной кляксой мог бы ты залить
И отравить Поэзии истоки!

Тебе – что капля крови, что потоки,
Равно противны, как и боль в душе…
И заготовлено тобой уже
Клише, чтоб ловко втиснуть эти строки.

Ну что же, вивисектор мой, дерзай!
Надень перчатки, режь и отсекай,
Прокруст тебе не ровня, ни Далила!

И как ты ни хорош и ни умён,
Не знать тебе, что значит быть влюблён…
Должно быть, в жилах у тебя — чернила!

Василой Адела

*****

Два рода критиков есть: первый всех ругает
И каждой букве объявляет бой;
Второй же, текст на части разлагая,
Безмерно упивается собой.

Шедевр им дай, порвут на промокашки,
Хоть искры нет — ни в том, и ни в другом.
Но кляп и специальные рубашки
Нужны, коль сочеталися в одном.

Иванова Василиса

*****

Ас, дегустатор, аналитик
И, как итог всего, судья.
Не так легка, Товарищ КРИТИК,
Как мнится, долюшка твоя.

В литературном урожае,
Давясь невызревшим гнильем,
Не всякий труд ты уважаешь,
Не всякий стих сочтешь ПЛОДОМ.

Тебе грозят кровопролитьем,
Пеняют: «Сам ТАК напиши!»,
Ругают штампом «злобный критик»,
«В Раю подобных — ни души».

Но графоману аксиому
Скормив, ты пищу дал уму.
И вновь ты режешь по живому!
Прям по ТАЛАНТУ моему!

Мой стих как кровь из раны вытек,
Но бег пера неудержим.
Шепчу тебе любовно: «Критик,
Приди ко мне и будь МОИМ!»

Братислава

*****

Кто критикует без любви,
Тот без пяти минут убийца.
Я не ошибся – да, убийца!
Как ты его ни назови –

Того, кто душу словом высек,
Кто душеньку словцом вспорол,
В угоду изощрённым мыслям
С ногами влез на чей-то стол.

Как часто в замечаньях строгих,
Произнесённых без любви,
Разбойником с большой дороги
Желание помочь сидит.

Терентiй Травнiкъ

*****

Увидев критика в экстазе
Поэт затеял жаркий спор —
Он приписал его к заразе
И вынес смертный приговор.
В долгу же критик не остался
И вылил весь свой жгучий яд.
Он над поэтом издевался,
Давил его как виноград…
А тот, весь соком истекая
Экспромты злобные писал
И эпиграммы посвящая,
Он критика уничтожал!
Но косточками у поэта
Решил заняться буквоед,
Он перемыл и ту и эту,
Систему выставил на свет…
Теперь мы знаем, что хореем
Поэт экспромты написал
И ямбом спор он свой затеял,
Когда на критика напал…
Поверьте — вы нужны друг другу —
Мораль сей басни такова…
Поэту критика — услуга,
Стихи для каждого — судьба!

Чёрный Леопард

*****

Гимн критику

От страсти извозчика и разговорчивой прачки
невзрачный детёныш в результате вытек.
Мальчик — не мусор, не вывезешь на тачке.
Мать поплакала и назвала его: критик.

Отец, в разговорах вспоминая родословные,
любил поспорить о правах материнства.
Такое воспитание, светское и салонное,
оберегало мальчика от уклона в свинство.

Как роется дворником к кухарке сапа,
щебетала мамаша и кальсоны мыла;
от мамаши мальчик унаследовал запах
и способность вникать легко и без мыла.

Когда он вырос приблизительно с полено
и веснушки рассыпались, как рыжики на блюде,
его изящным ударом колена
провели на улицу, чтобы вышел в люди.

Много ль человеку нужно? — Клочок —
небольшие штаны и что-нибудь из хлеба.
Он носом, хорошеньким, как построчный пятачок,
обнюхал приятное газетное небо.

И какой-то обладатель какого-то имени
нежнейший в двери услыхал стук.
И скоро критик из и́мениного вымени
выдоил и брюки, и булку, и галстук.

Легко смотреть ему, обутому и одетому,
молодых искателей изысканные игры
и думать: хорошо — ну, хотя бы этому
потрогать зубёнками шальные икры.

Но если просочится в газетной сети
о том, как велик был Пушкин или Дант,
кажется, будто разлагается в газете
громадный и жирный официант.

И когда вы, наконец, в столетний юбилей
продерёте глазки в кадильной гари,
имя его первое, голубицы белей,
чисто засияет на поднесённом портсигаре.

Писатели, нас много. Собирайте миллион.
И богадельню критикам построим в Ницце.
Вы думаете — легко им наше бельё
ежедневно прополаскивать в газетной странице!

Владимир Маяковский

*****

Я знаю, этот день настанет,
Глагольных рифм возникнет боль,
Мне критик слово переставит,
Диез заменит на бемоль,

Клеймо впечатает: «Без смысла!»,
Над «дебаркадером» глумясь.
Я над ответом буду виснуть
И выдувать чужую грязь.

Иные посчитают слоги,
Все окончания: «мэ» — «жэ»,
Я знаю, это полубоги
Ко мне приходят в парандже.

Товарищи, я в панталонах
Со свечкой, в кедах. Говорят,
Потише можно на пол тона.
Звучит валторны звукоряд…

Я знаю, этот день настанет,
Бекар отменит фальш-бемоль,
Жестокий критик перестанет
Давить оралом на мозоль!

Летящая Над Дебаркадером

*****

Пожалуй, я склоняюсь к утвержденью,
Что критики родятся из писак…
Им всё в стихах не то, не там, не так…
Хоть покусаться, раз не вышел гений.
Не пишется?? Ну дай другому в нос,
Чтоб неповадно выражаться было,
Скажи «Отстой!» с улыбкой крокодила,
Устрой стишку безжалостный разнос,
А заодно по автору пройтись бы
Не помешало — лучше с матерком
(подход не новый, каждому знаком,
Но как эффектны вот такие клизьмы!)

Короче, критиканство — это кредо.
Призвание. Диагноз. Способ жить.
Засесть в инете плотно и конкретно,
И лить, и лить, и лить, и лить, и лить…
Их идеал — отплющить всех и сразу,
Их смысл жизни — в пламенной борьбе!
Откуда инфа? Получите язву:
А я всё это знаю по себе!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *