Стихи о Кунсткамере

Стихи о Кунсткамере«Приятель дорогой, здорово! Где ты был?» —
«В Кунсткамере, мой друг! Часа там три ходил;
Всё видел, высмотрел; от удивленья,
Поверишь ли, не станет ни уменья
Пересказать тебе, ни сил.
Уж подлинно, что там чудес палата!
Куда на выдумки природа даровата!
Каких зверей, каких там птиц я не видал!
Какие бабочки, букашки,
Козявки, мушки, таракашки!
Одни, как изумруд, другие, как коралл!
Какие крохотны коровки!
Есть, право, менее булавочной головки!»
«А видел ли слона? Каков собой на взгляд!
Я чай, подумал ты, что гору встретил?» —
«Да разве там он?» — «Там». — «Ну, братец, виноват:
Слона-то я и не приметил».

Иван Крылов

*****

Царь диковинки любил,
Собирал их и копил.
Из причуды царской сей
Первый создан был музей.

Юдин Юрий

*****

В музейных залах тихо и пустынно.
Из окон проливаясь, тусклый свет
Ложится на ряды шкафов старинных,
Который раз за двести с лишним лет.

На полках изобилие диковин,
Чудных скелетов, раковин, жуков,
Здесь целый мир засушен и засолен
Стараниями разных чудаков.

Отдельно собрана коллекция уродов.
В стеклянных банках, словно сотни будд,
Ошибки и нелепицы природы
Застыв в спирту, безмолвие блюдут.

Прикрыты веки, вывернуты губы,
В рельефе изувеченных глазниц
Не разглядеть ни боли, ни испуга,
Давно все стерлось с этих бледных лиц.

Но белыми ночами все иначе,
Порою смех бродящих вдоль реки
Сюда влетит, и спящий в банке мальчик
Вдруг сморщится, сжимая кулаки.

И по лицу невиданная горечь
Промчится, промелькнет на краткий миг,
Как будто искалеченное горло
Вот-вот издаст истошный детский крик.

Но смолкнут где-то шумные гуляки,
Глухая тишина вернется в зал,
И, тотчас прекратив беззвучно плакать,
Уснет уродец, вновь сомкнет глаза.

Глубоководный Удильщик

*****

Когда потушен в залах свет,
И огоньки сигнализации
Зажгли тревожные глаза,
В обнимку с ночью входит бред:
Из формалиновой прострации
Наружу рвутся чудеса,
Ступая влажно на паркет.

Бельмасты, каждый бледен, гол,
Двух-, трёх- и четырёхголовые,
В ряды становятся, дрожа,
Пищат: «Петра-царя – на кол!
Он города спроворил новые,
А нам землицы горсть зажал
И не в могилу – в колбу свёл.

Увы, увы ему, царю…»
Взгляд любопытный липнет тиною
На мёртвых, сморщенных телах.
Не жалость к гадам и зверью –
Как в зоопарке; за витриною
В стеклянных банках – ужас, страх
Брезгливость вызовет твою.

Чета сиамских близнецов,
Как осьминог, на суше корчится.
Циклоп с чудовищным горбом
Вдоль стенки катится яйцом,
И, трепыхаясь в одиночестве,
Русалка, встав на хвост с трудом,
К стеклу приплюснула лицо.

Когда зажжётся в залах свет,
И огоньки сигнализации
Мигнут прощально чудесам,
В обнимку с ночью сгинет бред.
Страж волдырей цивилизации
Ворвётся – выпучит глаза
На подсыхающий паркет…

Молчанов Виталий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *