Стихи о Лейбнице Готфриде Вильгельме

Стихи о Лейбнице Готфриде Вильгельме— 1 —

Природа — как привычка Бога.
Характеристика всего
Как сумма сумм, где сухость слога —
Прозрачной мысли торжество.
Монадология толкуют
Суть сущности — сколь велика.
Но сущность общим существует —
Тут океан, а не река.
Разрывы звеньев вероятны,
Цепочки сущностей в одно
Сольются — и придти обратно
Всем — только к Богу — суждено.

— 2 —

Юриспруденция — как гербарий
Засушенные веками красивы слова.
Дипломатии плоды вещественны и ощутимы,
Хотя порою — интрига права.
Сад математики возделывался эпохами,
Тонкие цветы математических рядов
Озаряемы небом с единою глубиною.
И много в запасе поэтических слов.

— 3 —

Сон о сути, сад о сне толкует.
Тишь германской жизни, ритмы дел
К сытости ведут. Но существует
Сытости естественный предел.
Черепица выгорит на солнце.
И случайно встречен русский царь.
Что у метафизики на донце?
Может быть мистический словарь?
Нет, словарь подобный — это корень
Бытия, описанного так,
Что живя вне мысли — каждый вздорен.
…славит сытость кругленький дурак.

— 4 —

Монады сияют светом, который
Глазу физическому неуловим.
Проходящий метафизическим коридором
Философ в жизни не был гоним.

И георгины формул, и розы
Были возделаны им.
Монады не знают, что значат слёзы
Поражения и отчаянья,
Ибо режим
Существования их — световой.
И космос — единый мир шаровой.

— 5 —

Цифровая сущность дня и ночи,
Циклы сердца и души сложны.
Жизнь — она, увы, стократ короче,
Нежли путь к познанью глубины.
Грандиозные тома трактатов
Образуют сокровенный свод.
И в сиянье жизни каждый атом
Предстаёт.
Сон о будущем. Оно уже реально,
Ибо входит в данность вопреки
Многому, что важно, но банально.
Свет во тьме даруют маяки.

Балтин Александр

*****

К портрету Лейбница

Когда вникаю я, как робкий ученик,
В твои спокойные, обдуманные строки,
Я знаю — ты со мной! Я вижу строгий лик,
Я чутко слушаю великие уроки.

О Лейбниц, о мудрец, создатель вещих книг!
Ты выше мира был, как древние пророки.
Твой век, дивясь тебе, пророчеств не постиг
И с лестью смешивал безумные упреки.

Но ты не проклинал, и тайны от людей
Скрывая в символах, учил их, как детей.
Ты был их детских снов
заботливый хранитель.

И после — буйный век глумился над тобой,
И долго ждал ты час, назначенный судьбой…
И вот теперь встаешь,
как Властный, как Учитель!

Валерий Брюсов

*****

Надпись к портрету Лейбница

Весь мир его узнал по созданным трудам,
Был даже край родной с ним вынужден считаться,
Уроки мудрости давал он мудрецам,
Он был мудрее их: умел он сомневаться.

Вольтер

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *