Стихи о Левитане Исааке Ильиче

Стихи о Левитане Исааке ИльичеНо почему-то, глядя на картину,
Вдруг сердце грустью защемит.
Все скромно: речка, небо
И лес, деревня вдалеке.
Написано умело, смело,
Как будто налегке…
Но за душу берет и душу греет…
А по-другому тот художник
Просто не умеет

Павлова Т.

*****

Всё уже позади, моя радость, иди, не бойся,
Здесь сегодня такое солнце, такая осень,
Исаак Левитан: золотое на бледно-синем —
Без меня, без тебя, без нас — всё, как мы просили.

Птица небо целует в висок и взлетает выше
Просветлённых бульваров, дворов — город легче дышит,
Словно груз непосильный с плеч наконец-то сбросил,
Всё уже позади, моя радость, иди, не бойся!

Птица кружит, соседские дети играют в прятки,
На углу продаются каштаны — и всё в порядке,
Листья падают оземь — торжественно и красиво —
Для тебя, для меня, для всех — золото на синем!

Разлетаются листья стремительно, им не больно,
Всё уже позади, казавшееся любовью,
Их теперь не найти, не спасти, не задать вопросов.
Не грусти, моя радость, иди, это просто осень.

Просто осень, и всё позади — города и дети,
И дворы, и каштаны, и золото в синем цвете,
Только тень от крыла мелькает над самой крышей:
То ли птица в пути, то ли ангел из дома вышел.

Боровкова Марианна

*****

— 1 —

Мы возмужаем и верней оценим
Простые краски, точные слова.
Вот снова светит в золоте осенним
Чуть тронутая солнцем синева.

И если ты художник, если зорок
Твой меткий глаз и обострён твой слух, –
Туманной тропкой выйди на пригорок,
Прислушайся и оглянись вокруг.

Перед тобой, как страницы босые,
Воспоминанья летние тая,
Бредут берёзы в дальние края,
А ветер тени путает косые,
Шумят грачи. Так вот она, Россия,
Твоя любовь, бессонница твоя.

— 2 —

Смерть не страшна. Безделье хуже смерти.
С тоской не разлучается оно.
Раскинуто окно. И на мольберте
Укреплено тугое полотно.

Прозрачен день. Вглядись и кисти вытри.
Ты мастер. Будь расчётлив, строг и прост.
Есть тишина, есть краски на палитре,
Чтоб звон листвы перенести на холст.

Повесить паутинки золотые,
Пустить тропинки по полю витые,
Колючей щёткой выровнять жнивьё
И, оглянув пустынное жильё,
Забыть про всё. Перед тобой, Россия
Твоя любовь, бессмертие твоё.

— 3 —

Где б ни был ты – душа природы русской
Была с тобой. Ты позабыть не мог
Ни пруд забытый с мельницей-раструской,
Ни ветхий дворик, ни туманный стог.

Преодолев житейские тревоги,
Ты видел: сыновья моей земли
По каторжной Владимирской дороге
В распахнутое будущее шли.

Над их судьбой задумавшись впервые,
Ты вспомнил все тропинки полевые
И отсвет зорь на берегу ручья.
Ты понял: сны и чаянья людские
Такой же явью сделает Россия,
Твоя любовь, бессонница твоя.

Рыленков Н.

*****

К портрету Левитана

Как со старинного портрета,
К нам из ван-дейковских времен
В обитель суетного света
Сошел — и неохотно — он.
Как будто сам носил когда-то
Он черный бархатный колет,
Вот так и кажется, что взято
В нем все из тех далеких лет:
И заостренная бородка,
И выраженье темных глаз,
Что так рассеянно и кротко
Глядят, не замечая вас.
Покрыты бронзовым загаром
Его суровые черты.
Но все ж в улыбке есть недаром
Так много детской доброты.
Любовник чистого искусства,
Чуждаясь света и людей,
Другого и земного чувства
Он не таил в душе своей.
Он жить не станет без свободы,
И счастлив он в глуши лесной,
Ему знаком язык природы
И не знаком язык иной.

Куперник Таня

*****

«Над вечным покоем» Исаака Левитана

С зелёного мыса простор необъятный,
Как дверь в мир иной, открывается взору,
И видится путь в этот мир безвозвратным…
И вечность представлена в красках минора…
Притихла над гладью озёрной церквушка,
От времени стены её потемнели.
В унылых кладбищенских ивах кукушка
Тревожно считает часы и недели…
Согнулись кресты на забытых могилах –
В смиренье свой век доживут одинокий…
Вот-вот всё покроется тучным настилом:
И маленький остров, и берег далёкий…
Тяжёлый массив грозового ненастья
В холодной воде не нашёл отраженья…
Как мелочны страхи земные и страсти
В одном, устремившемся в вечность, движенье!
Смещённая ниже черта горизонта
Рождает в душе ощущенье полёта…
Стекает слеза, будто в память о ком-то…
И церковь представилась точкой отсчёта,
К которой ведёт незаметно тропинка,
Зовёт тёплый свет в полусгнившем оконце…
В сравнении с вечностью жизнь – лишь песчинка,
Лишь капля дождя, что на землю прольётся…
Всё прошлое отдано тучам свинцовым,
А будущий день – во владении Бога.
Свет солнца – порыв к начинаниям новым
На грешном кусочке земного чертога.

Маркова Алевтина

*****

«Над вечным покоем» Исаака Левитана

Я у картины Левитана
Лечу души уставшей раны,
По волшебству его руки
Парю над кружевом реки.
Вокруг покой зеркально-вечный,
И звон печальный вдаль плывет.
Как жизнь земная быстротечна,
Внезапно каждый здесь поймет.

С погоста вижу я дорогу
На небеса, все ввысь и ввысь,
Нашли покой там ближе к Богу
Те, что ушли от нас, увы!
Спокойно, ласково и грустно
Из мира мертвых в мир живых
К вам в душу льются мысли-чувства
И тех, кого не знали вы.

Они как будто воскресают
В волнах, листве и облаках,
Они как будто нить бросают
Сквозь дни, года и сквозь века.
Их души, легкие, как птицы,
Летят над гладью нив и рек –
И сердце им во след стремится
К бессмертью, воле и заре.

Хромова В.

*****

«Над вечным покоем» Исаака Левитана

О русская смурь, о российская нежить, —
Печальный кладбищенский звон,
Плывёшь ты над Русью и хмурой, и нежной, —
Предсмертный и жалобный стон.

Над тихим погостом и небо пригнулось
В тяжёлых густых облаках,
И воды реки так взволнованно вздулись,
Что в сердце вонзается страх.

О Русь вековая, ты молча страдаешь,
Но боль свою сносишь, терпя,
Судьбу свою горькую, милая, знаешь
И молишься, мир весь любя.

Последний приют на земле на родимой
Ведь каждый из нас обретёт,
И звук колокольный, что сердцем хранимый,
С собой навсегда унесёт.

Гоник Э.

*****

«Над вечным покоем» Исаака Левитана

Н*еобьятны просторы России.
РА*створился средь них человек.
РоД* свой в жертву земле приносили

В*се,кем здесь отражался набег.
НЕ* затейлив сюжет сей картины,
ПоЧ*ти все здесь доступно уму:
И поН*ыне крестов паутины
К размЫ*шленью о Боге зовут.
ПоразМ*ыслив, церквушку из древа

П*ринимаешь, как символ людей,
БО*жьей правды внедрявших посевы,
ПоК*орявших любовью своей.
ЧелО*век, его роль в этом мире,
НазначЕ*чение, жизнь и смерть
И стреМ*ленье к Божественной силе.
P.S. На холсте Левитана — всё есть.

Ханин Борис

*****

«Вечерний звон» Исаака Левитана

Вечерний звон в монастыре печален, —
Тиха обитель, но монах не спит,
О, сколько красоты в глубокой дали,
О, как прекрасен на закате вид!

И сердцем не объять земли родимой,
Что так покойна в светлой тишине,
Она и в грусти нежна и красива,
Уже готова замереть во сне.

На бледном небе перламутром нежным
Редея, гаснет облаков гряда,
И, растворяясь в дымке белоснежной,
Уходит с неба тихо, без следа.

И вечных белых Храмов отраженье
Плывёт неспешно по реке немой.
Так хочется остановить мгновенье
И пить душою благостный покой…

Гоник Э.

*****

«Вечерний звон» Исаака Левитана

В глаза бревенчатым лачугам
Глядит алеющая мгла.
Над колокольчиковым лугом
Собор звонит в колокола.

Звон заокольный и окольный,
У окон, около колонн,
Я слышу звон и колокольный,
И колокольчиковый звон.

И колокольцем каждым в душу
До новых радостей и сил
Твои луга звонят не глуше
Колоколов твоей Руси…

Николай Рубцов

*****

«Тихая обитель» Исаака Левитана

Т*ихо плещется в речке вода,
ТИ*шины нарушая теченье.
На Х*олсте уже вечер, когда
МонА*стырских макОвок свеченье
Не так Я*рко — ведь солнце зашло,

О*блаков освещая движенье.
ОБ*ветшалым мостком пролегло
ПрИ*глашение в Храм. И ступени,
ПроТ*арЕнная рядом тропа
ПривЕ*дут нас в обитель смирений,
Где поЛ*юбятся Бог и душа.
Это — сутЬ* непростых размышлений.

Ханин Борис

*****

«Дуб» Исаака Левитана

Стоит, молчит засохший дуб.
Он выше всех деревьев в роще.
Его обходит лесоруб –
Так много в нем суровой мощи!

С тех пор, как был он молодым
И до земли порой сгибался,
Столетия прошли над ним,
И он упорно не сдавался.

У вьюг пощады не просил
И не роптал в минуты зноя.
Когда же не хватило сил,
Не дрогнул он и умер стоя!

Товарков В.

*****

«Март» Исаака Левитана

Ещё в полях не тает снег.
Зима не хочет уходить.
Но солнце нежное с небес.
Шепнуло кротко: «Улыбнись»

И засмущался юный март,
Спросонья что-то бормоча
В весенний парк пошел гулять,
Ища художника – грача.

Чтоб кисть волшебную отдать.
Легко скользящего луча…
Чтоб грач мог ей нарисовать
Тропинку первого ручья.

И бязь тончайшую листвы,
Ветви, покрывшую, как шарф.
Оставив от зимы мазки,
Которую немножко жаль.

Мурадова Наталья

*****

«Март» Исаака Левитана

Вдыхаю медленно густой,
Прозрачный воздух – по глоточку,
Как исцеляющий настой
На чуть проклюнувшихся почках.

Струится небо. Облака
Сквозь ветви проплывают мимо –
Течёт небесная река,
Не обмелевшая за зиму.

Течёт на землю благодать
Неубывающим потоком,
И кажется, что счастья ждать
Уже осталось так недолго.

Из-под деревьев, как ручьи,
Пригреты солнышком весенним,
Напористы и горячи,
Бегут сиреневые тени.

Палитра снега всё сложней,
Всё праздничней и многоцветней,
Всё меньше белого на ней –
Зима грунтует холст последний.

Всё в ожидании тепла
И пробуждения: скорее!
(так лошадь у крыльца ждала
хозяина, на солнце греясь.)

Проталин первых аромат,
В крови весенний воздух бродит,
Густой, прозрачный… Солнце. Март.
В заброшенной усадьбе – полдень.

Белохвостова Ю.

*****

«Март» Исаака Левитана

Неба простор — удивительно синий,
Синие тени по снегу бегут,
Март, наконец. И в природе отныне
Все возрожденья весеннего ждут.

Мартовским солнцем деревья согреты,
Звонкая слышна капель на крыльце,
Столько в картине сияния, света,
Словно улыбка на милом лице.

Дом освещается лучиком нежным,
Брёвнышком каждым вбирая тепло,
В воздухе тихом, звенящем и свежем,
Дышится с лёгкостью. Всё ожило.

Рядом хозяина ждёт лошадёнка,
Ну, а дороги окрест — вот беда!
Может, хозяин её — мужичонка
Чай пьёт в тепле, как и было всегда?!

Выбежит Из дому добрый хозяин,
Сядет с проворностью на облучок,
И понесётся средь русских окраин
Песни душевной негромкий звучок.

Гоник Э.

*****

«Березовая роща» Исаака Левитана

Пропитан воздух теплым светом,
Листву не тронет ветерок,
Березки свежестью одеты…
А изумрудный уголок

Томится негой светлоликой
В медово-мягком волшебстве.
И тонут солнечные блики
В шелками вышитой траве…

Носта

*****

«У омута» Исаака Левитана

Мутнее темных вод стоит
В себя ушедший лес.
Как бородач, глухой старик
Под тяжестью небес.

Он отражаться не спешит —
Не покоробит гладь.
В такой убийственной тиши
Лишь горя можно ждать.

Рассвет лизнет картинный мрак:
Чу! Туча расступись!
Зеркалит мягкий свет овраг
Послушно глядя ввысь.

Теснятся бревна у моста,
Как пальцы в кулаке.
Круглы, такие б для креста
Сгодились, может где…

Картины неподъемна грусть
Быстрей стареет холст…
Как неулыбчива ты Русь,
Как неустойчив мост!

Арканина А.

*****

«Владимирка» Исаака Левитана

Вершит всем опьяняющая ширь.
Леса раздвинув, сердце покорила.
А ведь дорога та ведёт в Сибирь.
Давно, но сколько душ она сгубила.
Изысканность рисунка здесь во всем:
Меняют краски горизонт и небо,
И облака тревогу летним днем
Рождают своим темно-серым следом.
Как перст, вдали Храм видится окрест,
А также женщина и скорбный крест.

Ханин Борис

*****

«Папоротники у воды» Исаака Левитана

Осень только взялась за работу,
только вынула кисть и резец,
положила кой-где позолоту,
кое-где уронила багрец,
и замешкалась, будто решая,
приниматься ей этак иль так?
То отчается, краски мешая,
и в смущенье отступит на шаг…
То зайдется от злости и в клочья
все порвет беспощадной рукой…
И внезапно, мучительной ночью,
обретет величавый покой.
И тогда уж, собрав воедино
все усилья, раздумья, пути,
нарисует такую картину,
что не сможем мы глаз отвести.
И притихнем, смущаясь невольно:
что тут сделать и что тут сказать?
…А она все собой недовольна:
мол, не то получилось опять.
И сама уничтожит все это,
ветром сдует, дождями зальет,
чтоб отмаяться зиму и лето
и сначала начать через год.

Алигер Маргарита

*****

«Васильки» Исаака Левитана

Меж колосьев васильки
Вьются словно мотыльки.
Дунет ветер-озорник,
Что бы зрелый колос сник,
Затрепещут васильки,
Как в кострище угольки!
В натюрморте васильки
Очень свежи и легки.
Так похожий меж собой
Этот цветик полевой.
Но у каждого наряд
Привлекает к себе взгляд.
Синий, белый, голубой,
Фиолетовый порой.
У всех разная длина.
Достигают они дна
У глазурного горшка
Высотою в три вершка.
Средь букета васильков
Злаков пара колосков.
Скатертью, что фон белит,
Аккуратно стол накрыт.
А на ней два лепестка,
Что упали из горшка.
Ощущаешь, что букет
Воспарил на много лет.
Время быстро пролетит.
Скоротечен жизни вид.

Ханин Борис

*****

«Портрет девушки — еврейки» Исаака Левитана

Портрет в этничеcком костюме
Обычно как-то скучноват.
Родившись, остается втуне.
Труду — этнограф только рад.
Рисуют в них националов
Естественно, как бодрячков,
Таких средь них весьма немало,

Да для искусства толк каков?
Ее портрет — совсем другое.
В ней Левитан — художник вдруг
Узрел совсем, совсем иное,
Штрихам придав восточный дух.
Какое отношенье к жизни,
И что такое невезёт —

Её портрет рождает мысли.
Во всем хорошего не ждет.
Религией в талип одета.
Ее восточное лицо
«Йога», под лучами света,
Как будто хмурится на всё,
И где-то мыслями летает.
P.S. А вот о чем — никто не знает.

Ханин Борис

*****

«Весна. Большая вода» Исаака Левитана

В*дали на пригорках — дома.
НЕ* всех затопила вода
От С*нега — была ведь зима.
ВесН*а заглянула сюда:
РастА*ял весь мартовский снег.

Б*ерезы без листьев стоят.
ПО*хоже — они всё во сне
ВоЛ*шебные сказки глядят.
ТенЬ*( слева) от этих берез
БольШ*ая — ведь солнце встаёт,
И сновА* отступит мороз.
ЗемлЯ* пробуждения ждёт.

В*от лодка одна на плаву.
ПО*кой её лес бережет.
ГоД*на еще — к ней приплывут
ПокА* вся вода не сойдет.

Ханин Борис

*****

«Вечерние тени» Исаака Левитана

Вечерний лес готовился ко сну
Ещё светило солнце, пели птицы
Часы нам предвещали тишину,
Её спокойствие в лесной темнице.
Росли большие тени от дерев,
Напоминая о заходе солнца.
И там, где тени нет, оцепенев,
Еще цвела земля до горизонта.

Течет в ложбине небольшой ручей,
Едва журчанья издавая звуки
На небе облака все розовей,
Игрою цвет свой, превращая в трюки.

Ханин Борис

*****

«Вечерние тени» Исаака Левитана

В*ечерний лес готовился ко сну.
НЕ* ярко солнышко уже светило,
ПоЧ*ти затихли птицы, тишину
ТечЕ*ние ручья ещё будило…
ВечеР*ний появился аромат
Травы Н*акошенной, лежащей в поле.
Все тенИ* выстроились в стройный ряд
Она накроЕ*т всю ложбину вскоре.

Т*ишь русская, лесная благодать
НЕ* верится, что может быть такое.
УзН*ать места лесные, побывать,
УйтИ* туда, ища душе покоя.

Ханин Борис

*****

«Избушка на лугу» Исаака Левитана

Инкогнито стоит избушка,
Забытая людьми давно.
Бедна, как древняя старушка,
Устав от жизни, быть одной
Шалили здесь когда-то дети
Кружили шумный хоровод,
Аповзрослев, попали к в сети

Немалых жизненных забот.
А потому и разлетелись.

Луг без детишек опустел,
Удерева уж нет качелей,
Гусиный пруд осиротел.
У Левитана на картине
P.S. Светло и грусти нет впомине.

Ханин Борис

*****

«Избушка на лугу» Исаака Левитана

И*збушка возле двух деревьев
ВЗ*ор привлекает наш к себе
Не Б*ыть здесь старенькой деревне
ПорУ*шились дома в огне
ИзбуШ*ка лишь одна осталась
Стоит К*ак памятник времён
С реди рА*здолья затерялась.

Н*а полотне запечатлен
З*Аросший луг травою сочной

ПоЛ*уденный покой вокруг.
И прУ*д с его водой проточной
Лишь Г*лухо источает звук.
Рой одУ*ванчиков стих тоже
P.S. Как хорошо здесь в день погожий.

Ханин Борис

*****

«Избушка на лугу» Исаака Левитана

У прудика изба, два дерева вблизИ*,
Что на холме стоят, спускающемся вниЗ*.
Избушка старая уже, совсем — не сруБ*.
Внутри неё гуляют ветры поутрУ*.
Луг, возле лес — изобразил художник наШ*.
Здесь много воздуха, таланта верный знаК*.
Полуденный покой и жизнь здесь, как мечтА*.

Покоса травы ждут, но в доме нет сельчаН*.
На небе голубом редею облакА*.

Кузнечик среди трав слащаво стрекотаЛ*.
Седой стоит уж одуванчик на лугУ*.
Вот птица, пролетая, закричала вдруГ*.
И снова тишина стоит, как на постУ*.
P.S. Одну избушку только видно за версту.

Ханин Борис

*****

«Сумерки, стога» Исаака Левитана

Скошенное поле цвета янтаря.
Потрудились люди, видимо, не зря.
Копны, как солдаты, встали чередой
Будет у скотины, что поесть зимой.
Землю покрывает пеленой туман.
Вечереет, в поле нет уже селян.
Голубое небо красит горизонт,
Но уже темнеет. Весь небесный фронт
Желтыми лучами солнца освещен
С розовым отливом — дня конец ещё.
Скоро солнце сядет. В сумерках мы ждём
Миг желанной встречи ночи с ясным днём.
Левитан в картине уловил сей миг
И своей палитрой многого достиг.

Ханин Борис

*****

«Весна. Белая сирень» Исаака Левитана

Пастельные тона. Изящная работа.
В вечерних сумерках ещё видна сирень.
Кусты её стоят, как караул почета,
Несущий службу у подьезда в майский день.

В вечернем свете гроздья бело-голубые.
Их яркость белизны настолько велика,
Что светятся во тьме, как светлячки живые,
Притягивая взгляд уже издалека.

Везде в саду прозрачные гуляют тени
Свет в окнах не горит, не так уж и темно.
В них отражается ещё закат весенний,
Как тусклое, почти что сизое пятно.

Ночной повеяло прохладой, как-то стыло.
В остывшем воздухе виднеется туман.
И чувствуется запах очень нежный, милый.
То аромат сирени — словно фимиам.

Ханин Борис

*****

«Весна. Последний снег» Исаака Левитана

Весны начало. Ото льда в лесу
Освободилась мелкая речушка.
Бурлит, а воды талые несут
Себя сквозь лес к ближайшей деревушке.

Но снег лежит еще по берегам,
Покрытый солнцем оспой черных пятен.
Жизнь сокращают снежным островам,
Хотя их вид не так уж и опрятен.

Очистился от снега также лес.
Деревья все ещё не пробудились.
Но солнца теплый, яркий луч с небес
Их будит, и они зашевелились

Берёзы, что стоят вдали в лесу
Готовы почками уже покрыться,
Из раны на стволе пустить слезу,
Ветвями пошуметь — так порезвиться.

Пейзаж, быть может, даже мрачноват.
Но видно в нём весны очарованье.
Всегда её приходу каждый рад,
И помнится, как первое свиданье.

Ханин Борис

*****

«Осенний пейзаж с церковью» Исаака Левитана

Мы видим: уже осень на дворе.
Она деревьев часть позолотила.
Трава уже пожухла в октябре,
Но осень ещё холод затаила.

Кусты оделись в желто-красный цвет,
А полосы деревьев всё ж зелёны.
Намека в них на осень ещё нет,
Но вскоре пожелтеют эти кроны.

За ними стены белые видны
С зелеными по цвету куполами,
Как символы покоя, тишины,
Что нарушаются колоколами.

Осенняя природа холодна,
Но в тоже время яркая, живая,
Как та берёзка, что в холсте видна,
Изяществом и желтизной вскипая.

Ханин Борис

*****

«После дождя. Плёс» Исаака Левитана

Не до конца ещё излились облака.
Они ещё набухшие и злые.
Их смутно отражает серая река,
И берега — унылые, нагие.

Лодченки утлые лежат на берегу.
У берега в оцепененье — баржи,
Боками друг о друга трясь, работы ждут
Стоят совсем пустые, без поклажи.

На берегу и баржах нет совсем людей,
Живущих на задворках городишка.
Скорей, быть может, все от затяжных дождей
Попрятались в убогие домишки.

На возвышенье церковь белая стоит,
Красуясь голубыми куполами,
На реку — матушку, кормилицу, глядит,
Благословляя её лик крестами.

А продолжают высь церковных куполов —
Три мачты, разместившихся на суднах.
Обьединив разнообразие миров
Людей, реки и суден обоюдно.

И, судя по всему, здесь нет уже дождя.
После него остались только лужи.
И первый солнца луч, сквозь тучу проходя,
Несёт тепло к реке, в людские души.

Ханин Борис

*****

«Весна в Италии» Исаака Левитана

Заходит солнце, освещая
Лишь дальние вершины гор.
Снегами чистыми сияя,
Они здесь создают простор.

Он,ограниченный предгорьем
И гребнями ближайших гор,
Со светом и тенями в споре
Наш очаровывает взор.

Тьма опускается на горы,
Окутывая все вокруг:
Вершины здешние и долы.
В горах темнеет быстро, вдруг.

Цветёт миндаль, нас удивляя
Красой светящихся цветов.
Игрою красок выявляя
Очарованье деревов.

Тьма наступает очень быстро.
Вот справа гребень уж во тьме.
Что слева — выглядит лучисто,
И он утонет в темноте.

Миндаль уж скоро тьма накроет
Исчезнет и дороги след.
Затихнет также всё живое.
Природа будет ждать рассвет.

Ханин Борис

*****

«Одуванчики» Исаака Левитана

Здесь молодёжь и старики.
С кудрями желтыми повесы,
И с сединою земляки.
У них другие интересы.

Одни живут, чтоб белым стать.
Другие — оказаться лысым.
Одни, чтоб зрелость показать
Другие — чтобы бескорыстно

Пушок и семя разбросать,
Дав жизнь другому поколенью.
И те, чтоб жизнь сумели дать,
Очередною став ступенью.

Раздольно в глиняном горшке
Они стоят на тонких ножках.
И в поле, что ведёт к реке,
Их часто видишь на дорожках.

Приятен запах луговой,
Манящий, разносимый ветром,
Сулящий радость и покой.
И сразу вспоминаешь лето.

Ханин Борис

*****

«Тростники и кувшинки» Исаака Левитана

Затон у реки —
Место тайных свиданий,
Признаний в любви,
И, подчас, расставаний.

Застыла вода,
Нет на ней ни морщинки
Приплыли сюда
На свиданье кувшинки.

Стоят тростники,
Тех уже поджидая.
Молчат мужики,
Тишину соблюдая.

Бутоны свои
Приоткрыли кувшинки:
К себе заманить
Захотели тростинки.

Стоят тростники,
Стебли сдвинув большие,
На вид мужики —
Им любить не впервые.

Их шепчут листы
Так невнятно и робко:
Ведь им, холостым,
Здесь так жить одиноко.

Должны понимать
Все в затоне кувшинки:
Нельзя не страдать,
Не пролив ни слезинки

Стоят до сих пор
Тростники и кувшинки.
Ведут разговор,
Разных две половинки.

И долгий такой
Разговор им придётся
Вести меж собой.
Чем он всем обернётся?

Стоят тростники,
Охраняя кувшинки,
В затоне реки,
Что на нашей картинке.

Ханин Борис

*****

«Полустанок» Исаака Левитана

Дощатый перрон, а на нем — ни души.
Только столб одинокий виднеется,
Да рельсы бегут, прячась в дальней глуши,
Позволяя на что-то надеяться.

Жизнь надеждой полна. Пыхтит паровоз,
Светит глазом, и дым его стелется.
Приближается поезд, стуки колёс
Позволяют здесь к жизни примЕрится.

Его одинокая станция ждёт.
Он прибудет и вскоре отправится.
Быть может с собою кого увезёт,
Кто может сойдёт, да и останется.

Гуляет осенний везде ветерок.
Так неуютно в эту расхлябицу
Гремит в тишине паровозный гудок,
Не позволяя даже расслабиться.

Вот поезд прошел, снова здесь тишина,
Лесом, платформой здесь овладевшая.
И в сумрак одевшись, округа видна,
Будто бы женщина овдовевшая.

Ханин Борис

*****

«Любимцы» Исаака Левитана

В привязанностях разное бывает.
Один — предпочитает яркие цветы,
Другой — в музей жилище превращает
Картин художников, их редкие холсты.

Она не равнодушна очень к птицам,
Живущим где-то рядом, на её дворе.
Они слетаются, чтоб покормиться,
С утра пораньше, ежедневно на заре.

Она прекрасна в молодости ранней.
Сама, как птичка, что резвится в небесах.
Для птиц, сюда летящих, нет желанней,
Чем то лукошко, что с зерном в её руках.

Она в саду, как свеженький цветочек,
Он распустился нынче рано поутру.
С улыбкой милой, словно ангелочек,
Она несет зерно для птиц, что здесь в саду.

Одни слетаются, её увидев,
Стараясь сесть на плечи, волосы её.
Она пытается от взмаха крыльев
Прикрыть рукою голову, лицо своё.

В лукошко наровят попасть иные,
Чтоб голод утолить в нем собранным зерном
И улететь, Придут сюда другие —
Кто зёрен не нашел, летая над гумном.

Не девушка — одно очарованье.
Нежна, мила собою и весьма добра.
От этого с любимцами свиданья
Она, наверно, ещё больше расцвела.

Ханин Борис

*****

«Цепь гор. Монблан» Исаака Левитана

Какая мощь, какая сила.
Кора земная поднялась,
Давленью магмы уступила.
Та, вздыбив землю, разлилась.

За миллионы лет остыла,
Вершины в небо устремив.
Природа снегом их накрыла,
Склон ледниками обложив.

Монблан, на русском (в переводе)
Звучит, как «Белая гора»
Она на синем небосводе,
Вся ослепительно бела.

Неизмеримы массы снега,
Что вниз сползают с ледников.
А горы всё стремятся в небо,
С мечтой — быть выше облаков.

Кругом палитра разных красок:
Зеленых, черных, голубых
Нас погружает в область сказок —
Суровых, грозных, вековых.

Зелёная трава в предгорье,
Лишь подчеркнув суровость гор,
Контрастом выступает в море
Белеющих снегов. Шатёр

Небес над ними синий, синий,
Там сильный ветер,и мороз
Монблан в небесную пустыню
Вершинами своими врос.

На холст взглянув, мы понимаем:
В суровости — есть красота.
И непременно пожелаем
Самим увидеть те места.

Ханин Борис

*****

«Лунная ночь» Исаака Левитана

Стволы белеют в свете лунном,
Тень оставляя на земле.
Деревья замерли. Безлюдно.
И в наступившей тишине

Порою звук глухой, неясный
Вспорхнет да и умрёт вдали.
К нему природа безучастна:
Ни ненависти, ни любви.

Луны не видно — вне картины,
Но свет её нам виден всем:
В тенях деревьев паутины,
В отсвете деревенских стен.

Спит беспробудно деревушка.
Разбудит лишь её рассвет.
Ведь в покосившихся избушках
Покой, а днём — хватает бед.

Спокойно небо в лунном свете,
Видны неясно облака,
Они единственный свидетель,
Как жизнь затихла здесь пока.

Луной освещена дорога,
Что лентой устремилась вдаль.
Она загадочна немного.
Нельзя по ней пройтись, а жаль.

Ханин Борис

*****

«Аллея» Исаака Левитана

Пятнистая дорожка
В туннеле деревов
Уходит вдаль, как стёжка,
Среди тени листов.

Деревья вдоль дорожки
Солдатами стоят,
На караул похожи —
Торжественно молчат.

Их кронами вершины
Переплелись в строю.
От солнца паутиной
Бросают тень свою

На желтую дорожку,
На множество стволов.
Похожи на ладошки
Те тени от листов.

Аллея вдаль уходит.
Людей не видно здесь.
Всмотритесь — кто-то бродит.
Да, человек здесь есть.

Он там, в конце аллеи
Виднеется пятном.
Конечно, разглядели.
И нам он не знаком.

Идёт не по дороге,
А по траве идёт.
Он к нам шагает, вроде.
Не торопясь — бредёт.

Ведь жизнь — будто дорога,
Не гладкая подчас.
Теней на ней всё ж много,
Но солнце каждый раз

Вселяет в нас надежду
И силу придает.
О жизни безмятежной
Речь вовсе не идёт.

Уходит вдаль аллея
А с нею и мечты,
Где небо голубеет,
Где помыслы чисты.

Ханин Борис

*****

«Весна пришла» Исаака Левитана

Деревня русская уж после зимней дремы.
Дома — из старых брёвен. Крыши — из соломы.
Весна пришла. Остались зимние лоскутья
От платья белого, как признаки распутья.
Холодный ветер у деревьев ветки треплет.
Все голые ещё, когда природа дремлет.
Здесь ранняя весна. День солнечный, погожий.
Видны пучки травы. Он землю растревожил.
Но всё же небеса по-зимнему холОдны.
Поля ещё для пахоты совсем негОдны.
Мы видим переход от зимней непогоды
К оттаянью и пробуждению природы.

Ханин Борис

*****

«В Альпах весной» Исаака Левитана

Альпийская весна.
Покрылось всё травой,
Проклюнулась листва,
Природой став живой.

Разряжен воздух здесь.
Он запахом цветов
Насквозь пропитан весь,
Идущим из лугов.

Он терпкий, как вино,
Настоянное в срок.
Прекрасное оно.
Живителен глоток.

И в запахе хмельном
Долина вся видна,
Как чаша с тем вином,
Заполнена до дна.

В снегах вершины гор
Уходят в облака,
В заоблачный простор,
Как будто в никуда.

Прекрасны горы те
И вовсе не мертвы
В суровой красоте,
Средь неба синевы.

И островки травы
Их покрывают там,
Где место, до поры,
Принадлежит снегам.

А у подножья гор
Шумит зелёный вал
Меж голубых озёр,
С деревней среди скал.

На дальних склонах Альп,
Как россыпи видны
Лучи от солнца. Вдаль
Они устремлены.

Альпийская весна —
Надежды целый мир.
Она здесь так нужна —
Тепла и света пир!

Ханин Борис

*****

«Бурный день» Исаака Левитана

Гуляет всюду сильный ветер.
Гуляет ветер по полям.
Он в грозных облаках приметен,
В деревьях, кроны шевеля.

Он облетает деревушку
Убогую, что за холмом.
Оближет каждую избушку,
Вползая в щели сквозняком.

Несет он дождь и непогоду,
Что закрывают солнца свет.
Невольно чувствуешь тревогу,
И ждешь события вослед.

Стремительны порывы ветра,
Похожие на нашу жизнь.
А изб убогость, как примета
Того, что смерть не избежишь.

Ханин Борис

*****

«Буря. Дождь» Исаака Левитана

Здесь буря первая прошла,
Когда звенел топор,
И пела звонкая пила
Деревьям приговор.

Остались лишь одни пеньки,
Да и поленниц строй.
След человеческой руки
Мы видим пред собой.

Остались тощие стволы
Изогнутых берёз.
Они тщедушны и кривы,
И жалкие до слёз.

И вновь мы видим бурю здесь.
Теперь уже с небес.
Поток дождя накрыл весь лес
И землю всю окрест.

Порывы ветра так сильны,
Что гнется березняк.
Деревья будто бы пьяны.
Особо молодняк.

А сильный ветер рвёт траву,
Несёт опилок рой,
Земля покрыта вся вокруг
Опилками с травой.

Сурово-серы небеса.
От осени что ждать?
Сейчас придёт сюда гроза.
Её не избежать.

Ханин Борис

*****

«Альпы» Исаака Левитана

Таинственный и отстраненный мир.
Так Альпы нам представил Левитан.
Свои вершины устремив в эфир,
Средь них скрывает очень много тайн.

В картине всюду темные цвета.
Лишь небо и туман на ней светлы.
Мы видим на поверхности холста
Четыре цвета красок, как пласты.

Земля, поросшая густой травой.
Тумана полоса, висит над ней
Хребет предгорный, невелик собой
А дальше уже горы в глубине.

Над этим всем лишь неба белизна,
Куда устремлены вершины гор.
Здесь холод царствует и тишина
И взгляду открывается простор.

Картина словно тайный уголок,
Не должен где являться человек.
С людской душой сравнить его бы мог,
Куда без приглашенья входа нет.

Ханин Борис

*****

«Свежий ветер» Исаака Левитана

Выйдь на Волгу — зовет Левитан,
На её голубые просторы.
На просторы, привычные нам
Красотою, чарующей взоры.

Свежий ветер водой шелестит,
Разгоняя все тучи на небе.
Он на берег волной набежит,
Пеною покрываясь на гребне.

Свежий ветер надув паруса,
Движет баржи по матушке — Волге
Пароходов слышны голоса,
Отправляясь от пирса в путь долгий.

Лодка плещется средь синевы,
Продвигаясь на вёслах рывками,
Споря с сопротивленьем волны.
Этот спор может длиться часами.

Правда, утлая лодка мала
По сравненью с неряшливой баржей.
По размерам свершают дела.
И по — своему каждый отважен.

Тяжко тащит две баржи буксир
Надрываясь, дымы испуская.
Ну, а Волга, что полная сил,
Несёт бремя то, словно играя.

Ханин Борис

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *