Стихи о Маковском Константине Егоровиче

Стихи о Маковском Константине ЕгоровичеКисть требует самоотдачи
И виртуозности руки
Её держащей, а иначе
Не написал бы Халс «Луки»*.

Я небольшой знаток портрета,
Но вновь попались на глаза
Маковского полотна. Где-то
Их выставляли – чудеса.

Незабываемые лица,
А это позапрошлый век.
Там даже есть императрица –
Обыкновенный человек.

И даже взяв сюжет известный
Детей, бегущих от грозы,
Ты видишь взгляды их живые
Как капли утренней росы.

Давно написаны их лица.
Не свысока, но сверху вниз
На нас глядят глаза портретов,
Не пропусти их бенефис.

Файнберг Сергей
________________________

* Картина «Святой Лука» кисти голландского худ художника Франса Халса.

*****

«Купчиха за чаем» Константина Маковского

Какой быть может чай без самовара?
У чаепития особый ритуал.
Потом ведь нужен чайник для завара,
Чтоб настоялся чай в нем, чтобы крепким стал.
И уж потом чай в чашки разливая,
Хозяйка разбавляет добрым кипятком
А гости наслажденье предвкушая,

Затем, кто хочет, добавляют молоко.
А как все ж пить: из блюдца или чашки

Чай лакомый. Его в купеческих домах
Активно пили с блюдец. Их замашки
Естественно считались пошлыми весьма.
Маковский рисовал картину эту.
P.S. Он — разбирался в быте и предметах.

Ханин Борис

 

*****

«Не пущу» Константина Маковского

Н*а первом плане три фигуры:
она, парнишка и отец.
У папы вид весьма сумбурный:
Он хочет выпить, наконец.
Е*ё отчаянье, упреки,
желанье не пустить в кабак
Не усмирят его пороки:
Душой и волей он слабак.

П*арнишка к матери прижался:
она защита у него.
Он словно весь в комочек сжался
Отца боится своего.
У* забулдыги цель простая:
попасть для выпивки в кабак
и захмелеть всё пропивая.
посколько в жизни всё не так.
Щ*адить семью он не намерен:
Во власти алкоголя он.
Любви уж нет, вся жизнь в фужере.
Нетрезвой жизнью покорен.
У*силья женщины напрасны.
Муж ненавидит всю семью
За то, что преграждает властно
Путь в заведенье, где нальют.

Ханин Борис

*****

«Без хозяина» Константина Маковского

Б*огатый дом. Хозяев нет.
НЕ* верится парнишке, что вольготно
ПоЗ*волено ему без бед

Х*озяйничать почти что беззаботно.
В хО*зяйском кресле, не спросясь,
Он З*атянулся толстою сигарой.
ВзглЯ*д детский в небо вознеся,
ПарнИ*шка наслаждался в будуаре.
Ему, одН*ако, завершить
Уборку, нА*чатую, очень надо.

P.S. Прислуге надобно спешить,
Ведь подзатыльник ей одна награда.

Ханин Борис

*****

«Без хозяина» Константина Маковского

К*ак будто бы Маковский ухватил мгновения
трагического факта: банка разорение.

Р*еалии здесь таковы, что ощущение
сегодняшнего дня — вопрос и возмущение.

А* многие клиенты Банка сбережения
лишились, как всегда, при том без возвращения.

Х*удожник показал людское отрешение,
отчаянье, беспомощность и унижение.

Б*огатая,что видно по одежде, барыня
в отчаяние хватает за руку жандарма.

А* он ей в утешенье говорит: «Сударыня,
у нас — всех смертных, так и судьба весьма коварна!»

Н*а кресле женщина без чувств. Едва живеханька.
Перед несчастием она совсем безропотна.

К*упец расстроен также. Жил не очень плохонько.
Теперь ждут черные деньки — набрался опыта.

А*вот делец, причастный к этой махинации,
руками потирает и куш свой предвкушает.

P.S. Крах банка — это элемент цивилизации.
В ней кто-то расцветает, а кто-то погибает.

Ханин Борис

*****

«Сенокос» Константина Маковского

С*оленый пот на теле «мироточит»,
струится, заливая даже очи.

Е*два лишь солнышко взойдет,
а вся семья стогует сено и на воз кладет.

Н*елегкий труд тяжел и даже очень.
Конец его наступит ближе к ночи.

О*х, мучит жажда, солнце так печет.
Стоящая лошадка терпеливо ждет.

К*опна растет — большая работенка,
а наверху орудует мальчонка.

О*н сено ловко ловит то, что мать даёт
и каждую копну поверх кладет.

С*тоИт малыш, на грабли опершись ручонкой,
c ним малая его сестренка.

P.S. Ведь каждый знает, что без сена в зиму скот
в хозяйстве их совсем не проживет.

Ханин Борис

*****

«Египтянка с ребенком» Константина Маковского

Лежит малыш у маминой груди.
Он спит, наевшись молока родного.
Понурый взгляд её. Что впереди
Их ждёт пока он подрастёт немного?

Сидит скрестивши ноги на земле.
А солнце греет землю беспощадно
Кому известно о её судьбе?
Что будет в этой жизни неприглядной?

Почти ребенок. Вот её портрет:
Хиджаб на ней и черная абайя.
Не более четырнадцати лет.
Отдали замуж, жизнь её ломая.

Семья её довольная была.
Ведь за невесту получили выкуп.
Но вскоре был потрачен он. Нужда
Преследует семейство — горемыку.

В замужестве ребенка родила
И стала, в сущности, рабыней мужа.
Бесправная, все у него права.
Свидетельством тому — её наружность.

Ханин Борис

*****

«Араб в чалме» Константина Маковского

Быть может потомок он знатного рода,
А может простой бедуин,
Но взгляд его горд, в нем гуляет свобода.
Араб он такой не один.

Он смуглый лицом, но черты благородны.
Довольно большой его лоб
Чалмою прикрыт, а убор сей народный
Приметен и в жар, и в озноб.

Как бронзой покрыто лицо круглой формы,
И черные брови видны.
Под ними глаза в виде ягоды черной
Блестят словно из глубины.

Хоть он недоверчив, но смел и отважен.
Ещё обладает умом,
Ему позволяющим быть там на страже,
Где ныне семья, его дом.

Да кем бы он ни был: торговец иль воин,
С картины глядящий на нас.
Он кисти Маковского был удостоен
И им восхищались не раз.

Ханин Борис

*****

«Кухаркины гости» Константина Маковского

Сегодня гости у кухарки —
Дородной, крепкой бабы средних лет.
Их самовар встречает жаркий —
Подружку старую, с которой дед.

Кухарка угощает чаем
На кухне барской, прИбывших гостей.
Бегут часы. Не замечаем
Порой их бег. Так много новостей.

Течет неспешная беседа
Про жизнь, работу, прочие дела.
И чай вкуснее у соседа,
И угощенье с барского стола.

Кухарка молвит: «Не стесняйтесь,
А также продовольствуйстесь сполна.
У нас ещё есть, наливайте
И выпивайте чашку всю до дна.»

«В раю живёте, Акулина,
И место здесь хорошее у Вас» —
Сказала гостья. «Вам вестимо,
Как баре измываются подчас? —

Ответила кухарка грустно:
Делов полно всего за шесть рублей,
Что платят в месяц. Ну, паскудство.
Ведь я здесь прачка, повар и лакей.

Ещё и куры не вставали,
А ты уже должна быть на ногах.
Дров принести, воды. Едва ли,
Ты будешь помнить о таких деньгах.

Ведь надобно сходить на рынок
И барину почистить сапоги.
Подать умыться без заминок,
Затем за хлебом в лавочку беги.

А тут пора топить и печку,
И выставлять кипящий самовар.
А стирка, глажение вечно,
Уборка комнат, как один кошмар.

Всё до обеда так умает,
Что в горло хлеба не идет кусок.
И барыня всегда ругает,
Что не затянут в бёдрах поясок.

Все на ногах присеста нету.
И валишься в свою кровать, как сноп.
Так тяжело — не вижу бела свету.
Одно молю, чтоб Бог мне всё ж помог.

И шоб у Вас росла картошка,
Как вы вдвоём завидуете мне.»
Сидели гости у окошка
В молчанье, в наступившей тишине.

Ханин Борис

*****

«Египетский воин» Константина Маковского

Он очень молод. Возраст нежный
В его лице округлом сильно отражен.
На нас он смотрит безмятежно
Печалью черных глаз, чем Богом наделён.

Белки глазные красноваты.
Видны, когда проводишь взглядом по лицу.
И губы, что слегка разжаты,
Усталость выдают, присущую бойцу

От зноя, всяческих лишений
Походной трудной жизни, свойственной войскам.
Здесь всё: и горечь поражений,
И радость от побед в отпоре чужакам.

Он держит щит, копьё сжимает,
Кинжал у левого бедра,что на ремне.
Он экзотичен. Привлекает
Его одежда. И платок на голове,

И одеяние — цвет белый,
Его цвет кожи — темно-шоколадный цвет.
По поясу и бёдрам тела
Цвет красный оставляет на фигуре след.

Щит желтый — он обтянут кожей,
Цвет фона на картине — желто-голубой.
Цвета здесь создают похожесть
На африканский климат и пустыни зной.

Ханин Борис

*****

«В мастерской художника» Константина Маковского

Фламандский натюрморт готов писать художник.
На блюде груши, яблоки и виноград.
В напольной вазе кисти, есть мольберт, треножник.
Кувшин, бакал, копьё. Других вещей парад.

А на столе лежит кусок узорной ткани,
Лишь оттеняя своим цветом тёмный стол.
Лежит небрежно и своей раскраской манит,
Свисая с ручки кресла, падает на пол.

Мальчишка, сам того не очень понимая,
Что нарушает живописный натюрморт,
С большой украдкою на кресло залезает,
Чтоб красным яблоком побаловать свой рот.

Его движенье рук и взгляд почти тревожны.
Свидетельство негодного поступка здесь.
Но яблоко не трогать — просто невозможно.
Так хочется его забрать и вкусно съесть.

Боится мальчик многого, но не собаки.
Видать они друзья последние пять лет.
Большая, рыжая такому забияке
Прощает всё и ластится к нему в ответ.

Такую сценку подглядел художник как-то,
Сей натюрморт уж завершая в мастерской.
Вошел он в комнату свою почти внезапно
И усмотрел, что делал маленький герой.

Ханин Борис

*****

«Алексеич» Константина Маковского

Как верный друг, напоит и согреет
Пузатый самовар владельца своего.
Тепла «своей души» не пожалеет,
Чтоб жаркий пар столбом стоял возле него.

Чтоб в чашку лился кипяток из крана,
Журча в крутой заварке налитой уже
На дно у чашки, что была желанна
И создавала чувство мира на душе.

Хозяин самовара — Алексеич
Частенько время уделял общенью с ним.
Любил он пить чаек погорячее,
Беседуя с пузатым, как с совсем живым.

Глядя на отраженье в самоваре,
Ему казалось: в «зеркале» — совсем не он,
А на него глядит его напарник,
Кто с ним чаевничает за одним столом.

Готовясь к чаепитию, что важно,
Он надевал слегка потрепанный пиджак,
Рубашку, галстук — бабочку, вальяжно
Чтоб чувствовать себя, чаек в руке держа.

Затем уже, смотря на отраженье,
Он чай заморский сыпал в чайник заварной
И, открывая кран одним движеньем,
Весь заполнял его кипящею водой.

Настаивался чайник на конфортке.
Потом настой уж только в чашку попадал.
А на столе лежит из хлеба горка,
Варенье в банке. Вот и все, что Бог подал.

Накрыт стол этот скатертью дырявой.
Но то не бедность, то, наверно, простота,
Ведь чай у старика одна забава,
Что душу радует через его уста.

Ханин Борис

*****

«Смерть Ивана Грозного» Константина Маковского

Смерть постоянно ходит рядом с нами,
Когда окликнет, неизвестно никому.
Но ближе все становится с годами
И вероятность больше быть у ней в плену.

Смерть Грозного Ивана наступила
Внезапно для других, за шахматной игрой,
Которая царем была любима
И развлекала его царственный покой.

Он с Радионом Биркиным — любимцем,
Который выходцем считался из дворян,
В покоях, что находятся в столице,
Затеял партию играть. Но, видно, зря.

Он ослабел и повалился навзничь.
Кто был с ним рядом в замешательстве большом
Не поняли, что это все же значит.
И лишь опомнились, поняв, уже потом.

Склонилась над царем жена седьмая,
Раскинув руки и издавшей слабый крик.
Мария по фамилии Нагая —
Красива, молода не то, что муж старик.

Две преклоненные пред ним фигуры:
Шут (слева), заграничный лекарь неспроста
Стремится к его ящику с микстурой,
Но, видно, бесполезна эта суета.

А Годунов Борис поднялся с кресла,
Словно желая сесть уже на царский трон.
Такая перспектива интересна.
Ему достичь ее весьма прямой резон.

В объятиях Ирины Годуновой
Царевич Федор, сын Ивана, ее муж,
К внезапной смерти тестя не готова.
И вид ее, в обнимку с мужем, неуклюж.

Василий Шуйский крестится упорно,
Свой устремивший взор покорный к небесам.
Он Годунову будет непокорным
Вскоре. Сейчас в молении его душа.

Царева нянька старая, покорно
Идет хромая, опираясь на клюку,
В печали искренней и непритворной.
С ним много повидала на своем веку.

Картину неожиданно украли,
И до сих пор не удалось ее найти.
Лишь литографии одни остались,
Что собственную жизнь сумели обрести.

Ханин Борис

*****

«Две матери. Мать приёмная и родная» Константина Маковского

Он перепуган, несомненно,
Прижавшись тесно к даме в белом, —
Мальчишка лет пяти, наверно.
Страх всё пронизывает тело.

Заплакать, видимо, готова,
Взирает дама на крестьянку,
Стоящую пред ней в столовой,
Как мать мальчишки. Самозванка

На то имеет все бумаги,
И требует вернуть сынишку.
Что делать в этой передряге?
Вернуть ребёнка — это слишком.

Глава семейства всём встревожен.
Вернуть дитя он не намерен.
Один исход здесь лишь возможен,
Неоднократно им проверен.

Он матери ребенка деньги
Предложит и покончит с делом.
Что нужно бабе с деревеньки?
Он дело провернёт умело.

Она пришла сюда в расчёте,
Что сын подрос, настало время
Его использовать в работе.
Он пригодится без сомненья.

Но деньги — это тоже сила
Способная решать проблемы.
Взяла бы деньги и забыла
Про сына и про эти стены.

За деньги куплена квартира
Небедное убранство комнат.
Достаток, лоск и честь мундира
Он получил вполне законно.

С детьми возникли лишь проблемы.
Как говорится, Бог не в помощь.
Усыновили. Перемены
Позволили забыть про немощь.

Сюжет в написанной картине
Был взят художником из жизни.
Рассказ о матерях и сыне
Здесь пригодился, стал не лишним.

Ханин Борис

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *