Стихи о манекенах

Стихи о манекенахВ витринах манекены безголовые
Стоят надменно вдоль Родео Драйв.
Такими кутюрье их изготовили,
Одели не в какую-нибудь дрянь.

Продвинутые девушки и юноши,
Не отрывая взора от витрин,
Заказывают платья и костюмы шить,
Надеясь ДНК перехитрить.

И, манекены тщательно копируя,
Спешат на бал, на шоу. Но, увы, —
Их торжество сродни победе пирровой:
Наряд к лицу, когда — без головы.

Райзман Виктор

*****

Кукла для примерки
Или для показа,
Что портному в помощь –
Рад ей модельер.
Кто она такая?
Вот, в подсказку, фраза:
Скрасит в магазине
Кукла интерьер!
Что это? — Манекен.

Самоний Натали

*****

Швейный мастер, кутюрье,
Шьёт одежду в ателье.
А ему к показу мод
Нужен кто-то круглый год,
Кто согласен без конца
Быть моделью для творца…
Скромно он стоит у стен –
Из пластмассы манекен!

Самоний Натали

*****

В мастерской живописца сидит манекен
Деревянный, суставчатый, весь на шарнирах,
Откровенный, как правда, в зияющих дырах
На местах сочленений локтей и колен.

Пахнет пылью и тленом, пахнёт скипидаром,
Живописец уже натянул полотно.
Кем ты станешь, натурщик? Не все ли равно,
Если ты неживой и позируешь даром.

Ах, не все ли равно. Подмалевок лилов,
Черный контур клубится под кистью шершавой.
Кисть в союзе с кредитками, краска со славой.
Нет для смежных искусств у поэзии слов.

Кто хозяин твой? Гений? Бездарность? Халтурщик?
Я молве-клеветнице его не предам,
Потому что из глины был создан Адам.
Ты — подобье Адама, бесплатный натурщик.

Кто я сам, если плачут и ходят окрест
На шарнирах и в дырах пространство и время,
Многозвездный венец возлагают на темя
И на слабые плечи пророческий крест?

Тарковский Арсений

*****

Средь крупных окон, на витринах,
И в ателье, и в магазинах
Застыли люди напоказ –
Большие куклы из пластмасс.
Для них витрина – вечный плен…
Но с этим свыкся манекен.

Самоний Натали

*****

За свойственную вам черту
Таю любовь к вам, манекены, —
За то, что вы, как боги, немы
У всех снующих на виду.

За то, что чтите красоту,
За то, что в чувствах нет измены,
Что одеяний перемены
Не множат сердца суету.

К мирам бездушным без греха
Всесильна тайная влюблённость,
Где бессловесна упоённость,

Где стих не портит языка,
Где восхитительно легка
И слов и чувств незамутнённость.

Верба Александр

*****

Бессменно в витрине стоят манекены,
Меняют лишь платья, костюмы, пальто.
Для них безразличны людские проблемы,
И с ними общаться не хочет никто.

И я представил, сколько видели они
За те года, что здесь работать стали!
А сколько слышали девичьей болтовни,
Когда подружки шопинг совершали.

Про платья и про шляпки, про косметику,
Про фирму и подделку, про Канары.
И сплетни про друзей, забыв про этику,
И разные другие тары-бары.

Уже столетья длится эта болтовня,
И все проходит через манекены.
В примерочной стоит ужасная возня,
Как вроде топ-модели после смены.

А манекенам предначертано стоять,
Показывая модные новинки.
Пытаться необъятный моды мир объять,
Не допуская никакой заминки.

И, честно говоря, мне манекенов жаль,
Что им никто и ничего не скажет,
Что недоступны им веселье и печаль,
И им опять торчать на распродаже.

*****

Витринный мир с застывшими телами…
Но нет! Средь них — в движении одно.
В джинсовых брюках, словно на экране
(им кажется витринное окно).

Его глаза пусты и равнодушны.
О чем то думает? О чем — понять нельзя.
Лишь руки независимо-послушны
по прелестям пластмассовым скользят.

Он деловито стряхивает пену
с казалось бы распятых на кресте
и все равно бесстыдных манекенов
в пластмассово лиловой наготе.

Он выставлен как будто на продажу,
и все равно: невидим он никем.
Не зря ж мне показалось даже,
что он и сам — оживший манекен.

Буруковский Рудольф

*****

Совершенство жутко: оно бесплодно —
Снежным дыханьем забиты пути рожденья.

Едва отрастают побеги тисов,
Их тут же срезают, как головы гидры.

Но месяц за месяцем, побег за побегом —
Толкают соки поток бесцельный,

Движенье крови — любви движенье.
И требует жертвы. Совсем безоглядной.

Нет мол, кроме меня, кумиров!
Ты и я… Манекены в витринах

Жёлто-зелёного, серного цвета.
Тела застыли в нелепых позах…

Их заколдованные улыбки…
Мюнхен? Морг меж Парижем и Римом.

Голые, лысые манекены
(Мехами едва нагота прикрыта).

Ржавь леденцов на хромовых палках —
Невыносима. Без тени мысли.

Тьма сыплется где-то между снежинок.
И никого вокруг. А в отелях

Долго ещё будут чьи-то руки
За дверь выставлять башмаки — почистить,

И утром в них широченные ноги…
А жизнь в домах — занавески, окна,

Кружавчики детские, да печенье…
Весомые немцы напыщенно дрыхнут.

Их чёрные телефоны на стенках
Мрачно сверкают и переваривают
Безголосость.

Снег ведь беззвучен.

Бетаки Василий

*****

Витрины рекламируют товары,
Последней моды новшества даря.
Стоят в одежде манекены,
В лучах подсветки и огня.

Нам улыбаются приятно,
Собою дамы хороши,
Им кавалеры всем галантно,
Поддержку дали для руки.

Одеты все по писку моды,
Её рождают кутюрье.
Все линии должны быть новы,
Искать негоже их в старье.

Заходит публика в салоны,
Для приобщения к красоте,
Проследует затем в кабины,
Держа по вешалке в руке.

Уходит дамочка с пакетом,
Наполнен весь он до краёв,
В нём юбка новая с жакетом,
Лежит в одежде средь слоёв.

Пришедший вечер в магазины,
Людей отправил по домам,
Остались на ночь манекены,
И свет неона по углам.

Исчезла сутолочь дневная,
Царит везде ночной покой,
Но девушка в углу «живая»,
В глаза не бьёт ей лампы зной.

В рядах, стоящих манекенов,
Надменно правит тишина.
Сердечных нет у них ударов,
Не теплится внутри душа.

С приходом дня ожили залы,
Движение вокруг пошло,
Народ спешит весь на проспекты,
Спускается затем в метро.

На эскалаторе подземки,
Вниз едет дама, что вчера,
Купила модные обновки,
Сегодня в них она сама.

Лицо под властью макияжа,
Не станет мимика простой,
Её причёска- словно пряжа
На кукле детской неживой.

Надменный взгляд застыл в пространство,
В нём видно только пустоту.
Всё это, даму превратило —
В тот манекен, что был в углу.

*****

Баллада о манекенах

Семь дней усталый старый Бог
В запале, в зашоре, в запаре
Творил убогий наш лубок
И каждой твари — по паре.

Ему творить — потеха,
И вот, себе взамен
Бог создал человека,
Как пробный манекен.

Идея эта не нова,
Но не обхаяна никем —
Я докажу как дважды два —
Адам был первый манекен.

А мы! Ошмётки хромосом,
Огрызки божественных генов —
Идём проторенным путём
И создаём манекенов.

Лишённые надежды
Без мук творить — живых,
Рядим в свои одежды
Мы кукол восковых.

Ругать меня повремени,
А оглянись по сторонам —
Хоть нам подобные они,
Но не живут подобно нам.

Твой нос расплюснут на стекле,
Глазеешь — и ломит в затылке,
А там сидят они в тепле
И скалят зубы в ухмылке.

Вон тот кретин в халате
Смеется над тобой:
Мол, жив ещё, приятель?
Доволен ли судьбой?

Гляди — красотка! Чем плоха?
Загар и патлы до колен.
Её, закутанный в меха,
Ласкает томный манекен.

Их жизнь и вправду хороша,
Их холят, лелеют и греют.
Они не тратят ни гроша
И плюс к тому — не стареют.

Пусть лупят по башке нам,
Толкают нас и бьют,
Но куклам-манекенам
Мы создали уют.

Они так вежливы — взгляни!
Их не волнует ни черта,
И жизнерадостны они,
И нам, безумным, не чета.

Он никогда не одинок —
В салоне, в постели, в бильярдной, —
Невозмутимый, словно йог,
Галантный и элегантный.

Хочу такого плена,
Свобода мне не впрок.
Я вместо манекена
Хочу пожить денёк.

На манекенские паи
Согласен, чёрт меня дери!
В приятный круг его семьи
Смогу — хотите на пари!

Я предлагаю смелый план
Возможных сезонных обменов:
Мы, люди, — в их бездушный клан,
А вместо нас — манекенов.

Но я готов поклясться,
Что где-нибудь заест —
Они не согласятся
На перемену мест.

Из них, конечно, ни один
Нам не уступит свой уют:
Из этих солнечных витрин
Они без боя не уйдут.

Сдаётся мне — они хитрят,
И, тайно расправивши члены,
Когда живые люди спят,
Выходят в ночь манекены.

Машины выгоняют
И мчат так, что держись!
Бузят и прожигают
Свою ночную жизнь.

Такие подвиги творят,
Что мы за год не натворим,
Но возвращаются назад…
Ах, как завидую я им!

Мы скачем, скачем вверх и вниз,
Кропаем и клеим на стенах
Наш главный лозунг и девиз:
«Забота о манекенах!»

Недавно был — читали? —
Налёт на магазин,
В них сколько не стреляли —
Не умер ни один.

Его налогом не согнуть,
Не сдвинуть повышеньем цен.
Счастливый путь, счастливый путь, —
Будь счастлив, мистер Манекен!

Но, как индусы мы живём
Надеждою смертных и тленных,
Что если завтра мы умрём —
Воскреснем вновь в манекенах!

Так что не хнычь, ребята, —
Наш день ещё придёт!
Храните, люди, свято
Весь манекенский род!

Болезни в нас обострены,
Уже не станем мы никем…
Грядет надежда всей страны —
Здоровый, крепкий манекен.

Владимир Высоцкий

*****

Не замечаемый никем
И ставший лишним вдруг,
Лежит на складе манекен
Без головы, без рук…

Он оскорблён, морально сник
Без этих запчастей.
И от оторванных, от них
Нет никаких вестей.

А ведь когда-то был он, как
Приветливость сама.
Был стойким, как паркетный лак,
И собранным весьма.

Встречал у входа в магазин,
Как вежливый портье,
Почти всегда неотразим
В нарядах от Готье.

Когда-то он являл собой
Гламурный, модный стиль.
Но проиграл незримый бой
И списан был в утиль.

Возможно даже, у него,
Обидами душа,
Помимо прочего всего,
Имелась и душа.

И сколько их, напополам
Повдоль да поперёк,
Лежат, повыброшенных в хлам
И отслуживших срок.

И я подумал в этот миг,
Что мы, пройдя свой путь,
Не отличаемся от них —
И наш, когда-нибудь

Сгорит питания режим,
Собьётся жизни код…
Мы все, в итоге, подлежим
Списанию в расход.

И нет гарантий, что, скорбя,
Внесут строкой в скрижаль.
Но мне совсем не жаль себя.
А манекен вот жаль.

Он хоть и пластиковый весь,
Но тоже человек…
И вот как раз уместен здесь
Печальный саундтрек…

*****

Сказка о Манекенах

Стояли Манекены в витрине магазина.
Всегда там было чисто, уютно и светло.
В вечернем платье — дама, в костюме, с ней, мужчина.
На улицу смотрели они через стекло.

Все было им знакомо — дома, автомобили.
По тротуару люди сновали день-деньской.
Бутик увидев модный, зеваки подходили
И цены обсуждали с завистливой тоской.

Дверь открывали важно богатые клиенты,
Не спешно примеряли какой-нибудь наряд.
Хозяин ждал, с улыбкой, приятного момента,
Когда ему заплатят и делал вид, что рад.

Послушать разговоры любили Манекены.
И всех соседей знали они, на перечет.
Кто слишком примитивный, кто необыкновенный,
Кто, только, переехал, а кто давно живет.

Напротив, в галерее, висели, сплошь, картины.
Их автор был веселый, не бритый, холостяк.
Владела ювелирным вдова, старуха, с сыном.
Мясник был лысоватый, услужливый толстяк.

Высокий парикмахер влюблен был в продавщицу
Из лавочки цветочной. Они ходили, с ней,
В уютный ресторанчик, где подавали пиццу.
А антикварный, рядом, похож был на музей.

Пришел, под вечер, как-то, несносный покупатель.
Ему не пригляделся предложенный товар.
Тогда сказал хозяин: «Послушайте, приятель!
Отдам я Вам с витрины последний экземпляр.»

— Зайдите завтра утром. Сниму я с Манекена
Обещанные вещи и заверну в пакет.
Простите за задержку. Я жду Вас непременно.
Учтите! Лучше нашей, нигде, одежды нет.

Узнали Манекены, что их разденут, вскоре,
И, словно хлам ненужный, отправят вниз, в подвал.
Бежать они решили, немедленно, за море.
А порт был, к счастью, близко, гудел морской причал.

И ночью убежали они из магазина.
Шли под дождем и ветром в полнейшей темноте,
За руки взявшись крепко, по улице пустынной,
Спешили на корабль, чтоб плыть к своей мечте.

Они, подобно людям, мечтали о свободе.
Хоть куклами и были, но в них душа жила.
Они устали слышать, годами, лишь о моде.
Им очень надоели хозяйские дела.

Когда ж явился утром хозяин их почтенный
Подумал он:»Наверно, сюда забрался вор».
Но все на месте было и, только, Манекены
Исчезли, и не могут найти их до сих пор.

frensis

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *