Стихи о Марке Аврелии

Стихи о Марке АврелииВека, разрушившие Рим,
Тебя не тронув, пролетели
Над изваянием твоим,
Бессмертный Марк Аврелий!

В благословенной тишине
Доныне ты, как триумфатор,
Сидишь на бронзовом коне,
Философ-император.

И в складках падает с плеча
Простая риза, не порфира.
И нет в руке его меча, —
Он провозвестник мира.

Невозмутим его покой,
И всё в нем просто и велико.
Но веет грустью неземной
От царственного лика.

В тяжелый век он жил, как мы,
Он жил во дни борьбы мятежной,
И надвигающейся тьмы,
И грусти безнадежной.

Он знал: погибнет Рим отцов.
Но пред толпой не лицемерил.
Чем меньше верил он в богов, —
Тем больше в правду верил.

Владея миром, никого
Он даже словом не обидел,
За Рим, не веря в торжество,
Он умер и предвидел,

Что Риму не воскреснуть вновь,
Но отдал всё, что было в жизни —
Свою последнюю любовь,
Последний вздох отчизне.

В душе, правдивой и простой,
Навеки чуждой ослепленья,
Была не вера, а покой
Великого смиренья.

Он, исполняя долг, страдал
Без вдохновенья, без отрады,
И за добро не ожидал
И не хотел награды.

Теперь стоит он, одинок,
Под голубыми небесами
На Капитолии, как бог,
И ясными очами

Глядит на будущее, вдаль:
Он сбросил дольней жизни тягость.
В лице — спокойная печаль
И неземная благость.

Дмитрий Мережковский

*****

Когда б душистый лавр – из всякой щели
Заполонил и Рим, и все предместья,
Немало б удивился Марк Аврелий,
Но и не счёл сей факт благою вестью…

Душистых, вряд ли, накрутил метёлок,
Скорей – венков для кафедр и сената…
Сидел от дум на троне не весёлый –
Замучили германцы и сарматы…

Живописуя вкупе с Диогеном
И почивая на доске с занозой,
Знал о душе, о духе и о генах,
Решая философские вопросы…

Уваркина Ольга

*****

Правлю Римом я один,
Размышляю: мир един,
Естество на всех одно
Сквозь свой разум вижу дно
И небесный град, что в нас
Творит промысел всяк час.
Путь разумный проложу
Сквозь случайностей межу.
Должен думать, делать я,
Словно земли забытья
Ждут меня. Готов уйти.
Всех прощаю, Рим прости!
Что мне жить, чего искать,
Коли с Богом не вставать?
Коли Бога нет — всё прах
В наших суетных делах.

Косяков Сергей

*****

Время жизни человека – миг.
Сущность жизни – вечное теченье.
Бренно тела нашего строенье.
Чувства смутны, как неясный блик.

И душа – загадка, и судьба.
Нет в судьбе ни смысла, ни причины.
Жизнь – скитанье по полям чужбины.
А в скитаньях за нее борьба.

И мирская слава – дым и сон,
и посмертная – забвенье тоже.
Что же вывести на путь нас может?
Кроме философии – ничто…

Оборвав строфу, услышал он,
что в атаку вновь идут германцы.
Значит, мысли – прочь. И надо драться.
Записи пусть лучших ждут времён.

Левитов Николай

*****

Где-то на берегу Адриатического моря
в Храме разрушенном с белыми больными колоннами
бродит покинутый временем Марк Аврелий
над его строками строго историки спорят

Под обагренными осенью русскими кленами
я подожду тебя здесь на скамье до апреля
в месяце этом весна начинается в наших широтах
Знаю что век не совпал и сезон и сознание Рима
Книгу твою я читаю и вижу яснее:
бьется волна приближаясь к забытому гроту

Если бы смог ты понять что судьба неповторима –
жизнь человека всемерно опутана ею:
мы бы тогда не расстались у Храма (свидетель Венера)
в пору когда зацветали левкои в саду над Тибром
и к триумфальному шествию ты еще только стремился
а у меня еще не было имени этого «Вера»
даже название книги Аврелий еще ты не выбрал
Как неожиданно мир наш переменился

Орловская Вера

*****

«Совсем немного нужно для счастливых дней, похожих на златые, —
Сказал Аврелий Марк, преемник Рима императора Антониуса Пия, —
В самом’ все дело человеке, в образе мышления его, в сознаньи.
Пусть каждый день великим будет и несуетливым при желаньи,
Характер добрый станет совершенен, коль неравнодушный человек,
Ведь наша жизнь зависит полностью от наших мыслей, что навек.
Не надо возмущаться злом, стремительно извне к тебе идущим,
Что устранить сейчас нельзя, бороться надо со своим, грядущим.
Не за пределом человеческой возможности любые беды, трудность.
Достойные поступки каждый сможет совершить во благо, в мудрость,
И обладая всуе настоящим, ни минувшего и ни грядущего событья
Никто и никогда лишиться уж не сможет, даже при сплошном наитьи.
Настойчивость в своих ошибках частых не является свободой смелой,
И мненье изменить и следовать ему неукоснительно, упорно и всецело
Есть настоящее освобожденье от ошибочных поступков, мнений.
И даже злой и непонятливый не может сделать плохо без сомнений,
Коль доброту почувствует к себе в благом ответе, что потом услышит.
Великие надежды и мечты собой людские души смогут тронуть лишь.
Без трусости, тревоги и притворства надо проводить свой каждый день.
Свернись в себя, в самодостаточность разумную природы, коль не лень,
Коль справедливость тишину ведущую, извечную, блаженное хранит.
Нельзя вершить без цели и причины то, что обществу всему вредит.
Всей нашей жизни времена есть миг, и сущность — вечное теченье.
Без раздражения предмет принять возможно, изменив о нем сужденье.
Добро и благо истинно, когда они для всех добро и благо жития, —
И все это простейшие законы для счастливой жизни в мире бытия».

Командровская Светлана

*****

На смерть Марка Аврелия

Ах, чума целует горячо, не дает
подняться.
Не докончишь начатый урок, не добьёшь
войны…
А ведь он бы мог прожить еще десять или
двадцать,
позабыв за этот долгий срок морячков
жены.
Жжёт, не согревая, зимний мор, стынет
Виндобона.
За Рекою – чёрные леса, римские навек.
(Впрочем, весь тот век пойдёт в костёр
вечной обороны,
чуть закроет дымные глаза этот
человек.)
Встал Харон с лодчонкой на прикол,
мирно ждёт отбоя,
на Дунай тихонько пригребя от иных
ручьёв…
«Брат, зачем так рано ты ушёл? Весело с
тобою.
Что ещё напишет про тебя это дурачьё!
Словно рассыпающийся лёд, трескается
кожа.
Под рукой моей стоят полки, ходят
корабли…
Мёртвые не могут ничего? И живые –
тоже,
но должны сражаться, мой Коммод, будто
бы могли».
…Кто противостанет злой судьбе? Кто за
нас ответит?
Травы повинуются косе, люди – одному.
«Бедные, – ты знаешь это, – все сукины
мы дети», –
Тедди скажет ласково тебе, нисходя во
тьму.

Немировский Александр

*****

Перед вами Марк Аврелий —
Он философ, он глубок,
Только мне милей в апреле
Нежный розовый цветок…
Пусть архангельские трубы
Будят мертвых, не живых,
Мне дороже ваши губы
Всех ученых и святых…
Мне милее жизнь простая
В розовом и голубом,
Эта прядка золотая
Над упрямым вашим лбом,
Хорошо бы окунуться
В этот мир, совсем простой,
И губами прикоснуться
К вашей прядке золотой!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *