Стихи о Мартиросе Сарьяне

Стихи о Мартиросе СарьянеСын славный степного Нор Нахичевана,
Весь мир ты сиянием красок пленил,
Воспел красоту мест родных, hАйастана,
Узревших полотна – душою сроднил!

Гордятся тобою Донщина, Россия,
Армения-мать живописцем горда,
И знают Варпета, кого ни спроси я, –
Вблизи и в далеких чужих городах.

Внимающим кисти твоей столь понятен
Язык огнеблещущих красок твоих.
В полотнах – сияние солнечных пятен,
И радуг цвета первородны на них.

Нежны и прелестны цветы луговые,
Букеты с придонских ковыльных степей,
И склоны столь памятны береговые,
Где зелены травы и розов репей…

Колодец, студёной водою поивший,
Отцовский упрятанный в степь хуторок,
Край отчий, таланты любовно взрастивший,
Тобой удостоены красок и строк.

Ведь, ставши владыкой магической кисти,
Ты живописал и волшебным пером,
И повести жизни твоей, всплескам истин
Внимают везде, как и в крае родном.

…Уехал ты юным учиться в столицу,
Насытивши взор, повидал много стран.
Хоть броскостью льстили они живописцу,
Но снился ночами Нор Нахичеван.

Судьбою счастливой влеком, не судьбиной,
Ты живописал изумляющий мир,
И людям открыт, не гоним и чужбиной,
Ликующих красок устраивал пир.

…Египетский полдень пылающий зноен.
Почти ощутим, отпускает он взор,
Но льнёт hАйастана раздолье родное,
Где веет прохладой с заснеженных гор.

И ты рисовал с упоением, рвением
Долины и гор силуэты, хребты –
Все то наречённое гордо Арменией,
Что ты возлюбил, как Донщины цветы!

Людей возлюбил ты, простых hайастанцев,
На сильных волах поднимающих новь,
Крестьян деревень и чужбинных скитальцев,
Воздавших не словом – добром за любовь!

Ты их рисовал и людей именитых –
Поэтов и зодчих, учёных-армян,
Сынов, дочерей НаирИ даровитых –
Явились нам Исаакян, Таманян…

Все, чьи имена называя, мы горды
За наш наделённый талантом народ.
Его не смели диких варваров орды,
И он сквозь века устремлялся вперёд.

Хачкаров узоры пронёс, фолианты,
Стихов яркоцветие, миниатюр,
Души неоскудной дары-бриллианты,
Дары богатейшей из древних культур.

Ты – славный, достойный её представитель,
Ты – солнечных красок творец-чародей,
Добра, Красоты, мудрых Истин носитель,
Наследьем своим одаривший людей!..

Ты вновь преподносишь пейзажи, портреты,
Пахучих цветов и плодов натюрморт.
И тщатся тебя славословить поэты,
Хоть каждый тобой очарован и горд.

…Дерзну ль поднести для Варпета я вирши?
Он, славный земляк всех армян, – юбиляр.
Земле всей могучесть таланта явивший,
Души благородством не раз поразивший,
Быть может, он примет мой искренний дар.

Кнарик Хартавакян

 

*****

Возвратившихся с войны — как нам их встретить?
Возвратившихся под кров родной с Победой?
Тем, кто где только ни был, и где бы не был —
Рисовал Сарьян свои «Цветы».

Не вернувшихся с войны оплакать как нам?
Как отметить все не сыгранные свадьбы?
На застольях долгих спеть бы и сплясать бы? —
Рисовал Сарьян свои «Цветы».

Вам, кому вовек не встать с чужих полей,
Вам, под клик печальный крунков-журавлей,
Вам, от всех спасённых сыновей и дочерей —
Лучший дар — Армении цветы!

Багирова Мара

*****

Живописать словами дар Варпета?..
Разлить по строкам радуг слитый цвет?
Теснить в размер твоей вселенной свет,
Хор звёздный сузить до строфы квартета?..

Замолкнет песнь моя и не пропета,
Не возведёт на Мастера навет…
Твоим творениям не нужно мет:
Мэтр подписал пейзажи и портреты.

Успел создать и книгу о себе –
Об отчем крае, благостной судьбе…
Ты – истый сын гордящимся армянам.
Но ты пленил палитрой целый мир…
Ужель не явят лик твой струны лир
В сапфире шара в зареве багряном?!

Кнарик Хартавакян

*****

Непревзойдённый Мастер Аветик!
Там, за тобой, лишь гор нагроможденья.
В час вдохновенья после изможденья,
Неистощим, неутомим, велик,
Ты восседаешь, мудр… Ты всё постиг,
Даритель совершенства, наслажденья…
Исполнен доброты и снисхожденья
Твой величавый и прекрасный лик!
Его, лик мудреца, мыслителя, Поэта,
Явила кисть Сарьяна, мощь Варпета.
Кто гениальней из армян двоих?..
Чреде вселенских новых поколений,
Мир Красотой спасти нацелен, рьян,
Предстал армянский многоликий гений!

Кнарик Хартавакян

*****

«Портрет Довженко» Мартироса Сарьяна

Сарьян писал портрет неторопливо,
Желая, чтоб подольше длилась речь.
Просил он, чтоб Довженко берегли мы,
Но мы Довженко не смогли сберечь.

Шептал Сарьян: «Его не будет скоро…» –
И каждый знал: смерть и за ним придёт.
И не страшился гений приговора –
Не то сегодня время, час не тот…

Витали страхи, смерть грозила пикой,
Но из ночной всплывали глубины
Глаза Довженко, светлые, с грустинкой,
Над нашим древним комплексом вины.

Пусть жизнь пошла к закату, не в зените, –
Рассветною зарёй из-под земли
Горят слова: «Довженко берегите!»,
Но мы Довженко, жаль, не сберегли.

Глаза лазурью вспыхнули азартно.
Сарьяна краски не тускнеют, нет.
Сияет лик Довженко Александра –
В само бессмертье вставленный портрет.

Ян Таировский

*****

«Финниковая пальма. Египет» Мартироса Сарьяна

Египет — экзотичная страна
Оазисов, пустынь и пирамид.
Ослами и верблюдами полна,
Как в древности свой сохранила вид.

Контрасты красок, самобытность их,
Симметрия и обобщенность форм.
В картине много прочих тайн других,
Что формируют колорит и фон.

Желто-оранжевый и синий цвет
В картине создают палящий зной,
Что впечатляя, оставляет след,
В воспоминаньях о стране чужой.

А пальма, почти в центре полотна,
Собой определяет вертикаль.
Её листами арка рождена.
В картине это главная деталь.

Под аркой этой несколько фигур
Художник броско очень разместил:
Людей, верблюда. Место ишаку
Нашел, феллаха тоже не забыл.

Над ними с пальмы гроздьями висят
Ярчайшие, созревшие плоды.
Под тяжестью своею вниз глядят
Уже в предверии своей судьбы.

Ханин Борис

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *