Стихи о Михайловском замке

Стихи о Михайловском замкеТень Михайловского замка,
Что ты прячешь за собой?
Фотокарточкою в рамке
Застывает крик немой.

Здесь убили властелина,
Невиновного царя,
Помешал он их интригам,
Государство сохраня.

Незабвенный милый Павел,
О тебе сейчас молюсь.
Ты недолго хоть и правил,
Но прекрасно, признаюсь.

Ты глядел с того портрета,
Мягко, добро и с тоской.
И глаза лучились светом,
Украшая облик твой.

Каюсь я, в тебя влюбилось
Сердце детское моё.
Я тобою восхитилась,
Император дорогой.

Я сейчас люблю другого,
Он попал под остриё,
Но к тебе я сохранила
Чувство нежное своё.

Знаешь, Павел, я жалела
О твоей такой судьбе.
Мне давно осточертели
Заговорщики в стране.

Твоего отца, я помню,
Тоже кто-то задушил.
Высочайшему приказу
Тот предатель послужил.

И сейчас, судьбой ведомый
Обречён на гибель ты.
Графа Палена рукою
Сожжены здесь все мосты.

Павел, милый, не за дело
Клеветали на тебя.
Все реформы проводил ты,
Только разуму внемля.

Ты давал права крестьянам,
(Отчего их не давать?)
Сбил ты спесь своим дворянам,
Чтобы меру стали знать.

Но не поняли творенья,
Мудрых замыслов твоих,
И теперь лежишь покоен,
В окружении родных.

Слышу слёзы, слышу, плачут,
В трауре твоя семья.
И скажу я без утайки,
С ними плакала и я.

Тень Михайловского замка,
Приходила я к тебе,
Чтоб послушать песню флейты
В предрассветной мрачной мгле.

Приходила, чтобы вспомнить,
Приходила погрустить.
Для меня в веках теперь ты
Навсегда остался жить.

Я приду к тебе ещё раз,
Я приду к тебе весной.
Ты пройдёшь, мне улыбнёшься,
Император нежный мой.

Веретинская Мари

*****

От речки ветерок прозрачный…
Что наша жизнь, коль все мы бренны!
Что думаешь о замке мрачном?
О бедном Павле убиенном?

В Фонтанке замка отраженье,
И волны плещутся в печали,
Как ты придумал все, Баженов!
Ты ведал, что творил?.. Едва ли…

Неуловимое желанье –
Таинственной коснуться силы,
Пасть на колени с покаяньем —
Архистратигу Михаилу.

Корпусова Ирина

*****

Небо в провал темнеющий
Звезды насыплет скоро.
Тысячи стылых ночей еще
Замку тревожить город.

Снова прохожий крестится,
Пряча глаза… Напрасно!
Мрамор на белой лестнице
Густо окрашен красным.

Замок холодным пламенем
Лед на Фонтанке плавит.
Чтоб в коридоре каменном
Рук не морозил Павел.

Платт Арсений

*****

Баллада о Михайловском замке

Окруженный волною, что моет гранит,
Неприступный Михайловский замок стоит.

И видны, устремленные в небо, кругом
Колокольня и шпиль с лучезарным крестом.

С опасением шепчет Михайловский сад:
Много тайн за высокой решеткой оград.

И пока лик Луны в свете дня не потух,
Императора Павла разгневанный дух

Со свечою горящей по залам пройдет,
То окно отопрет, то устало вздохнет.

И прохожий идет прочь от сумрачных стен,
Замечая в окне неотмщенную тень,

Чей чуть слышен в покоях рыдающий глас,
Что ведет в тишине свой печальный рассказ,

Как гробницею стала его цитадель,
И кровавою плахой — ночная постель,

Как он двести и десять мучительных лет
Не находит врагов и предателей след,

Как терзает его справедливый укор,
Что не слушал старухи простой приговор:

Столько лет ему жить, сколько букв он сочтет
Над проходом больших Воскресенских ворот.

И затушит несчастная тень бледный свет,
Заиграет старинный его флажолет.

И лишь солнечный луч до грядущей Луны
Императору дарит счастливые сны.

Воробьева Екатерина

*****

Не спит неведомая сила —
Гнездо Святого Михаила,
Сей замок, крепость и дворец,
Где скорбный свой нашёл конец
Адепт Мальтийского креста,
Хозяин невесёлой доли,
По высших сил суровой воле
Имевший слабые места,
Что зло свои сыграли роли…
И тайнам, в стенах заключённым,
До сей поры разгадки нет,
И окна поглощают свет
От солнца, фонарей включённых,
Уж много беспокойных лет…
В одном окне свеча горит…
Не спит… Вздыхает… Говорит…

Пружин Игнатий

*****

С расстановкою, с чувством и с толком
В окруженьи достойных персон
В назиданье грядущим потомкам
Я исполню народный шансон.

Павел Первый Россиею правил
Но судьба с ним сыграла кульбит,
И в Михайловском замке царь Павел
Был ни зА что, ни прО что убит.

В этом замке хоть влево, хоть вправо
Было множество тайных ходов.
Государь был тяжелого нрава
Но любил и дворняг, и котов.

В треуголке всегда импозантный
Гарцевал он на резвом коне
И мечтал, как в Михайловском замке
Заживет он на пользу стране.

Он любил барабаны и пушки
И покоя не ведал совсем.
Но в саду городская кукушка
Нагадала ему сорок семь.

Царь любил выходить на парады
И к нему потянулся народ.
Но приспешники были не рады
И устроили переворот.

Это было на речке Фонтанке
Девятнадцатый век наступил
И царь Павел в Михайловском замке
Свою горькую чашу испил.

И сегодня порою ночною
В замке вдруг загорается свет,
Павел ходит в руках со свечою,
На скрипучий ступая паркет.

Ах, Россия – родная держава,
Ты огромная, как рыба-кит.
И в тебя кто-то мерзкое жало
То и дело вонзить норовит.

Дайте ж рюмку, смолкаю, нет мочи,
Лучше вам расскажу о любви.
Не то станет в душе еще горче,
Коль спою вам про Спас-на-Крови.

Парфенов Юрий

*****

Строгие залы, таинственный вид,
Уводит всё дальше начитанный гид.
Как странник в эпоху я ту погружён.
Как в зеркале образ мой здесь отражён.

Отстал я от группы, иду сам не свой.
Лакей, поклонившись позвал за собой.
Что это всё значит, как это понять?
Назад оглянулся, но некого звать.

Иду, но понять это мне не дано.
А может здесь просто снимают кино?
Но я то тогда для чего нужен им?
Я в кадр не впишусь вовсе с видом своим.

Меня проводили в таинственный зал.
О, Боже, как будто открылся портал.
Сам царь, Павел первый стоит перед мной.
Лакей вышел вон, дверь закрыв за собой.

Царя я узнал, раньше видел портрет.
Когда-то читал, но прошло много лет.
И вот чудеса — я стою перед ним,
Стою перед ним, государем своим.

Во век сновиденьями я не страдал,
О встрече об этой совсем не мечтал.
Царь взглядом суровым взглянул на меня,
К окну подозвал он, рукою маня.

Там рота гвардейцев стоит на плацу.
Похожи, как братья, мундир им к лицу.
Вот шпага полковника к верху ушла —
Торжественным маршем вся рота прошла.

Стою в удивлении, язык онемел.
Ни слова сказать я в тот миг не сумел.
Царь рядом стоит, молча смотрит в окно.
Вот это сюжет, вот кино — так кино.

Но вот государь мне в глаза посмотрел,
Как будто мне что-то сказать он хотел.
Задумчивый вид и слеза на щеке,
Пульсирует жилка на левом виске.

Он стал удаляться, я молча за ним,
Как будто душой породнились мы с ним.
Почувствовал вдруг, что беда его ждёт.
Уйдёт он сейчас, но назад не придёт.

Вот спальня, темно, слышен топот сапог —
Идёт не один, топот множества ног.
От факелов блики, ругательства рык,
Потом раздаётся пронзительный крик.

В мгновенье всё стихло. Темнеет в глазах.
Иду я назад, а лицо всё в слезах.
В тот миг я осознанно всё понимал.
Царя в день последний я здесь увидал.

Мельников Сергей

*****

В гранитном, северном цветке
Осколок мрачного преданья —
На зыбком, медленном песке
Безумьем созданное зданье.
Оно у кованых перил
Коробкой смятою застыло. —
Не правда ль, Павел, ты любил
Свою кирпичную могилу?
Как пешеходы вдоль реки,
Сквозь жизнь ты шел, из зала в зало…
И в черных рамах глубоки
Окон белесые провалы.
На киноварь стены крутой
Лег иней сединою мудрой:
Так падал некогда сухой
На запах крови запах пудры.
И, смутный раздвигая сон,
Под букв литою позолотой,
Стальные челюсти времен —
Еще смыкаются ворота…
Истошный окрик стих и слег.
И, меж деревьев, над водою,
Едва приметный огонек
Горит зеленою звездою.
И вдоль дорических колонн —
Их ровно десять вывел Бренна, —
Другие дни берут разгон:
И с каждым солнцем неизменно
(Курносый пасынок судьбы.
Сухим смешком своим залейся!)
– Горячий хлеб и новый быт
Несут с собой красноармейцы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *