Стихи о Нефертити

Стихи о НефертитиО, грустная Нефертити,
О, сладость моих очей,
зачем ты связала нити
своей судьбы и моей?

Я так же как ты, сгорая,
смотрю на ночные огни.
и лучше не создали рая,
чем ночи таинственной сны.

О, милая Нефертити,
я ночью сны вижу твои.
Я вижу во сне магниты,
что тянут меня к любви.

О грустная Нефертити,
О, сладость моих очей…
А в картах… одни лишь пики
рисуют судьбу морей…

Коноплева Ева

*****

Нам из миров далеких тонких,
Искрится нимб ее златой,
И профиль нежный амазонки,
Блистает яркой красотой.

И с кем ее вы не сравните,
Вот даже с обликом Мадонн,
Неповторимость Нефертити,
Ценил великий Эхнатон…

Сивак Геннадий

*****

Лик знакомый, посмотрите,
Взгляд богини — Нефертити,
Поступь лёгкая, осанка,
Стать — царица египтянка!
Хороша, умна, строптива
И красавица на диво,
К «Совершенной» на поклон
Приходил сам фараон.
Нёс папирус в виде свитка,
Спор решала — фаворитка,
Не было её мудрее,
Действенней в делах, хитрее,
А не «женский» склад ума,
Всех послов сводил с ума.
Говорили — иностранка,
Шёл слушок — не египтянка
И не царских, мол — кровей,
Сплетен всех — была сильней!
Фараон сам удивлялся —
Каждый день в неё влюблялся,
Целовал царице шейку
Он, дарил златую змейку,
Растирал, лобзал царь мочки
Ей ушей, Эроса точки.
Но снимал с чела корону,
Что давала власть, мадонну
Нёс влюблённый в своё ложе,
Кисти рук любил он тоже.
В шёлке россыпей — волос
Прятал лик свой, чтоб Эрос
Дал блаженство и усладу
Ей — царице, как награду,
Чтоб была довольна, смела,
Править всей страной хотела!
Так она жила в блаженстве,
С умом, телом в совершенстве,
Царь во тьме лет «затерялся»,
Нефертити лик — остался!

Агузарова-Левакова Людмила

*****

Прекрасны Вы, царица Нефертити!
Я — пыль у Ваших ног,
я — тень пред Вашим взором.
Простите смелость мне мою,
пожалуйста, простите,
Среди цариц — сверкающий алмаз!
Позвольте мне на камне этом черном
Своим резцом увековечить Вас!

И Ваша красота, как лотоса соцветие,
В иных дворцах, мирах и временах —
Пускай пройдут века, пускай — тысячелетия,
Пусть молятся другому люди богу,
Пусть пирамиды обратятся в прах —
Подарит людям радость и тревогу,

И позовет, и поведет куда-то,
Рождая о несбыточном мечту…
В душе раба, в душе аристократа
Замолкнет разум и воскреснет чувство!..
Хвала богам за Вашу красоту!
За вашу Красоту и за мое Искусство!

Орвини

*****

Твой храм, царица, — параллелепипед,
В котором ты Единобожие взрастила,
Где ты бросала взор свой на Египет
И красоту веков в себя влюбила.

И на тебя глядят сквозь сны столетий
Разбуженные предки Альба Лонги
И даже Рима Кесаревы дети
С любовью зрят на этот профиль тонкий.

Ведь на тебе корона фараона,
Что говорит, что для любого инородца
Ты не жена Аменхотепа-Эхнатона,
О, Нефертити, ты — супруга бога Солнца!

Валевский Валентин

*****

Царица Египта, любившая солнце!
Имя её пронеслось сквозь века,
Но тайна её никем не открыта —
Нефертити как будто с собой унесла.

И храмы Египта хранят её имя,
Там к яркому солнцу стремится она.
Красота и душа стали словно едины,
До сих пор пленяют наши сердца!

*****

Как ни крутите,
ни вертити,
существовала
Нефертити.
Она когда-то в мире оном
жила с каким-то фараоном,
но даже если с ним лежала,
она векам принадлежала.
И он испытывал страданья
от видимости обладанья.
Носил он важно
облаченья.
Произносил он
обличенья.
Он укреплял свои устои,
но, как заметил Авиценна,
в природе рядом с красотою
любая власть неполноценна.
И фараона мучил комплекс
неполноценности…
Он комкал
салфетку мрачно за обедом,
когда раздумывал об этом.
Имел он войско,
колесницы,
ну а она —
глаза,
ресницы,
и лоб,
звездами озарённый,
и шеи выгиб изумлённый.
Когда они в носилках плыли,
то взгляды всех глазевших были
обращены,
как по наитью,
не к фараону —
к Нефертити.
Был фараон угрюмым в ласке
и допускал прямые грубости,
поскольку чуял хрупкость власти
в сравненье с властью этой хрупкости.
А сфинксы
медленно
выветривались,
и веры
мёртвенно
выветривались,
но сквозь идеи и событья,
сквозь всё,
в чём время обманулось,
тянулось шея Нефертити
и к нам сегодня дотянулась.
Она —
в мальчишеском наброске
и у монтажницы на брошке.
Она кого-то очищает,
не приедаясь,
не тускнея,
и кто-то снова ощущает
неполноценность рядом с нею.
Мы с вами часто вязнем в быте…
А Нефертити?
Нефертити
сквозь быт,
событья, лица, даты
всё так же тянется куда-то…
Как ни крутите,
ни вертите,
но существуют
Нефертити.

Евтушенко Евгений

*****

Верны, задумчивы черты…
Она — художника создание…
Царица вечной красоты…
А очи в нежном ожидании…

Она прекрасна без прикрас…
Она — цветок любви, желанья…
Не надо сотен пышных фраз…
А очи в нежном ожидании…

А может быть с небес она,
Приходит к людям на свидание?..
Все знает, все постичь смогла…
А очи в нежном ожидании…

Чего ты ждёшь? Какого зова?
И каково твоё призванье?
В ответ всё тихо… нет ни слова…
А очи в нежном ожидании…

Гребенко Наталья

*****

Египетский рай — на плантациях Нила,
Невольничий рынок Каира,
И только она —
жена
фараона
Достойна небесного трона.
Сияет сквозь бремя событий
Песчаная Нефертити.
Он был её бог,
Он был её муж,
Но мало прославился он.
И тем знаменит, что столицу и глушь
К ногам её бросил муж-фараон.
Какая ирония глупых событий —
Прославилась Нефертити.
Рассыпались горы, иссохли моря,
Затихли в веках пирамиды,
И мерно ласкают ветра и заря
Песчаника жёлтые плиты.
И только она хороша средь событий —
Прекрасная Нефертити.
Загадка истории — шарм мертвецов,
Легенд обветшалые строки.
Среди пирамид есть живое лицо,
Забывшее даже о сроке.
И юностью дышит средь жалких событий
Великая женщина — Нефертити.
Кто памятник строил войной иль строкой,
А кто покорял Колизеи,
Кто Цезаря свергнул бездушной рукой,
Пылятся в парижском музее.
И лишь обаятельна в бездне событий
Царица богов — Нефертити.
Над всем возвышается женщина вновь —
Но та, что познала любовь.
Средь женственных линий лица
Бьются мужские сердца.
И даже печали событий
Не стёрли черты Нефертити.

Малинкина Надежда

*****

Я снова здесь. Я — изумлённый зритель…
Не в силах отвести влюблённых глаз,
Гляжу на гордый профиль Нефертити,
Пытаясь разгадать в который раз
Её секреты юности и власти
Над мыслями и душами людей…
Быть может, это — истинное счастье?
За что, родившей шестерых детей,
Владычице египетского трона
Была дана богами красота,
Которая пленила Эхнатона?
Но тёмный взгляд печален неспроста —
Он рассказал, что во дворцах роскошных
Все видели стареющую мать,
И лишь один единственный — художник
Способен был царицу изваять
Такой, какой она являлась прежде
Ему во сне… Надменной, но при том
Желанной и несбыточной надеждой,
Такой, какой её не знал никто
Из тех, что поклонялись ей в Египте.
И вдруг я поняла, что визави —
Не профиль вечно юной Нефертити,
А древняя история любви.

Людвиг Анна

*****

На троне Кеми — царств святого Нила
Встречал рассвет великий фараон.
Восходом солнца в блеске озарило
Его столицу — юный град Ахетатон.

— Взгляни жена моя, сестра родная,
Великолепен Атон — наш Солнце — БОГ!
Он, день в ночи вселенской проявляя,
Дарует всем добра и милости урок.

Прекрасноокая царица Нефертити
Изящной головой на длинной шее
Кивнув в ответ: — Вы истины твердите…
Жрецы, однако, в злобе все мрачнее!

— Они лжецы и воры повсеместно, —
Взорвался гневно реформатор-царь. —
Измена зреет среди них, известно!
Всю мудрость извратили они встарь,

Прозвав извечно — безымянным БОГА —
Творца небес, всех тварей и людей.
Взамен Египту предложили много
Подложных идолов с личинами зверей.

Единый БОГ открылся мне как Солнце,
Дающий щедрой жизни красоту.
Не вправе я, для истины оконце
Приотворив, вернуться в темноту.

— О Эхнатон мой! Силы их несметны.
Все знания тайн хранят века подряд.
Опасны в жречестве, доносят, сплетни.
Теряющие власть, обиды не простят.

Они способны наши души жизни
Не этой, так иной лишить, во мрак
Забвения ввергнув. Пусть Всевышний
Подаст защитной благодати знак!

— Не бойся смерти, милая! Создатель
Нас примет в свете и благоволит.
Я не из тех царей, кто бренно тратил
Страны богатства ради пирамид.

Не мрачным истуканам люди Нила,
А Солнцу жизни гимны возносить
Отныне будут. С нами божья сила!
В его любви благодарение — жить.

— Я верю вам, возлюбленный мой брат!
Атона восхвалю, в лучах его согрета.
Мне с вами не страшны кинжал и яд…
Пугает в снах оскал зловещий Сета.

Алмаз Тимуршин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *