Стихи о поэтах

Стихи о поэтахПоэт в стихах и сценарист,
И исполнитель, и артист,
И сам себе он режиссёр,
И самый строгий прокурор!

Он и редактор, и солист,
А иногда и пародист,
Когда портрет он пишет свой,
То сам смеётся над собой!

Львовский Марк

*****

Тот поэт, врагов кто губит,
Чья родная правда мать,
Кто людей, как братьев, любит
И готов за них страдать.
Он все сделает свободно,
Что другие не могли.
Он поэт, поэт народный,
Он поэт родной земли!

Сергей Есенин

*****

Поэт, изучай своё ремесло,
Иначе словам неудобно до хруста,
Иначе всё вдохновенье на слом!
Без техники нет искусства.
Случайности не пускай на порог,
В чёткости каждого слова уверься.
Единственный
возможный
в жизни
порок —
Это порок сердца

Сельвинский И.

*****

Поэт! Не дорожи любовию народной.
Восторженных похвал пройдёт минутный шум;
Услышишь суд глупца и смех толпы холодной,
Но ты останься твёрд, спокоен и угрюм,

Ты царь: живи один. Дорогою свободной
Иди, куда влечёт тебя свободный ум,
Усовершенствуя плоды любимых дум,
Не требуя наград за подвиг благородный.

Один в самом тебе. Ты сам свой высший суд;
Всех строже оценить умеешь ты свой труд.
Ты им доволен ли, взыскательный художник?

Доволен? Так пускай толпа его бранит
М плюет на алтарь, где твой огонь горит,
И в детской резвости колеблет твой треножник.

Александр Пушкин

*****

Поэт не может без любви,
Среди классических дуэтов,
И Маяковский с Лилей Брик,
И множество других поэтов.

Вот Пушкин вместе с Натали,
Ну как здесь можно без любви,
Любовь у Пушкина в крови,
Он принял смерть из-за любви.

Любовь — локомотив судьбы,
Высоцкий и Марина Влади,
Поэт с гитарою распят,
И жизнь отдал не славы ради!

Поэт и муза неразлучны,
Без вдохновенья нет стихов,
Любовь — не мода, не искусство,
Пока я жив, жива любовь!

Львовский Марк

*****

Быть поэтом — это значит то же,
Если правды жизни не нарушить,
Рубцевать себя по нежной коже,
Кровью чувств ласкать чужие души.

Быть поэтом — значит петь раздолье,
Чтобы было для тебя известней.
Соловей поет — ему не больно,
У него одна и та же песня.

Канарейка с голоса чужого —
Жалкая, смешная побрякушка.
Миру нужно песенное слово
Петь по-свойски, даже как лягушка.

Магомет перехитрил в коране,
Запрещая крепкие напитки,
Потому поэт не перестанет
Пить вино, когда идет на пытки.

И когда поэт идет к любимой,
А любимая с другим лежит на ложе,
Благою живительной хранимый,
Он ей в сердце не запустит ножик.

Но, горя ревнивою отвагой,
Будет вслух насвистывать до дома:
«Ну и что ж, помру себе бродягой,
На земле и это нам знакомо».

Сергей Есенин

*****

Поэт не пишет, он поёт,
Как вдохновение придёт,
Когда душа его зовёт,
И тему он себе найдёт.

Поток сознания в тиши,
Есть отзвук из его души,
И отблеск из того огня,
Что так сжигал всего себя.

Львовский Марк

*****

Удивительные строчки, рифмы,
Людям умудрился подарить,
Твои произведения цепляют,
И учат чувствами всех жить.

И в день такой особый и чудесный,
В день, когда родился ты,
Пожелаю жизни я прелестной,
Чтоб сбылись твои мечты.

Чтоб тебя не покидала муза,
Вдохновения тебе, добра,
С каждым днем ты раскрываешь душу,
Ты поэт, не прячешь ты слова!

*****

Когда Рафаэль вдохновенный
Пречистой девы лик священный
Живою кистью окончал,-
Своим искусством восхищенный
Он пред картиною упал!
Но скоро сей порыв чудесный
Слабел в груди его младой,
И утомленный и немой,
Он забывал огонь небесный.

Таков поэт: чуть мысль блеснет,
Как он пером своим прольет
Всю душу; звуком громкой лиры
Чарует свет и в тишине
Поет, забывшись в райском сне,
Вас, вас! души его кумиры!
И вдруг хладеет жар ланит,
Его сердечные волненья
Все тише, и призрак бежит!
Но долго, долго он хранит
Первоначальны впечатленья.

Михаил Лермонтов

*****

Чтобы убить поэта навсегда,
Достаточно канонизировать его однажды,
Воздвигнуть памятник, и улицу назвать,
Заставить в школе изучать,
И будет уничтожен он тем самым дважды!

Страшнее нет официоза,
Когда поэта власти признают,
Уродуют, возносят, предают,
И топят в жерле поминального экстаза!

Убить физически,
Затем уже духовно,
Незримо задушив его бескровно,
Но истинный поэт своей державы,
Переживёт в веках
Кошмар любви и бремя славы!

Львовский Марк

*****

Одни поэты — сыновья эпохи,
Другие — с вечностью обручены…
Деревья, хороши они иль плохи,
Свой облик изменять обречены.

Почувствовав откуда дует ветер,
Меняют цвет деревья, но сосна
Под снегом зимним и под зноем летним
Равно всегда стройна и зелена.

Расул Гамзатов

*****

О мысль поэта! Ты вольна,
Как песня вольной гальционы!
В тебе самой твои законы,
Сама собою ты стройна!
Кто скажет молнии: браздами
Не раздирай ночную мглу?
Кто скажет горному орлу:

Ты не ширяй под небесами,
На солнце гордо не смотри
И не плещи морей водами
Своими чёрными крылами
При блеске розовой зари?

Аполлон Майков

*****

Не поэт, кто слов пророка
Не желает заучить,
Кто язвительно порока
Не умеет обличить.

Не поэт, кто сам боится,
Чтобы сильных уязвить,
Кто победою гордится,
Может слабых устрашить.

Не поэт и кто имеет
К людям разную любовь,
Кто за правду не умеет
Проливать с врагами кровь.

Тот поэт, врагов кто губит,
Чья родная правда — мать,
Кто людей как братьев любит
И готов за них страдать.

Он все сделает свободно,
Что другие не могли.
Он поэт, поэт народный,
Он поэт родной земли!

Сергей Есенин

*****

Поэты разные бывают,
Один велик в расцвете лет,
Другого просто не читают,
Еще есть «бронзовый» поэт!

Такой от славы «бронзовеет»
И отражает солнца свет,
Другой так врет, что не краснеет,
И оскорбляет всех в ответ!

Бывают критики поэтов,
Они зловреднее всего,
Ругают вас они, а сами,
Давно не пишут ничего!

Всех разновидностей поэтов
Пожалуй здесь не перечесть,
Но музам служат все при этом,
Спасибо им, что они есть!

Львовский Марк

*****

Поэзия — горячий цех,
В котором место есть для тех,
Кто ночью и при свете дня
Прожить не может без огня.
Пусть слабодушные уйдут,
Их обиталище не тут.
Пускай покинет нас делец:
Огонь — не золотой телец.
За слабодушным и дельцом
Ленивец пусть уйдёт с глупцом.
Здесь не надёжен их успех:
Поэзия — горячий цех.

Сельвинский Илья

*****

Если ты непризнанный поэт,
Если ты без имени и званья,
И тебя не выпускают в свет,
Ждут тебя одни лишь наказанья!

Как посмел писать ты о любви,
Как посмел писать ты о пороках,
Ты у нас умоешься в крови,
Власти не нуждаются в пророках!

Каждый тебя может оскорбить,
Каждый может плюнуть прямо в душу,
И морально могут раздавить,
Только я не сдамся и не струшу!

Львовский Марк

*****

Начинающему поэту

Мой друг, зачем по молодости лет
Ты объявляешь публике читающей?
Тот, кто еще не начал,- не поэт,
А кто уж начал, — тот не начинающий.

Самуил Маршак

*****

Подумаешь тоже работа, —
Беспечное это житьё:
Подслушать у музыки что-то
И выдать шутя за своё.

И чьё-то весёлое скерцо
В какие-то строки вложив,
Поклясться, что бедное сердце
Так стонет средь блещущих нив.

А после подслушать у леса,
У сосен, молчальниц на вид,
Пока дымовая завеса
Тумана повсюду стоит.

Налево беру и направо
И даже, без чувства вины,
Немного у жизни лукавой
И всё — у ночной тишины.

Анна Ахматова

*****

Капли на щёки поэта упали.
На правой щеке его и на левой.
То капля радости, капля печали,
Слезинка любви и слезинка гнева.

Две маленьких капли, чисты и тихи.
Две капли бессильны, пока не сольются,
Но, слившись, они превратятся в стихи.
И молнией вспыхнут, и ливнем прольются.

Расул Гамзатов

*****

Юному поэту

Юноша бледный со взором горящим,
Ныне даю я тебе три завета:
Первый прими: не живи настоящим,
Только грядущее — область поэта.

Помни второй: никому не сочувствуй,
Сам же себя полюби беспредельно.
Третий храни: поклоняйся искусству,
Только ему, безраздумно, бесцельно.

Юноша бледный со взором смущённым!
Если ты примешь моих три завета,
Молча паду я бойцом побеждённым,
Зная, что в мире оставлю поэта.

Валерий Брюсов

*****

Поэт выходит в Интернет,
Печатать сборник, смысла нет,
За свои деньги издавать,
Друзьям в подарок предлагать?

Всего лишь несколько страниц,
Для привлечения девиц,
И точно, в этом весь секрет,
Чтобы сказали, он поэт!

Я эти сборники держал,
Почти никто их не читал,
Завоевать авторитет
Скорей поможет Интернет!

Львовский Марк

*****

Поэту

Ты должен быть гордым, как знамя;
Ты должен быть острым, как меч;
Как Данту, подземное пламя
Должно тебе щеки обжечь.

Всего будь холодный свидетель,
На все устремляя свой взор.
Да будет твоя добродетель —
Готовность войти на костер.

Быть может, всё в жизни лишь средство
Для ярко-певучих стихов,
И ты с беспечального детства
Ищи сочетания слов.

В минуты любовных объятий
К бесстрастью себя приневоль,
И в час беспощадных распятий
Прославь исступленную боль.

В снах утра и в бездне вечерней
Лови, что шепнет тебе Рок,
И помни: от века из терний
Поэта заветный венок!

Валерий Брюсов

*****

Пиши, поэт! Слагай для милой девы
Симфонии сердечные свои!
Переливай в гремучие напевы
Несчастный жар страдальческой любви!
Чтоб выразить отчаянные муки,
Чтоб весь твой огнь в словах твоих изник, —
Изобретай неслыханные звуки,
Выдумывай неведомый язык!
И он поет. Любовью к милой дышит
Откованный в горниле сердца стих.
Певец поэт — она его не слышит;
Он слезы льет — она не видит их.
Когда ж молва, все тайны расторгая,
Песнь жаркую по свету разнесет
И, может быть, красавица другая
Прочувствует ее, не понимая,
Она ее бесчувственно поймет.
Она пройдет, измерит без раздумья
Всю глубину поэта тяжких дум;
Ее живой быстро-летучий ум
Поймет язык сердечного безумья, —
И, гордого могущества полна,
Перед своим поклонником, она
На бурный стих порой ему укажет,
Где вся душа, вся жизнь его горит,
С улыбкою: «Как это мило!» — скажет
И, легкая, к забавам улетит.
А ты ступай, мечтатель неизменный,
Вновь расточать бесплатные мечты!
Иди опять красавице надменной
Ковать венец, работник вдохновенный,
Ремесленник во славу красоты!

Бенедиктов Владимир

*****

Поэт, ты не обязан,
Писать на злобу дня,
Любовь куда прекрасней,
И больше в ней огня.

Но если сердце бьётся,
Выстукивая шаг,
Гражданский стих прольётся,
Пусть реет, словно флаг!

Львовский Марк

*****

Пока не требует поэта
К священной жертве Аполлон,
В заботах суетного света
Он малодушно погружен;
Молчит его святая лира;
Душа вкушает хладный сон,
И меж детей ничтожных мира,
Быть может, всех ничтожней он.

Но лишь божественный глагол
До слуха чуткого коснется,
Душа поэта встрепенется,
Как пробудившийся орел.
Тоскует он в забавах мира,
Людской чуждается молвы,
К ногам народного кумира
Не клонит гордой головы;
Бежит он, дикий и суровый,
И звуков и смятенья полн,
На берега пустынных волн,
В широкошумные дубровы…

Александр Пушкин

*****

Поэт устроен странно:
Он думает нежданно,
Он образами мыслит и лишь стихом живет,
Словами он играет,
Как книгу, жизнь листает,
И, словно гость на свете, смерть, как хозяйку ждет.
В свою влюбленный странность,
Не ценит он реальность,
Мир для него не боле, чем временный колпак,
Красивый и огромный,
Но очень неудобный,
И вовсе непригодный для бесконечных благ.
Он в мире, словно странник,
Имеет свой фонарик,
И стихотворным светом свой пролагает путь,
Дорогой одинокой
К звезде своей высокой
Идет он, проклиная всю временную муть.
Порядки все земные,
Законы мировые,
Моральные устои и всякие дела
Его лишь раздражают,
Ему всегда мешают
Сиюминутной глупой борьбой добра и зла.
Как будто к небу птица,
Он к вечности стремится,
И вечность, словно строчку, кладет в свою тетрадь,
В желанный миг удачи
Он радости не прячет
И счастлив от того, что не может не писать.

Лившиц А.

*****

Как гусь, подбитый на лету,
Влачится стих его без крылий;
По напряжённому лицу
Текут слезы его усилий.
Вот после муки голова
Стихами тяжко разродилась.
В них рифма рифме удивилась,
И шумно стреснулись слова.
Не в светлых снах воображенья
Его поэзия живёт;
Не в них он ловит те виденья,
Что в звуках нам передаёт;
Но в душной кузнице терпенья,
Стихом, как молотом стуча,
Куёт он с дюжего плеча
Свои чугунные творенья.

Шевырёв С.

*****

Пусть гордый ум вещает миру,
Что всё незримое — лишь сон,
Пусть знанья молится кумиру
И лишь науки чтит закон.

Но ты, поэт, верь в жизнь иную:
Тебе небес открыта дверь;
Верь в силу творчества живую,
Во всё несбыточное верь!

Лишь тем, что свято, безупречно,
Что полно чистой красоты,
Лишь тем, что светит правдой вечной,
Певец, пленяться должен ты.

Любовь — твоё да будет знанье:
Проникнись ей, и песнь твоя
В себя включит и все страданье,
И все блаженство бытия.

К. Р.

*****

Поэт, когда уходит страх,
Кричит о попранных правах,
Смешон тиран, как жалкий вор,
И отменяют приговор!

Когда любовь к тебе придёт,
Поэт, твоя душа поёт,
Ты то вскипаешь, то притих,
И льётся серебристый стих!

Когда природой покорён,
И красотой её пленён,
И запах трав, букет цветов,
И брызги самых ярких слов!

Когда в стихах нет доброты,
В глазах рябит от пустоты,
Холодный и циничный взгляд,
Как из змеи струится яд!

Тот не поэт, а графоман,
Когда он выполняет план,
И скрыт в его стихах изъян,
В них правды нет, один обман!

Когда ты пишешь на заказ,
Рекламный ролик твой экстаз,
И деньги вдохновляют взлёт,
Ты не поэт, а рифмоплёт!

Кто есть поэт, кто не поэт,
Решает время, спора нет,
Ты хочешь, смейся, хочешь, пой,
Определит читатель твой!

Львовский Марк

*****

Блажен незлобивый поэт,
В ком мало желчи, много чувства:
Ему так искренен привет
Друзей спокойного искусства;

Ему сочувствие в толпе,
Как ропот волн, ласкает ухо;
Он чужд сомнения в себе —
Сей пытки творческого духа;

Любя беспечность и покой,
Гнушаясь дерзкою сатирой,
Он прочно властвует толпой
С своей миролюбивой лирой.

Дивясь великому уму,
Его не гонят, не злословят,
И современники ему
При жизни памятник готовят…

Но нет пощады у судьбы
Тому, чей благородный гений
Стал обличителем толпы,
Её страстей и заблуждений.

Питая ненавистью грудь,
Уста вооружив сатирой,
Проходит он тернистый путь
С своей карающею лирой.

Его преследуют хулы:
Он ловит звуки одобренья
Не в сладком ропоте хвалы,
А в диких криках озлобленья.

И веря и не веря вновь
Мечте высокого призванья,
Он проповедует любовь
Враждебным словом отрицанья, —

И каждый звук его речей
Плодит ему врагов суровых,
И умных и пустых людей,
Равно клеймить его готовых.

Со всех сторон его клянут
И, только труп его увидя,
Как много сделал он, поймут,
И как любил он — ненавидя!

Николай Некрасов

*****

‎Блажен озлобленный поэт,
Будь он хоть нравственный калека,
Ему венцы, ему привет
Детей озлобленного века.

‎Он как титан колеблет тьму,
Ища то выхода, то света —
Не людям верит он — уму,
И от богов не ждёт ответа.

‎Своим пророческим стихом
Тревожа сон мужей солидных,
Он сам страдает под ярмом
Противоречий очевидных.

‎Всем пылом сердца своего
Любя, он маски не выносит
И покупного ничего
В замену счастия не просит.

‎Яд — в глубине его страстей,
Спасенье — в силе отрицанья,
В любви — зародыши идей,
В идеях — выход из страданья.

‎Невольный крик его — наш крик,
Его пороки наши, наши!
Он с нами пьёт из общей чаши,
Как мы отравлен — и велик.

Полонский Яков

*****

За городом вырос пустынный квартал
На почве болотной и зыбкой.
Там жили поэты, — и каждый встречал
Другого надменной улыбкой.

Напрасно и день светозарный вставал
Над этим печальным болотом;
Его обитатель свой день посвящал
Вину и усердным работам.

Когда напивались, то в дружбе клялись,
Болтали цинично и прямо.
Под утро их рвало. Потом, запершись,
Работали тупо и рьяно.

Потом вылезали из будок, как псы,
Смотрели, как море горело.
И золотом каждой прохожей косы
Пленялись со знанием дела.

Разнежась, мечтали о веке златом,
Ругали издателей дружно.
И плакали горько над малым цветком,
Над маленькой тучкой жемчужной…

Так жили поэты. Читатель и друг!
Ты думаешь, может быть, — хуже
Твоих ежедневных бессильных потуг,
Твоей обывательской лужи?

Нет, милый читатель, мой критик слепой!
По крайности, есть у поэта
И косы, и тучки, и век золотой,
Тебе ж недоступно всё это!..

Ты будешь доволен собой и женой,
Своей конституцией куцой,
А вот у поэта — всемирный запой,
И мало ему конституций!

Пускай я умру под забором, как пёс,
Пусть жизнь меня в землю втоптала, —
Я верю: то бог меня снегом занес,
То вьюга меня целовала!

Александр Блок

*****

Конечно, Баратынский схематичен,
Бесстильность Фета всякому видна,
Блок по-немецки втайне педантичен,
У Анненского в трауре весна,
Цветаевская фанатична Муза,

Ахматовой высокопарен слог,
Кузмин манерен, Пастернаку вкуса
Недостает: болтливость вот порок,
Есть вычурность в строке у Мандельштама,
И Заболоцкий в сердце скуповат…

Какое счастье даже панорама
Их недостатков, выстроенных в ряд!

*****

«Если можешь стихов не писать —
Не пиши» —
Мне не раз подавали советы,
Но стихи приходили в нелегкой тиши,
Как бездомные
Малые дети.

А теперь по веленью созревшей души
К молодым обращаюсь
С таким же советом:
«Если можешь, мой друг, не писать —
Не пиши»,
Но потом пожалеешь об этом…

Ковалёв Анатолий

*****

Мы звёзды меняем на птичьи кларнеты
И флейты, пока ещё живы поэты,
И флейты — на синие щётки цветов,
Трещотки стрекоз и кнуты пастухов.

Как странно подумать, что мы променяли
На рифмы, в которых так много печали,
На голос, в котором и присвист и жесть,
Свою корневую, подземную честь.

А вы нас любили, а вы нас хвалили,
Так что ж вы лежите могила к могиле
И молча плывёте, в ладьях накренясь,
Косарь и псалтырщик, и плотничий князь?

Тарковский Арсений

*****

«Поэт в России больше чем, поэт»,
Но почему, кто даст ответ,
Он что, пророк или святой,
Ответит на вопрос любой?

Нет, он не истины знаток,
И для блатных он не браток,
И в картах он не знает масть,
Но как его боится власть!

Поэта слушает народ,
А убивает лишь урод,
Его на трон венчает смерть,
А по лицу стегает плеть!

И он как мученик живой,
Не проповедник, не святой,
Со ртом завязанным поёт,
И слово правды он несёт!

Львовский Марк

*****

О поэтах

Стихотворение это —
одинаково полезно и для редактора
и для поэтов

Всем товарищам по ремеслу:
несколько идей
о «прожигании глаголами сердец
людей»

Что поэзия?!
Пустяк.
Шутка.
А мне от этих шуточек жутко.

Мысленным оком окидывая Федерацию –
Готов до боли визжать и драться я.
Во всей округе –
Тысяч двадцать поэтов изогнулися в дуги,
От жизни сидячей высохли и жгут.
Изголодались.
С локтями голыми,
Но денно и нощно
Жгут и жгут
Сердца неповинных людей «глаголами».
Написал.
Готово.
Спрашивается – прожёг?
Прожёг!
И сердце и даже бок.
Только поймут ли поэтические стада,
Что сердца
сгорают –
исключительно от стыда.
Посудите:
сидит какой-нибудь верзила
(мало ли слов в России есть?!).
А он
вытягивает,
как булавку из ила,
пустяк,
который полегше зарифмоплесть.
А много ли в языке такой чуши,
Чтоб сама
колокольчиком
лезла в уши?!!
Выберет…
и опять отчёсывает вычески,
чтоб образ был «классический»,
«поэтический».
Вычешут…
и опять кряхтят они:
любят ямбы редактора лающиеся.
А попробуй
в ямб
пойди и запихни
какое-нибудь слово,
например «млекопитающееся».
Потеют как следует
над большим листом.
А только сбоку
на узеньком клочочке
Коротенькие строчки растянулись глистом.
А остальные –
одни запятые да точки.
Хороший язык взял да искрошил,
зря только на обучение тратил гроши.
В редакции
Поэтов банда такая,
Что у редактора хронический разлив жёлчи.
Банду локтями,
Дверями толкают,
курьер орёт «Набилось сволочи!»
Не от мира сего –
Стоят молча.
Поэту в редкость удачи лучи.
разве что редактор заталмудится слишком,
И врасплох удастся ему всучить
какую-нибудь
позапрошлогоднюю
залежавшуюся «веснишку».
И, наконец,
выпускающий,
над чушью фыркая,
режет набранное мелким петитиком
и затыкает стихами дырку за дыркой,
на горе родителям и на радость критикам.
И лезут за прибавками наборщик и наборщица.
Оно понятно –
Набирают и морщатся.

У меня решение одно отлежалось:
помочь людям.
А то жалость!
(Особенно предложение пригодилось к весне б,
когда стихом зачитывается весь нэп.)
Я не против такой поэзии.
Отнюдь.
Весною тянет на меланхолическую нудь.
Но долой рукоделие!
Что может быть старей кустарей?!
Как мастер этого дела
(ко мне не прицепитесь)
сообщу вам об универсальном рецепте-с.
(Новость та,
что моими мерами
поэты заменяются редакционными курьерами.)

Рецепт

(Правила просты совсем:
всего – семь.)

1. Берутся классики,
свёртываются в трубку
и пропускаются через мясорубку.
2. Что получилось, то
откидывают через решето.
3. Откинутое выставляется на вольный дух.
(Смотри, чтоб на «образы» не насело мух!)
4. Просушиваемое перетряхивается еле
(чтоб мягкие знаки чересчур не затвердели).
5. Сушится (чтоб не успело перевечниться)
и сыпется в машину:
обыкновенная перечница.
6. Затем
раскладывается под машиной
липкая бумага
(для ловли мушиной).
7. Теперь всё просто:
верти ручку,
да смотри, чтоб рифмы не сбились в кучку!
(Чтоб «кровь» к «любовь»,
«тень» ко «дню»,
чтоб аккуратненько
одна через одну.)

Полученное вынь и…
Готово к употреблению:
К чтению,
К декламированию,
К пению.

А чтоб поэтов от безработной меланхолии
вылечить,
Чтоб их не тянуло портить бумажки,
Отобрать их от добрейшего Анатолия Васильича
И передать
Товарищу Семашке.

Владимир Маяковский

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *