Стихи о реке Ангара

Стихи о реке АнгараНад дивной речкой Ангарой,
Простор вознёсся голубой.
Красы неписанной леса,
Вздымают кроны к небесам.
Там скалы, каменной стеной,
По берегам, реки родной.
В безмолвии хранят покой.

Лощилова Жанна

*****

Ты куда, Ангара? Ангара!
Заболочены чистые воды…
Развесёлой невестой вчера
Ты плясала средь чудной природы…

А теперь разлита по брегам
Злою волей всевластного Хама.
Убегай, Ангара, убегай!
Ведь была рождена ты упрямой!

И гудит над тобою тайга…
А людей-то всё реже услышишь.
Забрала себе земли река –
Голос звонкий всё глуше, всё ниже…

Ты ли это, скажи, Ангара?
Под тобою спят мирные сёла.
Не сыщу я теперь уж двора,
Где когда-то глядела на долы…

Тяжек так этот хамов хомут
Своенравной кровинке Байкала!
И не сбросить никак горьких пут,
Ты влачишь, Ангара, их устало.

Грусть ползёт от прибрежных болот.
Разлилась, Ангара, раздобрела…
Там, где жил многи лета народ,
Лишь трясина ворчит одурело.

И не так ты сегодня быстра,
Тяжело катишь волны да с думой:
Что-то снится тебе, Ангара,
Отрешённо текущей средь шума?

Дни ли младости, славный Байкал?
Или грозная мощь Енисея?
Окольцована Хамом река,
И слезами её путь усеян…

Семёнова Елена

*****

Будил захвоенные дали
рёв парохода поутру,
а мы на палубе стояли
и наблюдали Ангару.

Она летела озарённо,
и дно просвечивало в ней
сквозь толщу волн светло-зелёных
цветными пятнами камней.

Порою, если верить глазу,
могло казаться на пути,
что дна легко коснёшься сразу,
лишь в воду руку опусти.

Пусть было здесь немало метров,
но так вода была ясна,
что оставалась неприметной
её большая глубина.

Я знаю: есть порой опасность
в незамутнённости волны,
ведь ручейков журчащих ясность
отнюдь не признак глубины.

Но и другое мне знакомо,
и я не ставлю ни во грош
бессмысленно глубокий омут,
где ни черта не разберёшь.

И я хотел бы стать волною
реки, зарёй пробитой вкось,
с неизмеримой глубиною
и каждым камешком насквозь!

Евгений Евтушенко

*****

Моя река, моя любовь, чиста ты, словно изумруд!
Стремлюсь к тебе я вновь и вновь, твои брега к себе зовут.

Тебе подобной нет на свете, ручьём ты малым не текла.
Держал Байкал тебя в секрете, любимой дочерью была.

Седой Байкал велик, могуч, волну гоняет с силой он.
Иль тихо дремлет между круч, когда впадает в мирный сон.

Он дочь свою, как мог, лелеял, глубин красою забавлял.
Но рок судьбы игру затеял, тряхнул скалу, открыл провал.

Какой размах, какая ширь — открылись дочери волнам!
Простор раскинула Сибирь, маня к зелёным берегам.

В проём скалы вода плеснулась и вмиг свободу обрела.
Рекой раздольной обернулась, свою долину вмиг нашла.

Сверкают блики на воде, ныряют лучики в волну.
Нет Ангары милей нигде! люблю тебя, тебя одну!

Тасханова Валентина

*****

Вдоль Ангары тумана облака,
А небо чистое – в мерцанье ясных звезд,
Как будто стужи крепнущей рука
Его отерла, как лицо от слез.

В глазах промытых отразился свет
По-над туманом выплывшей луны.
Меня, возможно, в этом мире нет.
И не было. Смотрю со стороны.

*****

Течёт красавица-река,
Вода её, как изумруд!
Но чья-то жадность велика –
Каскады ГЭСов создают!

Долины гибнут под водой,
Унынье полнит берега.
И род нищает всё людской,
С косой частенько здесь карга.

Моя родная Ангара,
Моя любимая Сибирь,
Ужели зреет та пора,
Когда взбунтует грозно ширь?!

Тасханова Валентина

*****

Сибирская
Красавица-река,
Родная дочь
Байкала-старика.
Средь гор тайги
Бежит всех птиц быстрее,
Чтоб встретиться
С могучим Енисеем.

Агеева Инесса

*****

Ангара, ты раздольно, глубоко
Разбежалась в просторах Земли.
Сизокрыла, смела, синеока
И светла – в мокрой звёздной пыли!

То зеркальная хрупкость прохлады,
То – безмолвных валов перекат,
То задиристых волн клоунады,
То сверкающей пены – парад.

Устремлённо плывёшь, величаво!
Рассыпаясь на струйки, журчишь,
Отстояв на Любовь своё право,
К Енисею привольно спешишь.

Свысока ухмыляются горы
Беспрерывному току реки,
И надменны их скальные взоры
В густообровых разлётах тайги.

Нежит влагой шлейф брызг серебристых,
Пар белеет парным молоком,
И бурлит в переливах искристых
Страсть твоя – ледяным кипятком!

На Байкал гордым нравом похожа,
Той же тайной пропитана ты,
И в невинной прозрачности тоже
Драгоценные скрыты черты.

Льются свежестью чистые воды
Из целебных сосудов богов,
Ты – красавица в залах Природы,
Песнь сибирских родных берегов.

Ах, душа моя, в лентах преданий,
С легендарной нелёгкой судьбой,
Вдохновляй благозвучьем плесканий!
Я горжусь и любуюсь тобой!

Гибадуллина Любовь

*****

Который день по Ангаре идет шуга,
И забереги, сблизив берега,
Заузили свободный ток реки.
Крепки февральские морозные тиски.

Как хорошо лежать у тонкой кромки льда
И слушать, как шумит внизу вода,
Как мелодично трутся льдинки о края,
Рождая музыку иного бытия.

И если нету смысла в том, то есть резон –
Стираясь в прах, переродиться в перезвон…

Но где-то ниже по теченью ледостав.
Ах, Ангара, недаром нравом непроста:
Вода пошла на берега, как на врага,
И смерзлась в лед недозвеневшая шуга.

Припорошила снегом лед метель с утра,
И мы идем к тебе на лыжах, Ангара.

Как хорошо по полю ровному скользить,
Прядя в движении лыжни двойную нить,
И ощущать, что радость звонкая твоя
Рождает музыку иного бытия.

*****

Коварная, лихая, сумасбродная,
Родная дочь Байкала-старика,
Ты по тайге меж гор течешь, свободная,
Могучая сибирская река.

Молчанов-Сибирский

*****

Мне приснилась река Ангара,
А над нею висит мошкара.
Конопатая даже луна…
И такая стоит тишина!

Только слышен прибрежный ручей,
Да плесканье шальных пескарей,
Да бормочет мотором паром,
Поднимая водицу бугром.

В этот миг мне почудилось, вдруг —
Никого больше нету вокруг:
Ни машин, ни больших городов,
Ни войны, ни беды и ни вдов,

Только этот покой и река,
Только в небе плывут облака.
Ни откуда плывут, в никуда.
Это было и будет всегда!

До чего же природа мудра!
Величаво течёт Ангара.
Я хочу на реку Ангару,
Но терпеть не могу мошкару…

Гурьева Нина

*****

Разгуляйся душа моя русская
На просторах сибирской тайги.
Ангару нашу дочку Байкальскую
В первозданной красе сохрани.

Сохрани ее буйную чистую
Пусть сама к Енисею бежит.
Не позволь утопить её буйную.
Пусть сама к Енисею бежит.

Коль любовь у них в чистом слиянии,
Да и сердце друг к другу лежит.
Ты широкой души человек,
Не одень, кандалы Богучанские
и сделай рабыней навек.

Без нее Енисей запечалится
Он привык воду чистую пить.
И любовь свою буйную давнюю
Ангару он не сможет забыть.

Чтоб не слышать нам стоны Ангарские
Из глубин затопляемых вод,
Не сгуби Ангару величавую,
Будь же добрым российский народ.

Доброта твоя быстро окупится
Нету в мире чистейшей воды,
Как вода моей дикой красавицы,
Величавой реки Ангары.

*****

Синеют сопки. Даль ясна.
Над Ангарою всплески чаек.
В сапожках розовых весна
Меня на улице встречает.
У горизонта тонкий след
Пронзил лазурный купол неба.
Февраль прошёл… Он словно не был, –
В последних числах таял снег…
Водоворот весны и муз –
В нём грусть моя на самом донце.
А вон в коляске карапуз
Свои ручонки тянет к солнцу…
Весна! Весна! А песня где ж?
Чтоб в даль звала и ширь открыла!..
В душе моей опять мятеж –
Бунтует молодая сила…
Кипит в размытых лунках снег
И прожигает тротуары.
И юность, радуясь весне,
Уже настроила гитары.
…Синеют сопки. Даль ясна.
Над Ангарою всплески чаек.
Идёт по городу весна,
В ладонях солнышко качая.

*****

В далёкие страны друзья разбрелись.
Ну как соберёт их теперь гармонист?
На праздник иной поднимаем бокал,
Победу и ту, видно, кто-то украл.

От отчих могил мы живём вдалеке,
И словно по жизни идём налегке.
Тут в новом отечестве стали свои,
Но вот не поют по весне соловьи.

А если услышим, то, верно, не те,
И зорьки другие на местной реке,
И кажется, кажется что-то не то,
Зазвал режиссёр и снимает кино.

Ещё не забыли родной свой язык,
И в памяти тесно от песен и книг,
И снится далёкого отблеск костра,
И песня в ночи, где река Ангара.

Микулин Юрий

*****

Здравствуй, приветствую
Прекрасная голубая Ангара,
В которой миллионы лет
Отражались солнце и луна,
Северного Ледовитого океана
Водяная светло-лазурная коса,
Обширной зеленой Сибири
Умилительная сокровенняя слеза.
Ты-зеленая плавная вода
Рассеивающая звездное сияние,
В потоке вечном времена,
Текла и текла ведь она,
Из тумана воспоминаний
Многочисленных лет,
События студенческой юности
Вновь пробуждаются.
Мы совсем уж молодые
Как цветы подобные,
На глубой водной глади
Так четко отражались.
Как будто только родившиеся,
Из материнского лона, вечного,
Были чрезвычайно наивные,
Не постигшие истины конечной.
Как в те годы далекие
Оперся на поручни моста Ангары
Стало тепло на душе
От воспоминаний о любимой.
Такая юная она
Как в те годы далекие,
Со своей улыбкой милой,
Встает перед глазами.
Уже двадцать лет
Протекли меж берегов этих,
Протекла жизни река
Между нами за время это.
За эти годы долгие
Также текла Ангара,
Под воздействием времени
Немало увяли ведь мы,
Хотя против ветра времени
Мы шли на иных берегах,
По сравнению с рекой этой,
Износились ведь мы.
Хотя, как два берега Ангары
Смотрели, глядели друг на друга,
Но жизни река
Разлучила нас друг от друга,
Не хватило воли, мужества
У нас беспомощных бесильных
Переплыть реку жизни,
Чтобы соединиться навечно.
Северного Ледовитого океана
Водяная светло-лазурная коса,
Обширной зеленой Сибири
Умилительная, сокровенная слеза.
Зеленеющая, глубокая, вода
Чем ближе к ней, тем чуждая,
Ветер на ней такой:
Тянется ведь за тобой.

Пурэвдорж Чагнаа

*****

Гора, за ней опять гора
Сплотили тесно плечи,
И мчится, стонет Ангара
Совсем по-человечьи.

И каждый день, и каждый год
Упрямо камни гложет.
И синих вод упрямый ход
Скала сдержать не может.

В нее смотреться – не устать,
Не разлюбить шальную…
Она ломает грудь моста,
Грызет канатов сбрую.

Утесы – грузные быки
Стоят, разинув пасти.
И знают наши рыбаки:
Таит река напасти.

Алмазен блеск на шиверах,
Цветет, играет пена.
Придет суровая пора —
Не вырваться из плена.

…В июле шествует луна
На звездные покосы —
И тишина. И Ангара
О гальку чешет косы.

Гора, за ней опять гора
И каменные плечи,
И часто стонет Ангара
Совсем по-человечьи.

Молчанов Иван

*****

В сторонке далекой, дальней.
Жила девчонка одна.
Тиха, молчалива, печальна.
И звали ее Ангара.
Отец ее старый и строгий
Байкал, правил той стороной.
Палаты его чертоги
Хранил Баргузин молодой.
Охота, пиры и турниры,
Балы длинной шли чередой.
Лишь звуки, чарующей лиры,
Души нарушали покой.
О чувствах не знала девчонка,
Лишь, смутно, чего-то ждала.
Смеялась и пела звонко,
Гуляя в лесах одна.
Вслед кедры смотрели и сосны,
Любуясь ее красотой.
А утро дарило ей росы,
И первый луч солнца свой.
Она умывалась росою,
И в косы вплетала лучи.
Бродила по травам босою,
О, сердце, скажи, не молчи!
Где милый, желанный, родной?
О, сердце, скажи, успокой!
Шли годы, она расцветала…
И вдруг, повстречала его –
Того, кого так ожидала,
Того, кого смутно, желала,
Того, кого в снах видала –
Любимого своего!
Был витязь прекрасен и строен.
Косая сажень в плечах.
Отважен в бою и, спокоен.
И с дивным огнем в очах.
Но бедный был витязь и скромный.
В кармане гроша не имел.
Зато весельчак огромный –
Шутил он всегда и пел.
И не было равного в мире
По силе и по уму,
Всегда побеждал на турнире.
Честь, слава за доблесть ему!
И только Иркут – подлый, льстивый,
Не смог пораженья простить.
Для честного боя – трусливый,
Мечтал, как ему отомстить.
Он стал, потихоньку, следить.
И вот настает день свиданья.
Не в силах снести ожиданья,
Стремится скорее, скорей,
К любимой своей Енисей!
Их встретились взгляды и, солнце,
Сильней засияло в сто крат.
Смотрели озера-оконца,
Их счастью багульник был рад.
И подал, склонивши колени,
Багульника ветку он ей,
И тихо сказал – я твой пленник,
Люблю тебя, будь моей!
Она приняла и, с любовью,
Отдалась, от счастья дрожа.
И юность ушла вместе с кровью,
Что хлынула, как от ножа.
Вся счастьем она светилась!
Не страшно, не стыдно ей.
Ведь с ним, ведь с любимым слилась,
Ведь это ее Енисей!
А подлый Иркут ликовал…
Вот случай, который он ждал.
А двое влюбленных, от счастья,
Пьянели, забыв обо всем!
Ничто не сулило несчастья,
Тем теплым, весенним днем.
Байкал все узнал. Негодуя,
В темницу он дочь посадил.
А доблестный витязь, тоскуя,
На Север отправлен был.
Но, разве для сердца преграда,
Замок или башни стена.
Что значит влюбленным ограда,
Какой бы она ни была!
Пусть будет высокой, огромной,
Пусть создана волей отца.
И вот, одной ночью темной,
Сбежала она из дворца.
Предатель, что следом крался,
Изловлен кедрами был.
В конце-то концов, попался,
К ногам ее брошен был.
У ног, где песок серебрился,
Иркут, псом побитым скулил.
Потом… в воду он превратился,
Но все о прощеньи молил.
Девчонка ж, бежала дорогой,
И, вот он любимый, чуть-чуть,
Осталось совсем немного,
Лишь руку ему протянуть!
Байкала старанья напрасны.
Не смог удержать Ангару.
И он тогда, в гневе ужасном,
Вдогонку ей бросил скалу.
В реку превратилась девчонка,
Быстрее скалу оббежала,
И так вот, чиста и звонка,
В объятья любимому пала.
И он тоже стал рекою,
И вместе, на все времена,
Сплетенны, любовью такою,
Бегут… Енисей… Ангара…
Так проклял детей своих старый,
С ума совсем, видно, сошел.
Такою вот, страшною карой,
Любви испытанье нашел.
Хоть проклял Байкал их, но все же,
Не вынесло сердце отца.
И он, превратил себя тоже,
В море тоски без конца.
Годы прошли, сотни, тысячи лет.
На берегу Ангары,
Встретились двое, и дали обет
В цвете весенней поры.
Верности клятву и клятву любви,
Под покрывалом небес.
Знали об этом лишь звезды одни.
Был им свидетелем лес.
Тихо река шевелила волной,
Счастья желала она.
Тихо шептала – любви вам такой,
Что без конца и без дна.
Пусть все несчастья пройдут стороной,
Сейчас же спешу, мне пора.
А двое шептали над тихой рекой –
Спасибо тебе, Ангара.

Булгаков Сергей

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *