Стихи о реке Сена

Стихи о реке СенаАх, как же Сене повезло!
Нет у нее забот.
Тиха, беспечна, весела,
И день, и ночь течет.
Она струится из земли
Без пены и без волн,
Нетороплива и робка,
Через Париж несет река
К морям потоки вод.

Ах, как же Сене повезло!
Нет у нее забот.
Прекрасной дамою она
Меж берегов идет
В зеленом платье дорогом,
Вся в золоте огней,
И, глядя искоса, собор,
Свой строгий оглядев убор,
Завидует лишь ей.

Но Сене, впрочем,
все равно,
Нет у нее забот.
Тиха, беспечна, весела,
И день, и ночь течет.
Она до Гавра, до морей
Желает добежать,
Парижа сон, всю красоту,
Весь блеск его и нищету
Стараясь перенять.

*****

Сена не река, а сок гранитный,
Выжатый из каменных причалов,
И истекший по щербатым плитам
В праздника заждавшиеся чаны.

Сена не река, а хмель туманный.
Вот уж постарались виноделы —
Люди одинокие и пары,
Выбравшись к мосту в конце недели.

И топтали Набережной грозди,
И с ума сходили от броженья.
Сена не река и, слава богу, —
Выпита до дна без сожаленья.

Коваль Константин

*****

В переулок — к бурлящей Сене,
Где вода, клокоча, омывает ступени,
Заливая берег пологий, —
Всё приходят люди в тревоге:
Рабочий хмурый,
Конторщик понурый,
Озябший старик с ребёнком,
Девушка с рыжим котёнком…
Слушают грозный гул
Воды, встающей горбом у лапы моста.
У откоса последняя грива куста
Опрокинулась в мутный разгул…
К берегу жмётся мёртвый буксир,
Брёвна несутся в лоснящейся мгле перевалов…
Дойдёт ли вода до подвалов?
Хлынет ли в окна мирных квартир?
Поправив пенсне, какой-то седой господин
Отметил мелом на стенке грань колыханий…

Саша Чёрный

*****

Как давно не бывал я в Париже!
Хоть и не был я там никогда,
Почему-то все время я вижу,
Как волнуется в Сене вода,

Как стою весь такой в камуфляже
(в камуфляже рыбачить люблю),
Восхищаясь парижским пейзажем,
И парижскую рыбу ловлю.

Тут француз скажет мне по французски:
— Гран мерси монпансье дежавю.
Я отвечу, но только по русски,
Что больших карасей здесь ловлю.

Развеселая пара с Шанхая
Подойдет: — Хао ма сю хи ши!
Я, ладони на метр раздвигая,
Хвастану: — Вот такие ерши!

— Йоулупукки алле тиккурил-л-ла! —
Поприветствует финский турист.
За такие слова дал бы в рыло,
Но отвечу: — Клюет зашибись!

— Ви хайст ду? — спросит бюргер учтиво,
А я в школе учил «ви хайст ду»,
То ж отвечу ему горделиво:
— Здесь жирнее сазан, чем в пруду.

Вот и афрофранцуз белозубый:
— Мнагангнунгма ханунгма привэт!
Я скажу: — Не боись, пухлогубый,
Здесь пираний, по-моему, нет.

Улыбнется туристка из Польши:
— Я пшепрашам, пан жиби шьчвитал?
— Может где-то, — скажу, — есть побольше,
Но таких карасей не видал.

На лимане в Одессе затишье,
Целый день ни черта не везет,
Время есть помечтать о Париже…
О! По-моему, что-то клюет!

Пеленгасик! Вот это отрада! —
В коробочек от спичек вложу,
Васька с Муркой мои будут рады,
И о Сене я им расскажу!

Туровский Борис

*****

Под мостом Мирабо тихо катится Сена
И уносит любовь
Лишь одно неизменно
Вслед за горем веселье идет непременно.
Пробил час наступает ночь
Я стою дни уходят прочьИ в ладони
ладонь мы замрем над волнами
И под мост наших рук
Будут плыть перед нами
Равнодушные волны мерцая огнями

Пробил час наступает ночь
Я стою дни уходят прочь

Уплывает любовь как текучие воды
Уплывает любовь
Как медлительны годы
Как пылает надежда в минуту невзгоды

Пробил час наступает ночь
Я стою дни уходят прочь

Вновь часов и недель повторяется смена
Не вернется любовь
Лишь одно неизменно
Под мостом Мирабо тихо катится Сена

Пробил час наступает ночь
Я стою дни уходят прочь.

Стрижевская Наталья

*****

Пенный след от катерка по Сене
Исчезает быстро — без следа.
Разве б смог тогда себе представить —
Что когда-то доберусь сюда.

Музыка звучит из Ив Монтана,
И мосты нависли над рекой.
И река в огнях — вся золотая,
Берега — как будто дом родной.

Сколько книжек раньше прочитали,
О бульварах, и дворцах Парижа —
Даже в мыслях не предполагали
Что Париж нам станет чуть поближе.

Так вот просто мы идем по Сене,
Будто много раз уж здесь бывали
Или видели во сне — или мечтали.
А может никогда не забывали.

Губы шепчут — вот он мост менялы,
А на право — там квартал Латинский,
И любуясь Эйфеля твореньем
Ощущаем жизни Воскресенье!

Где бы мы потом не колесили,
Чудесами света удивляясь,
Поняли, что — нету места ближе,
Этого кораблика в Париже.

И не раз судьба нас возвращала,
Пережить былые ощущенья!
И душа всегда в Париж летала.
Вспомним эти чудные мгновенья!!!

Залимановский Давид

*****

Когда задумчивая Сена
Завечереет и уснет,
В пустых аллеях Сен-Жермена
Ко мне никто не подойдет.

Иль, может, из приемной залы
К вечерней службе Saint-Sulpice
Пройдет немного запоздалый
И розовеющий маркиз.

Навстречу белая маркиза
В своей карете проплывет
И тайной детского каприза
К нему головку повернет.

Она недавно из Версаля,
Ей памятны его балы,
Где с ней охотно танцевали
И королевские послы.

Запачкав в серебристой пудре
Седые кончики манжет,
Маркиз, откидывая кудри,
Ей улыбается в ответ.

От лунных отблесков бледнея,
Он дальше медленно идет.
В пустых заброшенных аллеях
Ко мне никто не подойдет.

Эренбург Илья

*****

Кто она,
Всегда в Париже моем,
Чья неустанно струится вода
И ускользает из глаз навсегда?
«Это — река!» —
Отвечает ребенок,
Вечный разгадыватель загадок,
С загоревшимся взглядом.
«Эта река называется Сеной,
И называется город Парижем,
И эта Сена совсем живая,
Потому что она то бежит, то идет,
И спешит, коль подходит вечер.
Весной она замирает и дремлет
И как зеркало смотрит на вас.
Плачет Сена, коль плачете вы,
И старается вас утешить улыбкой,
И трепещет от смеха, когда
Отражается в ней июньское солнце».
«Сена, — кот говорит, —
Это кошка, подружка моя,
Что мурлычет, ласкаясь.
Иль, быть может, то шустрая мышка,
Что играет со мной, ускользнув из лапок?»
«Сена — это красавица давних времен,
Сена — это плясунья ночных кабачков», —
Говорит старик, поживший на свете,
Джентльмен нищеты,
И, следя за вскипающим следом
Шаланды, такой же старой, как и сам,
Вспоминает галантные призраки прошлого,
Милые сердцу тени шелками шуршащих времен.
«Сена, — так говорит человек рабочий,
Труженик вечный, чьи руки в поту и мозолях, —
Сена — это подобье завода,
Сена — это труд неустанный,
Вечный рычаг от истоков до устья,
Движущий бочки с вином, пшеницу и уголь,
Что приливают и снова отходят вместе с рекою,
Повинуясь капризным дыханиям Биржи.
Это — сокровище битых бутылок и банок,
Это — богатство железного ржавого лома,
Старых измятых железных кроватей,
Всё, что годится еще беднякам.
Сена —
Это фабрика, склад,
Даже когда она дышит прохладой,
Сена — всегда это Труд!»
«Сена — журчание песенки, чистый родник,
Голос ее — это юности светлой начало», —
Девушка так бы сказала,
Девушка старых парижских кварталов,
И повторила б за нею другая,
Сердцем влюбленным теченье реки провожая.
«Сена!
Знаю ее, словно сам ее сделал! —
Скажет о ней кочегар речного буксира,
В зареве топки пропитан мазутом,
Солнцем и дымом. —
В голову блажь ей приходит порою
И называет она эту блажь — наводненьем.
К утру — глядишь — она дрыхнет, словно сурок,
И в те минуты — ровнее паркета,
Скромная, томная, властно-безгласно-опасная,
Льнущая в смутных мечтах к ступенькам крутым парапета.
Вот какая она —
Вечно-капризная, нежно-коварная,
Томно-ленивая, неблагодарная…
Вся ее жизнь — перед вами!»
«Сена — река, как другая любая река! —
Разочарованно скажет месье,
Корректный, пресыщенный,
Пастеризованный скептик речных пароходов,
Завсегдатай маршрутов туристских.-
Есть тут мосты, парапеты и доки,
В сточных клоаках утопленник всплывает — если
Только не труп какой-нибудь дохлой собаки.
Есть рыболовы с удилищем длинным,
Которые здесь ничего никогда не поймали…
Словом, река как река —
И я первый о ней сожалею…»
Слушает Сена всё это с улыбкой
И, напевая, вперед продолжает стремленье.
Да, река как река, как все эти реки другие,
То же теченье, такое же точно теченье,
Теченье, теченье,
Путь свой начавшее от ледников и потоков,
От подземных пещер, от снегов, что тают на солнце,
От облаков, уносимых ветрами.
Да, река как река, как другие все реки,
Гвадалквивир,
Амазонка иль Мозель,
Темза, Рейн или Нил.
Словно река, что зовется Любовью,
Сена поет каждой своею струей,
И звездной полночью вторит ей нежно
Млечных путей и созвездий серебряный голос,
Смешанный с гулом Парижа и лязгом железа.
Слушая нежный тот голос,
Красавицы Сены журчанье,
Ее голубиное воркованье,
Так говорит завсегдатай откосов прибрежных,
Парень-поденщик с причалов Райэ:
«Сена, река любви!»
В лодке качаясь, я слышу твой ласковый шепот,
Нет, ты не только река —
Ты сама Любовь для меня,
Моя Сена,
Мой праздник,
Мой мир целиком
И отдых всей моей жизни!
Лувр, Тюильри, Нотр-Дам,
Эйфеля башня и обелиск,
Лионский вокзал и другие вокзалы —
Вот мои замки Луары!
Сена, —
Ривьера моя.
Я ее турист неизменный,
Если порой она стонет,
Холодная, голая,
В страхе перед неведомым,
Было б нечестно мне вспоминать
Дни нищеты на ее берегах,
Дни отчаянья!
Всё в себе совмещает она —
И сказки фей, и кошмары.
Когда,
Здесь, под Новым Мостом,
Ветер задует свечу моей жизни,
Когда все земные покончу я счеты,
Когда наконец обрету я последний покой,
Там, в чертогах лежащих безмолвно рядами,
На кладбище Пер-Лашез,
Я улыбнусь и скажу:
«Была когда-то Сена,
Да, была, была…
Была когда-то Любовь,
Были радость и горе,
И были всё же минуты забвенья…
Была когда-то Сена,
И Жизнь когда-то была…»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *