Стихи о Рембрандте

Стихи о РембрандтеКак светотени мученик Рембрандт,
Я глубоко ушел в немеющее время,
И резкость моего горящего ребра
Не охраняется ни сторожами теми,
Ни этим воином, что под грозою спят.
Простишь ли ты меня, великолепный брат
И мастер и отец черно-зеленой теми, —
Но око соколиного пера
И жаркие ларцы у полночи в гареме
Смущают не к добру, смущают без добра
Мехами сумрака взволнованное племя.

Осип Мандельштам

*****

Великий нидерландский живописец и гравёр 17-го века,
Сын мельника, родился в Лейдене, учился в Амстердаме.
В Италию не ездил для учёбы, как делали в Голландии от века,
А деньги добывал талантом, знанием, трудами.
Первая манера — полное дневное освещение,
Смелость кисти, проработка всех деталей.
Затем — передача тонов тела, эффекты светотени,
Тёплый колорит в «Автопортрете с женою на коленях»,
Психолог тонкий в многочисленных портретах
И групповых, религиозных и мифологических сюжетах.
И был свой дом и школа, счастье и мирская суета,
Пока не умерла его жена и муза, дорогая Саския,
И не постигли разорение, банкротство, нищета.
Шедевр о «Ввозвращении блуднОго сына»
Он создавал, утратив сына Титуса, почти мужчину.
Последние работы, гравюры и офорты, рисунки и эскизы
Также известны всему миру, а в Эрмитаже 42 картины.

teacher_history

*****

Жаль, что честная бедность не имеет к таланту
никакого почтенья. Как Рембрандт ни велик,
а повсюду он должен. И не верят Рембрандту
ни трактирщик, ни доктор, ни портной, ни мясник.
Но Рембрандт не грустит. Он опять на коленях
держит Саскию, в зеркало пялясь хитро.
Слава Богу, что знаем, где искать вдохновенье,
и что наше искусство не так уж старо.
И еще в этой жизни есть изящество Флоры.
А распутства Данаи нам достанет с лихвой
для того, чтоб полгода еще кредиторы
обождали с позорной тюрьмой долговой.
Не кляни эту жизнь за ее несусветность.
Стоит святость Эсфири всех наших тревог.
А в день праздника нашего честная бедность
нам сама испечет самый сдобный пирог.
Что с того, что свобода вновь и вновь под вопросом?
Крестовина мольберта спасет нас всегда!
Кинь в камин тот набросок, что случайно набросан
на бумаге, что утром пришла из суда!

Бондаревский Игорь

*****

Он умер в Голландии,
холодом моря повитой.
Оборванный бог,
нищий гений.
Он умер
и дивную тайну унес нераскрытой.
Он был королем светотени.
Бессмертную кисть,
точно жезл королевский,
держал он
Над царством мечты негасимой
Той самой рукою,
Что старческой дрожью дрожала,
Когда подаянья просил он.
Закутанный в тряпки,
бродил он окраиной мутной.
У двориков заиндевелых
Ладонь исполина
он лодочкой складывал
утлой
И зябко подсчитывал мелочь.
Считал ли он то,
сколько сам человечеству отдал?
Не столько ему подавали!
Король светотени —
Он все ж оставался голодным,
Когда королем его звали.
Когда же, отпетый отпетыми,
низший из низших,
Упал он с последней ступени,
Его схоронили
(с оглядкой!)
на кладбище нищих.
Его — короля светотени!
….Пылится палитра…
Паук на рембрандтовой раме
в кругу паутины распластан…
На кладбище нищих
в старинном седом Амстердаме
Лежит император контрастов.
С порывами ветра
проносится иней печально,
Туманятся кровли и шпили…
Бьет море в плотины…
Не скоро откроется тайна,
Уснувшая в нищей могиле.
Но скоро в потемки
сквозт вычурный щит паутины
Весны дуновенье прорвется:
Какие для славы откроются миру картины
В лучах нидерландского солнца!
И юный художник,
взволнванный звонкой молвою,
И старый прославленный гений
На кладбище нищих
С поникшей придут головю
Почтить короля светотени.
А тень от него не оступит.
Хоть часто
Он свет перемешивал с нею.
И мастер контраста — увы! —
не увидит контраста
Меж смертью и славой своею.
Всемирная слава
пылает над кладбищем нищих:
Там тень, но и солнце не там ли?
Но тише!
Он спит.
И на ощупь художники ищут
Ключи от замкнувшейся тайны.

Матвеева Новелла

*****

В доме холодно, пусто и сыро.
Дождь и вечер стучат о порог.
Возвращение Блудного Сына
Пишет Рембрандт. Кончается срок.

Сын стоит на коленях, калека,
Измождённых не чувствуя ног,
Голова — как у бритого зека, —
Ты откуда вернулся, сынок?

Затерялись дороги во мраке.
За спиною не видно ни зги.
Что оставил ты сзади — бараки?
Непролазные дебри тайги?

Кто глаза твои сделал пустыми, —
Развратители или война?
Или зной Иудейской пустыни
Всё лицо твоё сжёг дочерна?

Не слышны приглушённые звуки.
На холсте и в округе темно, —
Лишь отца освещённые руки
Да лица световое пятно.

Не вернуться. Живём по-другому.
Не округла, как прежде, Земля.
Разрушение отчего дома —
Как сожжение корабля.

Запустение, тьма, паутина,
Шорох капель и чаячий крик,
И предсмертную пишет картину
Одинокий и скорбный старик.

Городницкий Александр

*****

«Даная» Рембрандта

Дородная она и молодая.
Апофеоз художника, его картин:
На ложе возлежит совсем нагая.
А где любовник Зевс? Где этот господин?
Являться в образе дождя он будет.
P.S. Отец её — Акрисий, сей роман осудит.

Ханин Борис

*****

«Даная» Рембрандта

Дородная она и молодая
НА ложе возлежит совсем нагая
ПоНятна нам игра теней и света,
ИгрА лучей при красоте рассвета.
ПленЯет мягкость, беззащитность тела.
P.S. Большое чувство ею овладело.

Ханин Борис

*****

«Даная» Рембрандта

Он много, много лет тому назаД*
Картиной этой приоткрыл глазА*
На женское лицо, на женский стаН*.
Он рисовал картину неспростА*,
Красавицей женой располагаЯ*.
P.S. Немногие сейчас об этом знают.

Ханин Борис

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *