Стихи о Скандинавии

Стихи о СкандинавииВ суровость Скандинавии влюблён.
Нет, не по-детски, даже слишком взросло!
Я домиками «дачными» под Осло
И фьордами Норвегии пленён…

Вот лентой белой синий горизонт
Рвут корабли нестройными рядами —
Стокгольм с его угрюмыми дождями
И улочками, шириною в зонт.

В Драгёре угрь копчёный ждёт гостей
Чтоб их слюны следы в песке оставить.
Пытаясь флейты мачт звучать заставить,
Свистит балтийский ветер межь снастей…

Промок насквозь и, кажется, дрожит
На светофоре старенький Фольксваген.
Дождём меня встречает Копенгаген,
Раскрыв старинных замков этажи.

Он под маркизой милого кафе
Нашёл приют московскому поэту,
Чтоб серый дождь, длиною «в сигарету»,
Не растворил тепла в его строфе.

Здесь во дворцах — «всамделешный» король,
За исключеньем Хельсинки, пожалуй…
Здесь крестик синий на полоске алой
Мне подарил зеленоглазый троль!

Прахов Борис

*****

Я вижу их в сумерках утренних,
Суровых богов Скандинавии,
В дыхании воздуха зимнего
Все едут они на конях.
Вон конь Двоебыстрый весь в яблоках,
Вон конь Златоверхий, весь в золоте,
Конь Грузный, копыто туманное
Конь Вихрь, легконогий размах.

Двенадцать коней огнедышащих,
У всех имена означительны,
Конь Блеск между ярких блистателен,
Острийный меж скорыми скор.
У каждого бога есть пламенник,
Скакун, незнакомый с усталостью,
Лишь Бальдера конь весь был пламенем.
Лишь пешим громовник был Тор.

Куда они едут могучие?
Куда устремляются, строгие?
Что манит к себе ослепительных,
Огнем удвояя их блеск?
Кто скажет? Но льдины ломаются,
Утесы гремят перекличками,
Пещеры откликнулись звонами,
В деревьях послышался треск.

Три корня у Древа всемирного,
Один до Богов устремляется,
Другой к Исполинам драконится,
А третий идет в Дымосвод.
Под третьим змеиная ямина,
Оттуда родник пробивается,
Там влажная мудрость качается,
Кипит, и горит, и течет.

Кто этой воды прикасается,
Тот молод и миг и столетие,
Он бросится свежим в сражение,
Он любит все в первой любви.
Сам Один так жаждал той мудрости,
Что отдал свой глаз за глоток ее.
Двенадцать богов устремительных
Желают омыться в крови.

Константин Бальмонт

*****

Скандинавский берег

Часто мне снится один сон прекрасный:
Как наяву вижу день я ненастный,
Мир незнакомый и небо чужое,
Только мне кажется, всё здесь — родное…

Духом своим за виденье цепляюсь,
Будто я снова домой возвращаюсь;
Сердце моё в этот миг замирает,
Тайну какую-то будто бы знает.

Вижу я хмурое небо и скалы,
Море студёное камни ласкает.
Ветры шальные играют с волнами,
Песни поют с голубыми китами.

Кедры вздымаются к куполу неба,
Скалы укутаны толщами снега.
Рокот от горной реки раздаётся,
Будто вода над зимою смеётся.

Бурный поток водопада грохочет —
Вырваться к морю студёному хочет.
Бьют родники и в долину стекают,
Озеро чистой водою питают.

Солнце холодный тот край освещает,
В тучах златые врата открывает —
Кречет приветствует солнышко криком.
Воздух пропитан свободою дикой:

Пики сверкают серебряным снегом,
Чайки снуют над обрывистым брегом,
Спящие фьорды в лучах оживают,
Тёмные тучи и мрак отступают…

Что же там дальше? И я, просыпаясь,
Вспомнить отчаянно что-то стараюсь.
Чувствую, как по краям тем тоскую…
Кажется, жизнь проживаю чужую…

Кириллова Екатерина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *