Стихи о Сократе

Стихи о СократеОпять пишу я о Сократе,
Смотрю на жизни его даты.
Он жил давно, до нашей эры,
Но мне является примером.
Примером жизни бескорыстной
И как логически он мыслил…
Откуда шли в его сознание
Тогда таинственные знания?

Как он любил Отчизну свято
И защищал её солдатом,
Как патриот и демократ
Он принял в чаше смертный яд.
Хотя он мог бежать к примеру,
Что недостойно его веры —
Не жизнь, а Душу, он ценил
И, впрочем, мудро поступил.

Теперь мы судим с укоризной, —
Не вправе обрывать, мол, жизнь.
И я не спорю, ясно, нет —
Убить его постановил совет.
Да, двадцать пять прошло веков,
Душа Сократа с нами вновь
В его крылатых изречениях,
До нас дошедших в сочинениях.

Касьянов Василий

*****

Когда — то жил один философ,
И был отнюдь не демократ.
Он не писал ни писем, ни доносов,
Народу был известен, — как Сократ.

Рожден он был от повивальной бабки,
И камнерезом был отец.
Был равнодушен он к природе,
Словами бил, что молотом кузнец.

Ходил среди людей и просто улыбался,
Любил поговорить и в спорах был силен.
А домом он своим почти не занимался,
И только любомудрие ценил.

Учеников имел, на путь их наставляя,
Софистов не любил и в спорах их бивал.
В отличие от них, он чтил других богов,
И, кстати, плату за науку, не брал с учеников.

И этим заслужил людское неприятье,
Не любят тех, друзья, кто славен и умен.
И вместо благодарности и счастья,
На яд и смерть был скоро осужден.

Он мог бы убежать, покинуть этот город,
Который именем его прославился в веках.
Но наш философ был уже не молод,
И бегству предпочел — цикуты острый яд.

С тех пор прошли , безумные столетья,
Сократа с нами нет, — другие учат нас.
Но те же мучают нас мысли и сомненья,
Я лучшего ответа — не знаю и сейчас!

Когда — то, ученик спросил его о знанье:
«Ты много пережил и прожил много лет,
Скажи, что знаешь ты об этом мирозданье,
Которому названье — Человек!»

Философ бросил взгляд на небо и ответил:
«С тех пор как я живу, прошло немало лет.
Я многое узнал, почувствовал, осмыслил,
Но так и не познал тебя — О, Человек!»

*****

Босой, на девчонке женатый,
Он Родине свято служил,
Рабам и плебеям был братом,
С патрицием дружбу водил.
В беседах закаливал строки,
Учил он сограждан своих,
Что люди почти что как боги,
Но только способнее их,
Боролся с сознанием млечным,
Мол, думай своей головой,
И жалил жрецов безупречных
Его продолжателей рой.
Правителям, ясное дело,
Такая орда ни к чему,
Ее поприжали умело
За тягу к распутству и злу.
Но он не сломался. Он бился.
Его не страшила молва.
К тому же серьезно влюбился,
Ответила девушка: «Да».
Ему говорили стократно:
«Смирись и уйди из Афин!»
Но он оставался Сократом —
Спокойным, глубоким…

*****

Босой, высоколобый, лысый,
В линялой, продранной хламидке
Старик в рыбешках мелких рылся,
Смешной и с шутками в избытке.

В его ладони седошерстой
Зажаты только два обола.
На них не купишь рыбы толстой
И не оденешь тело голо.

Жена ж его была ворчлива.
Все упрекала из-за денег.
Дурак, мол, ты, к тому ж ленивый,
Хоть пол-обола дай на веник!

Как ненавидела свирепо
Она дурную мужью скромность.
По голове лупила репой
За вопиющую никчемность.

А тот в ответ лишь щурил глазки,
Такой забавно-ироничный:
— Спасибо, нежная, за ласки,
К которым я уже привычный!

Как говорит мне мой Даймоний,
Ты, зычногласая, права ведь.
Ты лучшая из всех гармоний,
Тебя всегда я буду славить!

И вот последнею ошибкой
Ее обидел он как будто.
Ушел из жизни он. С улыбкой,
Смакуя горькую цикуту.

И, как безумная, летела
Она за самым первым слухом
К его недышащему телу,
Оставленному мощным духом.

Трофимова Антонина

*****

Сократ

Я не хочу ни власти над людьми,
Ни почестей, ни войн победоносных.
Пусть я застыну, как смола на соснах,
Но я не царь, я из другой семьи.

Дано и вам, мою цикуту пьющим,
Пригубить немоту и глухоту.
Мне рубище раба не по хребту,
Я не один, но мы ещё в грядущем.

Я плоть от вашей плоти, высота,
Всех гор земных и глубина морская.
Как раковину мир переполняя,
Шумит по-олимпийски пустота.

Арсений Тарковский

*****

Лупоглазый. тучный. с бородой,
Лузгал семечки, ходил всегда босой.
На подошвах кожа у меня,
Для чего вторая мне нужна?

Поутру всегда встречал рассвет:
Солнце, брат, благословен твой свет!
Наши мысли, чувства освети,
Помоги не сбиться нам в пути!

Повивальной бабкой звал себя
И учил на свете жить — любя,
Скульптор, перестал богов ваять,
Начал души людям врачевать.

Был на нем всегда простой хитон,
Скромно жить — он взял себе в закон.
Скромность приближает нас к богам,
Отдаешь — богаче станешь сам.

О, Ксантиппа, бедная моя,
Не ругай ты мужа — бунтаря,
Не могу я мудрость продавать
И с друзей, и с близких плату брать.

Говорил, что свята доброта,
В доброте всегда есть красота,
А вот красота тогда мила,
Когда есть еще в ней доброта.

О, Афины, чудный, славный град!
В чем философ был пред вами виноват?
Пережил он страшные минуты —
Осужден был выпить яд цикуты.

Разве нам теперь известен тот,
Кто сжимал в ладони черный боб.
А философ знаменит в веках!
Хайре славный, мудрый наш Сократ!
про учёных, про Сократа.

Точенникова Ольга

*****

Среди миров есть гениальность духа,
Прошедшая сквозь тысячи мерил,
Уставшая от россказней старухи,
Но сохранившая в себе величье сил.

В простых одеждах вышел он к народу,
Не ожидая брани иль похвал,
Не понимая, что его природа
Изменит жизнь людей. И так сказал:

«Я, если причиняю вред вам, вы простите.
Но что есть вред иль польза в мире сем?
Наверно, то есть польза, что хотите,
А значит вредно то, что не берем?

Но если так, то деньги – это благо,
Ибо нам всем их хочется иметь.
Но благо ли? Военная отвага
Деньгами или златом кормит смерть.

А войны мы ведем не ради смеха,
Мы убиваем ради денег сих.
Войну ж воспринимает как потеху
Лишь идиот иль совершенный псих».

Задумался народ. Он был спокоен,
Доволен духом, веря божествам.
И вот простолюдин, — не царь, не воин
Сомнение принес их головам.

Вера народа пошатнулась. Боги,
Казалось, их оставили совсем.
Тот человек перевернул итоги
Древнейших мер, понятные им всем.

О, нет! Он не пророк и не учитель! –
Спаси Господь! – Он просто задавал
Вопросы людям. Он стал их мучитель,
Ибо ответов на них он не дал…

— — — — —

Он принял яд не потому что гордый,
Не потому, что царь так приказал.
А потому, что это было модно –
Так умереть. Так дух его избрал!

Дон Эллиот

*****

— В споре рождается истина…
— Что ты, Сократ, не надо!
Спорить с богами бессмысленно,
Выпей-ка лучше яду!

— Пей, говорят по-гречески!
— Просят, как человека!
Так осудило жречество
Самого мудрого грека.

Праведность — дело верное.
Правда карается строго.
Но не боялись смертные
Выступить против бога.

Против его бессмысленных,
Бесчеловечных догматов.
В спорах рождались истины.
И умирали Сократы.

Кривин Феликс

*****

«Мудрее, чем Сократ нет никого в Элладе!»
Оракул в Дельфах так провозгласил.
Сократу, вроде б радоваться надо,
А он , поди ж ты,взял и загрустил,
Сказав: «Да мне плевать на пересуды,
Но у кого же я учиться буду?»
И как не удивляться нам тому,
Что он свою гордыню распиная,
Всем говорил понятное ему:
«Я знаю,что я ничего не знаю»
Но зависти Сократ не усмирил
И чашу смертную испил.
Завистники, конечно, это зло,
Дай Бог, чтоб нам на них не повезло!

Лисовский Владимир

*****

Баллада о Сократе

Босой, веселый, бородатый,
В одежде, пёстрой от заплат.
Весь город знал его когда – то
Таким, под именем Сократ.
Зловредный спорщик с длинным носом,
Который всякий раз суя
Куда не попадя без спроса,
Он был болезненной занозой
В укладе гладком бытия.

Вопросы, вредные вопросы…
И вот уж добрый гражданин,
Побагровев, сжимает грозно
Свои обеи пятерни.
Но вопрошающий беспечен
И словно, будто бы и рад
Тому, что жертва рвет и мечет.
«Сократ, Сократ! Давай, Сократ!» —
Вокруг него ревёт задорно
Толпа безусых бунтарей.
Для них Сократ – мудрец бесспорный
И нет учителя мудрей.

Вопросы жгли до нетерпенья!
Хотя, казалось, так просты…
Мученья, а потом сомненья
На счёт привычной правоты…
Такой простой отцовской правды,
Где роли меж разделены:
Кто бог, кто царь, кто раб, кто равный
Согласно формуле войны,
В которой — будешь ли с трофеем,
Иль станешь ты трофеем сам,
Решать коварным корифеям,
Сиречь — жестоким небесам…

Минуты мерила клепсидра…
Расцвет перикловых времён
Сменила мрачная палитра
Спартанских боевых знамён.
И, подчиняясь хищной стали,
И став мудрей во много крат,
Юнцы вчерашние шептали: —
«Сократ, Сократ! Молчи, Сократ!»
В ответ Сократ лишь улыбался
И гнул своё наперекор.
Безумец словно нарывался
На неприятный разговор
В палачьей келье. Только всё же,
Идя по лезвию меча
Он знал — иначе быть не может!
Сократу истина дороже,
Чем жизнь под страхом палача.

Судьба философа хранила.
Собравшись с духом для борьбы,
Афины доказали силой,
Что афиняне — не рабы.
Но тут… на место злых спартанцев,
Момент удобный улучив,
Из доморощенных поганцев
Образовались палачи.
И ну, под вечную легенду
О благе в собственном лице,
Сдавать, как собственность в аренду,
Причём под бешеный процент,
Любимый город… горожанам!
А неплательщиков — карать!
А тут Сократ с привычным жанром,
И снова шёпот возмужалый: —
«Сократ, Сократ! Уймись, Сократ!»
В ответ философ улыбался
И снова шёл наперерез.
Опять безумец нарывался
На нездоровый интерес.
На этот раз, увы, удачно…
Взбесил «влиятельных отцов».
Бежать? Ну нет! К чертям собачьим!
Не убежать, в конце концов,
От всех детей богов внебрачных,
От всех глупцов и подлецов!

Судить решили принародно,
Обычай дабы соблюсти,
Не возбуждая гнев свободных
Афинских граждан… Ну, почти.
И справедливым приговором
Закончить подлости парад…
Он должен умереть с позором,
Проклятый праведник, Сократ!

Казалось, каждый жест рассчитан!
Но закралсЯ в паучью нить
Изъянчик. Право на защиту.
А значит, право говорить.
И вот, когда архонт суровый
Закончил свой словесный блуд,
Сократу всё же дали слово,
В своей гордыне бестолковой
Забыв, кому и что дают…

Сперва молчал. Афины – тоже.
Установилась тишина,
Натянутая, как струна
Звенящая до нервной дрожи.
И… начал, глядя в лица судей,
Внушая страх трусливым псам,
Что их судилища- не будет!
Сократ судить намерен сам!
Вопросы, сыпались вопросы
На судей, словно камнепад!
И рокот рос многоголосый: —
«Сократ, Сократ! Давай, Сократ!»
Сократ давал. Взрывался форум,
Трясло от бешенства вождей,
Которым ясно стало скоро,
Что это Их бежать с позором
Обрёк проклятый чародей.

Вердикт суда в бессильной злобе —
Он должен выпить страшный яд.
Опять мольбы: — «Тебя угробят!
Сократ, Сократ! Беги, Сократ!»…
Эх, мудрецы… Пора бы знать им –
Побед не будет без утрат!
Не станет подвигом сократьим
Побег – не будь я сам Сократ!

И полной чашей выпил яд.

Третьяковский Алексей

*****

Когда перебранкою станут бои
За право и дело,
Когда копьеносцы былые твои
Палачьи доспехи наденут,
Когда от дележки и звона наград
Заварится смута,
Наполни-ка чаши, о мудрый Сократ,
Налей нам цикуты.

Не спорь с дураком, ибо споры пусты,
Пусты и не нужны,
И гордым сознаньем своей правоты
Не брякай, что ржавым оружьем!
Уйди от окна, не гляди на парад
Плебеев надутых,
Наполни-ка чаши, о мудрый Сократ,
Налей нам цикуты

Я помню, и ты этим строем шагал,
Ведомый Палладой…
Они победят, только ты ж – не шакал
Терзать безответную падаль.
Да будет милей и желанней стократ
Покоя минута!
Наполни-ка чаши, о мудрый Сократ,
Налей нам цикуты!

*****

Смерть Сократа

О чем Сократ припомнил перед смертью?
Возможно, просто грустно посмотрел
В окно тюрьмы,
Где дождь играл на цитре,
И ветер очень тихо песню пел…
Сократ кому-то друг,
Но истина дороже.
У большей части истина — в еде.
А дружба очень просто продается.
Проблема только —
По какой цене.
Что ж до нее,
То здесь — просто фантазии!
Уж если нужно, за ценой не постоят!
И, сколь не рассуждай об истинности блага,
А все-равно цикуты выпьешь яд.
Сократ печально смотрит в небеса
По-стариковски синими глазами…
Он понимает, в чем беда Эллады:
Здесь судить посмели Мудреца!

*****

Кухня солнцем залитА.
Греет чайник мне плита.
Не пою я в общем хоре.
Пью не кофе, а цикорий.
Мои часики спешат.
Попишу с утра стишат.
На дворе – крутые гонки*.
Олигарх лежит на шконке**.
А другой пока на воле, –
Всё радеет о футболе***.
И куда ни ткни, – всё тать****.
Где нам честность поискать?
Вот кричат: судью на мыло!
Так уже когда-то было…
Жил Сократ*****, он был философ,
На него смотрели косо:
Он не пашет и не жнёт, –
Головой своей живёт.
Не хочу, мол, петь я в хоре,
Победю вас в умном споре.
Мне не надобно хорОм, –
Наши дУши ждёт Харон******.
Фиг ли тратить ум на тлен
И сдаваться тлену в плен?..
А другой******* «в народ ходил».
Тот однажды учудил:
Взял фонарь и с ним – на рынок,
Видит морды, видит рыла, –
Их не видеть бы вовек! –
Нужен, мол, мне Че–ло–век!
По базару с фонарём
Днём искал его с огнём.
Жаль, не знаю результата…
Прошлым Греция богата:
Олигархи, богатеи,
Олимпийцы, жёны-феи, –
Имена их спят в пыли
Грустной матушки-земли.
А Сократ? – Всё дело в том,
Ученик там был – Платон********.
Записал он «Диалоги».
Что имеем в эпилоге? –
Не зарос Сократ полынью:
Ум его живёт поныне.
Я об этом, слышь, к чему:
Надо жить нам «по уму» –
По духовным лишь «по средствам», –
Труд ума – векам наследство.

Кулагина Людмила
____________________________

* Стихотворение написано накануне очередных выборов в парламент.
** Имеется в виду бывший олигарх, владелец «ЮКОСа» В. Ходорковский, находящийся ныне в тюрьме.
*** Речь идёт об олигархе Р.Абрамовиче, купившем английский футбольный клуб «Челси».
**** Отечественный парламент несколько лет не может утвердить Закон о коррупции, которая приняла в стране немыслимые масштабы.
***** Сократ (ок.470-399 гг. до н.э.) – древнегреческий философ, один из родоначальников диалектики.
****** Харон – в греч. мифологии сын Эреба и Ночи, перевозивший души умерших через Стикс и Ахерон.
******* Диоген Синопский (ок. 400 – ок. 325 до н.э.). По преданию, жил в бочке.
******** Платон (428 -347 гг. до н.э.) – др-греч. философ, ученик Сократа.

*****

Две тысячи четыреста
Пятнадцать лет прошло,
Как умер, точно вылетел
В бессмертие своё…

«Кто вылетел в бессмертие?» –
Известно кто – Сократ.*
Хоть верите – не верите:
Пусты и рай, и ад:

Он продолжает жить, как жил:
И телом, и душой –
Навечно в мраморе ожил
И в памяти людской.

«За что ж ему такая честь?» –
Вопрос задать – не грех. –
За то, что он такой, как есть –
Умом затмивший всех.

Хоть академий не кончал –
Сын камнетёса и**
Обычной повитухи стал
Мыслителем Земли.

«Какие мысли породил?» –
Парадоксально, но
Одной лишь фразой поразил
Навечно люд земной:

«Я знаю, что не знаю я,
Не знаю ничего».
«Позвольте, но ведь так нельзя! –
За что ценить его?» –

За то, что разум он ценил
Превыше прочих благ
И мудрость высшую явил,
Невеждою представ.

Он этой фразой покорил
Умы все навсегда.
Он не писал, а говорил
И мыслил без труда. –

И в этом его главный труд:
Любому доказать
Он мог, что все софисты врут,***
Себе же ставят мат.

«Наверно был Сократ богат?» –
Нет, босиком ходил.
Из года в год всё тот же, брат,
Он плащ всегда носил.

Его сварливая жена,
Ксантиппа, без конца
Его ругала, как могла,
До смертного конца.

Но что ему жена! – Весь мир
Не смог бы убедить
Его в ином – ему был мил
Тот мир, где мог он жить:

Его ученье – поворот****
Всей философии:
От мира и природы – ход
Вдруг к человеку и

В мир человека – лишь о нём
Всегда он говорит.
И это новшество при нём
На всё в беседах зрит.

Мир его мыслей – обо всём,
О чём он мог судить.
Народ души не чаял в нём,
Не мог его не чтить:

«Я ем, чтобы на свете жить,
А не живу, чтоб есть».
Ну как за это не любить? –
Простая мысль, как есть.

Диалектические споры*****
Внедрял Сократ в дела. –
Они – могучая опора…
«Авторитета знаний?» – Да.

Духовный мир дал как реальность,******
Сравнил сознанье с бытием.
Добро считал твореньем знанья,
Желал добра и знанья всем.

«Власть в государстве, – говорил,
Должна принадлежать
Лишь тем, кто справедлив, явил
Всем опыт управлять.

Но в личных целях никогда
Не смел бы власть иметь:
Один закон для всех всегда –
У власти ты иль нет».

И вот за это то его
И невзлюбила власть:
И, с клеветою на него,
Судить его взялась:*******

Мол, развращает молодёжь,
К иным богам повёл
Людей служить. «В итоге что ж?» –
Дан смертный приговор.

Публично мог тогда Сократ
Отречься от идей –
Пошёл на смерть и выпил яд
В тюрьме в кругу друзей.

Друзьям в побеге отказал:
«Ведь, смерть, – сказал – не зло».
И всей планете показал
Пример и дел, и слов.

И нам примером в наши дни
Его слова звучат,
Поскольку учат нас они
Жить так, как жил Сократ.

Мздоимцев нынче развелось! –
К деньгам повсюду страсть!
Уж скоро выборы. Даёшь
Сократов в нашу власть!

Тяптин Владимир
_________________________

* Сократ (470/469 г. до н. э. – 399 г. до н. э.) – древнегреческий философ, учение которого знаменует поворот в философии – от рассмотрения природы и мира к рассмотрению человека.
** Сократ был сыном скульптора Софрониска – и повитухи Фенареты.
*** Софисты – древнегреческие платные преподаватели красноречия, представители одноимённого философского направления, распространенного в Греции во 2-й половине V – 1-й половине IV веков до н. э. Изначально термин «софист» служил для обозначения искусного или мудрого человека, однако уже в древности приобрёл уничижительное значение.
**** Его деятельность – поворотный момент античной философии. Своим методом анализа понятий (майевтика, диалектика) и отождествлением положительных качеств человека с его знаниями он направил внимание философов на важное значение человеческой личности. Сократа называют первым философом в собственном смысле этого слова. В лице Сократа философствующее мышление впервые обращается к себе самому, исследуя собственные принципы и приёмы.
***** Используя метод диалектических споров, Сократ пытался восстановить через свою философию авторитет знания, поколебленный софистами. Софисты пренебрегали истиной, а Сократ сделал её своей возлюбленной.
****** Грань между присущими человеку духовными процессами и материальным миром, уже намеченная предшествующим развитием греческой философии (в учении Пифагора, софистов и др.), была более отчётливо обозначена именно Сократом: он акцентировал своеобразие сознания сравнительно с материальным бытием и одним из первых глубоко раскрыл сферу духовного как самостоятельную реальность, провозгласив её как нечто не менее достоверное, чем бытие воспринимаемого мира (монизм).
******* В произведениях Платона «Апология «Платон» и Ксенофонта «Защита Сократа на суде» содержится защитительная речь Сократа на суде и описываются обстоятельства суда над ним. На суде Сократ вместо принятого в то время обращения к милосердию судей, которое он объявляет унижающим достоинство и подсудимого, и суда, говорит о словах дельфийской пифии Херефонту о том, «что нет человека более независимого, справедливого и разумного, чем Сократ». Действительно, когда он с одной большой дубинкой разогнал спартанскую фалангу, собиравшуюся забросать копьями раненого Алкивиада, ни один вражеский воин не захотел сомнительной славы убийства или хотя бы ранения пожилого мудреца, а сограждане его собираются приговорить к смерти. Сократ также отвергает обвинения в богохульстве и развращении молодёжи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *