Стихи о татуировке, тату

Стихи про татуировке, татуТатуировка как то странно постарела.
Сильно изменилась, просто потускнела.
Глаза на облике горят теперь не ярко.
Изменилось тело, стало очень мягким.

Возмутился, мимо проходя один прохожий.
У человека к старости, на что тату похоже?
Странный лик увидел человек впервые.
Прошли дни с портретом просто золотые.

Теперь тату прячется под жирной складкой.
Куда исчезла и совсем становится загадкой.
Клиент спросил, скажите мне на милость.
Мне это всё сейчас во сне приснилось?

Как меня от угрызений совести избавить.
Татуировку утюгом прикажите разгладить.
Человек не в силах кардинально изменить.
Клиенту о татуировке будет мастер говорить.

Но как же человеку ситуацию исправить?
В юности не слушал никого.
Перед мамой хочу вину свою загладить.
Пример достойный было брать тогда с кого.

Тело безвозвратно время изменило.
А предупредить тату совсем забыли.
В старости татуировка совсем некстати.
Больное тело и человек лежит в кровати.

*****

Я набью себе тату
Или эту, или ту…
Лучше птиц или зверей?
Мастер, подскажи скорей!

*****

Гудит машинка, мечется иголка,
Рука в перчатке, прикушена губа…
Рождается твоя татуировка,
И может быть – меняется судьба.

Однажды нам сказал великий Воланд,
О том, что рукописи не горят.
Ты пишешь не пером – стальной иглою,
И не в альбом – на кожу лег твой взгляд.

Ложится краска, закрепляясь кровью.
Коли, татуировщик, не боись!
Ведь рукопись, что создана тобою,
Длиною в человеческую жизнь…

 

*****

Тут татушка, там татушка,
Тело все исколото.
Не найти пустого места
Ни за какое золото.

*****

Втерли в тело краски дня.
Рисунок дышит вместе с телом.
Татуировка у меня
Живет своею, странной жизнью.
Не символ, был бы глупым символизм.
Не прихоть, просто так – подарок.
Очаровательный Единорог,
На теле хрупком отпечаток.
Его прекрасные черты
Искусный рисовал художник,
Глубокий замысел вдохнув
— Такое, редкость для татуировок.
Всегда со мной и даже после смерти
Причудливый, загадочный Единорог.
Меня он чуточку смущает,
Но не избавлюсь от него.

*****

Сквозь боль рождается мечта.
И мастер твердо и умело,
На нас рисует города,
Рисует реки и озера…
Сквозь боль рождается мечта.
И полыхнув огнем по коже,
Там проплывают облака,
И демонов кривые рожи…
И лики древние богов
Нам улыбаются лукаво,
Сквозь ранки проступает кровь —
И боги скалятся кроваво…
Стекает кровь по лепесткам,
Цветов, что только что набиты.
И эту боль я не отдам —
Она сродни святой молитвы…
Не все способны оценить,
Понять, принять тату на коже…
Но ведь великих мастеров
Толпа не понимала тоже…

*****

Я сижу рисунок подбираю,
Чтоб еще одну тату набить.
Потому что просто я не знаю,
Как тебя мне, мастер, позабыть.

*****

Не делили мы тебя и не ласкали,
А что любили — так это позади.
Я ношу в душе твой светлый образ, Валя,
А Лёша выколол твой образ на груди.

И в тот день, когда прощались на вокзале,
Я тебя до гроба помнить обещал, —
Я сказал: — Я не забуду в жизни Вали.
— А я тем более, — мне Леша отвечал.

А теперь реши, кому из нас с ним хуже,
И кому трудней — попробуй разбери:
У него твой профиль выколот снаружи,
А у меня — душа исколота внутри.

И когда мне так уж тошно, хоть на плаху, —
Пусть слова мои тебя не оскорбят, —
Я прошу, чтоб Лёша расстегнул рубаху,
И гляжу, гляжу часами на тебя.

Но недавно мой товарищ, друг хороший,
Он беду мою искусством поборол, —
Он скопировал тебя с груди у Леши
И на грудь мою твой профиль наколол.

Знаю я, друзей своих чернить неловко,
Но ты мне ближе и роднее оттого,
Что моя, верней — твоя, татуировка
Много лучше и красивше, чем его.

Владимир Высоцкий

*****

Я сделала себе татуировку —
Такую откровенную тату.
Мне даже рассказать о ней неловко.
И только ты картинку видишь ту!

В моменты нашей близости интимной,
Когда я изгибаюсь под тобой,
С такою откровенною картиной
Сливается инстинкт горячий твой.

Я сделала ее и не спросила,
А показала ночью, как сюрприз.
И ты сказал мне:
— Это так красиво,
Когда скользишь губами сверху вниз…

Ты целовал татуировку нежно
И вспоминал весь день ее потом.
И попросил, чтоб я сняла одежды,
Когда с работы возвратился в дом.

Такое замечательно лето –
С тобой я не стесняюсь ничего,
Ведь для тебя татуировка эта
И, может быть, немного, для него…

*****

К девочке идея привязалась.
(Ведь горазда глупости пороть).
Всем подругам и друзьям на зависть
Бабочку на шее наколоть.
И работу мастер сделал ловко.
Пробежала весело игла.
Посмотрите, — вот татуировка,
Бабочка – весёлых два крыла.
Девочка росла, и повзрослела.
Шея тоже, вроде, подросла.
И на шее женщины сидела
Бабочка, развесив два крыла.
Шли года, она уже старушка.
Девочки весёлой не узнать.
Кожа, как невзбитая подушка.
Что на шее, — трудно разобрать.
Классная была татуировка!
А теперь имеет жалкий вид.
Зацепившись лапками неловко,
Сморщенная бабочка сидит.

Серов Владимир

*****

Всю роскошь молодого тела
способен ли познать аскет?
Есть у фантазии пределы,–
у фэнтеси предела нет.

За выбор полотна неловкий
художника не распинай:
простором для татуировки
послужит девичья спина.

От поясницы до лопаток
спирально выгнулся росток,
и кто на это дело падок,
того сюжет сбивает с ног.

А от затылка к пояснице –
марш лепестков не укротим.
В бреду кошмарном не приснится
такой изысканный интим.

Узор спускается всё ниже,
и вот уже как будто нет.
Там только розочки – они же
не подпадают под запрет!

*****

Я обожаю искусство!
Ну, колите маэстро!
На спине что-то пусто,
И в душе как-то престно.

Наколите Мадонну,
Набейте с младенцем,
Или может быть Рембрандт?
Или кто-то там с сердцем.

Под шедевр Рафаэля
Тоже спину подставлю,
Все отдам за искусство,
Жизнь на карту поставлю.

Ну и что там, готово?
Дайте мне посмотреть.
В том-то и прелесть —
Невозможно стереть.

Это что же такое?!
Ах, ты сволочь, ты гад!!
Это разве искусство?!

*****

Тебе неловко. Мне тем более неловко.
Дошло до дела и… Постой, не уходи!…
Другой любви моей — лицо, татуировка,
Прижалась к сердцу на измученной груди.

Всё было правильно — шампанское и свечи,
Всё было трепетно — и поцелуй, и взгляд…
Но той любви, что так давно ласкал я плечи,
Не отпустил, хоть чувства больше не шалят.

Ты спешно туфельки накинула в прихожей,
И так намеренно, со злом, скрипела дверь,
Ей вслед глядела ты улыбчивою рожей,
И еще крепче жалась к сердцу ты теперь…

Уж сколько раз тебя я прогонял до крови,
Ведь ты сама тогда ушла, а я страдал…
Теперь осталась лишь на коже, хмуря брови,
Но снова злишь ты, нарываясь на скандал.

Ах, сколько девушек — и сколько раз неловко…
Ревнуя к впалой и синеющей груди,
Вдаль убегали, а во след татуировка
Всегда молчала, поправляя бигуди…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *