Стихи о Тихом океане

Стихи о Тихом океанеВ Тихом океане,
Далеко не тихо,
Кто считал иначе,
Тот похож на психа.

Здесь бывают штормы,
Громыхают бури,
Гибнут пароходы,
И без всякой дури.

Люди покоряют,
Всё же океаны,
И бросают вызов,
Шторму капитаны!

Львовский Марк

*****

Вздыхает Тихий океан
Громады волн своих вздымая.
От мощи сил могучих пьян,
На скалах силу проверяет.

У скал прибрежных он ревет,
Сверкая брызгами на солнце.
То груды волн о скалы рвет,
То белой пеной обернется.

Во время лунного прилива
Несет ракушки, мелочь, ил.
Идет обратно говорливо…
Смеясь, как будто начудил.

К глубинах чудеса он прячет,
Могучих монстров и коралл.
Погибнут, по невинным плачет
Детей как будто потерял.

Он тих бывает очень нежен,
И лижет днище корабля.
Когда же зол и он рассержен
То сотрясается земля.

Он мощь, стихия, Океан…
Названье Тихий лишь обман.
Но мореходы издревле могли
Гонять по океану корабли.

seperevyazko

*****

Всемогущий Тихий Океан
Созерцала с двух его сторон…
Серо-синий… погружен в туман
Строгостью холодной омрачён…
Неприветлив буйностью своей —
На Курильских дальних островах…
Скал угрюмых, россыпи камней…
Сила… мощь, внушающая страх!

Перуанский Тихий — он другой:
Ярко-синий… или голубой.
В час заката — раскаленный шар,
Окунаясь в колыбель-волну,
Зажигает червленой пожар,
Погружая Тихий — в тишину…

О как торжественна минута эта!
Ты наблюдаешь Сотворенье Света..
Миг Любви: Воды, Земли, Огня…
Жизни зарожденье… и меня…

Маханькова Тамара

*****

Если в Тихом Океане,
Мертвый штиль вас вдруг застанет, —
Утверждают, в один голос,
Моряки и рыбаки, —
Следом гром раздастся где-то,
И задует шквальный ветер.
Это значит, что чихнула
Чудо-юдо-рыба-кит.

Настоящее несчастье,
Что она болеет часто —
И поэтому напрасно
Бриза легкого не жди —
Там в любое время года
Очень скверная погода:
Все ненастье да ненастье –
Бури, штормы и дожди…

Бедной рыбе очень плохо
На воде лежать и охать.
У старушки от простуды
Разболелась голова.
Ей никто не даст микстуры…
У нее температура —
Сорок градусов, а может,
Даже целых сорок два.

Надо ей, больной махине,
Дать полтонны аспирина,
Рассказать ей, где аптека
И микстуру прописать;
И тогда, конечно, рыба
Молча скажет вам «спасибо»,
И попутным легким ветром
Вам наполнит паруса.

Безладнов Владимир

*****

Лист последний на окне
С тонкой ветки сброшен.
Утро лётное вполне,
А в глазах туман.
Не дари, прощаясь, мне
Ни цветов, ни брошек, —
Подари мне на прощанье
Тихий океан.

Там волна стирает камень,
Закипая в пене,
Там сырую соль комками
Смахивают с губ,
Там внизу под облаками
Шторм гудит осенний,
Там стоит над облаками
Остров Итуруп.

И когда зальёт вода
Круглое окошко
И покатится тайфун,
Тучи теребя,
Я ревущий океан
Полюблю немножко
И немножко научусь
Понимать тебя.

Будет осень зажигать
Медленное пламя
На крутом и на горячем
Краешке земли.
Ах, зачем боимся мы
Так своих желаний,
От штормов за остров прячась,
Словно корабли?

Не спеши переживать,
Милый мой, хороший,
Что вина не наливать
Нам в один стакан.
Не дари, прощаясь, мне
Ни цветов, ни брошек, —
Подари мне на прощанье
Тихий океан.

Городницкий Александр

*****

К себе манил всех океан,
Он был огромный и великий…
Швырял суда, как великан,
А назывался, скромно — Тихий!

Кто в шторм хотя бы раз попал,
Его, конечно, не забудет;
И что в натуре повидал,
Ему кошмаром долгим будет.

Кто был на палубе в ту пору,
Когда волна стремилась смыть;
Она казалась ростом с гору,
И те мгновенья — не забыть…

Как мчались грозно его волны,
Стремясь, смести всё на ходу;
И кто Душою был безвольным,
Считал себя, почти в аду.

Мог Океан почти играя…
Корабль в бездну затащить,
И не проси его — рыдая…
Его слезой — не усмирить.

Ведь он ревел, что нет сильнее…
Что мощью грозной одержим,
Что сможет сделать всем больнее,
Что он, никем не победим.

Когда вся ярость утихала,
Мельчала буйная волна;
Вода морская замирала…
То отражалась в нём — Луна.

И чайки весело кричали,
Стремясь скорее, страх забыть,
Дельфины ввысь, резвясь, взлетали…
Сумев, стихию победить.

Даль бесконечная, нет в ней и края,
Волны гуляют в Пространстве своём,
Ну а погода, быть может, любая…
Ходят суда и в плохую на нём.

Он перетаскивал, разные грузы,
Всё, что грузили в трюма кораблей,
И для него, не являлась обузой,
Быть оболочкой Земли и морей.

Жуков Владимир

*****

Покрыто океанами
Три четверти Земли.
Глубокие, огромные,
Соленые они.
На планете нашей
Океанов пять,
Их легко на карте
Сможем отыскать.
Переплыв огромный
Тихий океан,
Дал ему названье
Это Магеллан.

Громова Л.

*****

К тихому океану

Снилось ты нам с наших первых веков
Где-то за высью чужих плоскогорий,
В свете и в пеньи полдневных валов,
Южное море.

Топкая тундра, тугая тайга,
Страны шаманов и призраков бледных
Гордым грозили, закрыв берега
Вод заповедных.

Но нам вожатым был голос мечты!
Зовом звучали в веках ее клики!
Шли мы, слепые, и вскрылся нам ты,
Тихий! Великий!

Чаша безмерная вод! дай припасть
К блещущей влаге устами и взором,
Дай утолить нашу старую страсть
Полным простором!

Вот чего ждали мы, дети степей!
Вот она, сродная сердцу стихия!
Чудо свершилось: на грани своей
Стала Россия.

Брат Океан! ты — как мы! дай обнять
Братскую грудь среди вражеских станов.
Кто, дерзновенный, захочет разъять
Двух великанов?

Валерий Брюсов

*****

Мы пребывали
На краю земли.
И далее —
до полосы тумана
Качалось, колыхало корабли
Огромное пространство океана.
Каким он был?!
Пейзаж вполне простой:
Вода, вода…
Как в песенке.
Признаться,
Нам пляжной океанской красотой
Не слишком доводилось любоваться:
И день и ночь
Ложились на планшир
Радарами прощупанные дали.
И если целью он не полошил,
Мы океан красивым почитали.
Каким он был?!
То солнцем осиян,
То в оголтелой волновой крутихе
Он был Великим, этот океан.
А также —
С нашей помощью —
И Тихим.

Гайкович Борис

*****

Это не Сочи-Гагры, пальмы, объятья, слёзы.
Это рокочет Тихий, перевернув прогнозы.
Строгий язык кордонов, вечно готовый – «К бою!».
Это валов сражение – яростное, живое.

Выйдет на скалы Тихий, с ходу на них обрушив
всю свою лють и силу, весь свой разгон и душу.
Ахнут под валом скалы и, задержав дыханье,
выдержат нерушимо корчи и содроганье.

У океанской битвы грохот и рокот смертный,
рвутся с цепи норд-осты, воют тайфунов ветры.
Редко серчает Тихий. Если же разыгрался,
свой ураганный норов сможет смирить не сразу.

Как океан играет бицепсами просторов!
Гонит волну и пену гулкого шторма свора –
это рокочет Тихий, девятибально, дерзко,
от молодецкой силы некуда скалам деться.

Слышишь шипенье, стоны, рёв и броски ударов?
Это вам не курорты, это вам не Канары,
это вам не Мисхоры, пальмы, объятья, слёзы.
Это рокочет Тихий, перевернув прогнозы.

Скорик Светлана

*****

Океан тихий ты по названью.
По натуре такой же, как я.
Повстречался с тобой я на грани.
Знак огня на судьбе у меня.

Припев:
Здравствуй Тихий Океан и прощай.
За разлуку на меня не серчай.
Твои воды глубоки.
С тобой тягаться не с руки.
И я не буду умирать от тоски.

Твою мощь здесь познает не каждый.
Ты шутя разбивал корабли.
Но мой плот приютил ты однажды.
И с тех пор мы с тобою близки.

Огрубел юный голос высокий.
Хлопнул дверью Камчатский централ.
На всю жизнь полуостров далекий.
Тягу к жизни и силы мне дал.

Припев:
Здравствуй Тихий Океан и прощай.
За разлуку на меня не серчай.
Твои воды глубоки.
С тобой тягаться не с руки.
И я не буду умирать от тоски.

Жизнь проходит в людской круговерти.
Как фортуны кружит колесо.
Океан часто снится, поверьте.
И его позабыть не легко.

Припев:
Здравствуй Тихий Океан и прощай.
За разлуку на меня не серчай.
Твои воды глубоки.
С тобой тягаться не с руки.
Я часто буду умирать от тоски.

*****

Я вижу Тихий океан —
Великий, гордый и суровый.
Над ним навис седой туман,
Сковавший горизонт в оковы.
Не убежит он за волной
К другому берегу пред шхуной,
Пока не сможет час дневной
Туман рассеять над лагуной.

Там стая котиков на скалах
На солнце нежась возлежит.
В своём гареме лев усталый
Победы песню протрубит.
Взовьётся птица – бури вестник
Над набегающей волной,
Чтоб разбудить всех неизвестных,
На дне нашедших свой покой.

О, сколько их в пучине дикой
Друзей осталось и врагов,
Превозмогавших страх великий,
И не достигших берегов.
Немало тайн хранит он верно
О затонувших кораблях,
Злой царь Нептун, старик прескверный,
В его бесчинствует морях.

Лежат на дне сокровищ горы,
Как дань Нептуновой жене,
Не утихают в мире споры
Об их неслыханной цене.
Играют волны белой пеной,
Грозит цунами островам,
Но с амплитудой неизменной
Прилив стремится к берегам.

Я вижу Тихий океан,
Но не хочу узнать поближе,
Пусть верный друг, седой туман,
Его крутые пятки лижет.
Пусть не болит его душа:
Кто в старости подаст воды.
И волны, к берегу спеша,
Смывают вечности следы.

Добротолюбова Нелли

*****

На палубе его промчалось детство,
Вся жизнь его меж небом и водой качалась,
И лишь вступив на сушу, хотел
Вернуться в море, как прибой.
И он всегда смеялся над друзьями, которые
Влюбившись в юных дев, с ним в плаванье
По берегу скучали, и забывали о морской воде…

И он не думал, что однажды, встретит
Ту, чьи глаза, подобно голубизне морей
Полны внезапных бурь и треволнений,
В них видит он волну её переживаний,
А взгляд её будто морской туман.

Писал однажды под лампадным светом он…
Полны внезапных бурь и удивлений глаза твои,
В них вижу я волну твоих переживаний,
И замкнута твоя душа, как сушей тихий океан,
И глубока твоя душа, как впадина морского дна…

И бьётся нрав твой, разбиваясь о юго-восточные брега.
Из уст твоих перекликаясь идёт прекрасна волна.
Сея волна прекрасных слов лелеет слух подводных вод
Акулы мимо проплывают, держа в зубах обрывки слов…

Казалось мне, что ты прекрасен, прекрасен Тихий океан,
Но опровергнут Магеллан, и нет твоей ужасней бури.
Его ты встретил мирно, тихо, и обмануть его ты смог,
Но я-то знаю – ты другой. Ты буйный, неспокойный..
И вечно буря и вечный шторм сопутствуют тебе.

Сияет солнце, а над водой туман,
Хранит надёжно тайны он твои.
И прикрываясь веером безлунным,
Скрывает он ночные берега.

*****

Уже волна взорвалась на отводе,
Америка растаяла в туман,
И штурман объявил, что мы выходим
В Великий, или Тихий, океан.
В судожурнале записью короткой
Почти спокойный значился прогноз,
Но вопреки любым метеосводкам
Нам поработать много довелось.
Был океан и черным, и зыбучим,
И корабли, вставая на дыбы,
Карабкались на пенистые кручи
И зарывались в пену до трубы.
Мы говорили гневными словами,
Но, как ни разорялись на слова,
Мы не могли идти под парусами
И на моторах двигались едва.
На третьи сутки паруса, захлопав,
Набрали зюйда в полный разворот.
Но в тот же миг чужие перископы
Из ярко-синих вынырнули вод.
Они то пропадали в отдаленье,
То приближались к нам еще быстрей —
Испытывать великое терпенье
Советских белокрылых кораблей.
И поднимали блещущие жала,
И разводили пенные следы.
А нам, пожалуй, вовсе не мешало,
Что кто-то видит нас из-под воды.
А мы спокойно подменяли вахты,
И до смешного радовало нас,
Что океан балтийской солью пахнет,
Что можно спеть или рвануться в пляс.
Но мой приятель, посмотрев на блики,
Промолвил мрачно на исходе дня:
«То, шо великий, это так — великий»,
А то, шо тихий — чистая брехня!..»
Так мы и шли, придерживаясь строя,
Через Великий десять долгих дней, —
Чужие субмарины — под водою,
И флаги нашей Родины — над ней!

Гнеушев Владимир

*****

Кто назвал его так, психи…
Зыбь, и штормы, и туман.
Я еще не видел тихим
этот Тихий океан.

В силу собственную веря,
он кому-то остро мстит,
то ревет могутней зверя,
то разбойником свистит.

Или в сердце носит рану,
или чует злую рать,
или трудно океану
невеликое признать?

Он с линкоров рвет доспехи,
обрывает цепи бон,
и катает, как орехи,
глыбы весом в десять тонн.

А в глубинах прячет пламя,
и приходит час, когда
он сердитыми цунами
вмиг смывает города.

Про него писали книги,
подносили божью мать,
потому что он — Великий.
Это надо понимать.

Машковцев Владилен

*****

Тихий океан… Хоть он зовется Тихим,
Когда поднимается волна, становится он
Совсем не тихим…
А начинается всё вроде бы из ничего.

На море вроде тишь и гладь…
В небе солнце ярко светит, ни облачка кругом.
Вдруг подуло ветерком слегка,
На море рябь пошла…

На горизонте где-то вдалеке облачко вдруг появилось.
Кажется небольшое такое, но постепенно приближаясь
К Кораблю, облачко то в тучку превратилось…
На море  рябь переросла в волну — бала на два
Иль три, но это лишь начало…

Тучка, превратившись в тучу, закрывает небо
Так что солнца уже не видно и даже лучиков его.
Одновременно волна пошла такая, что корабль наш
Хоть и большой такой/на крейсере ведь я служил/
Раскачиваться начал, словно палка или перо…

Ветер, между прочим, превратился в шквальный,
Дует так, что не передать словами!
Всё это вместе среди матросов называется штормом.
И кто его изведал и прошёл,
Тот становится настоящим моряком!

Очевидно ведь не зря походка вразвалочку у них…

Мигалев Владимир

*****

Далеко, далеко, где сияют рассветы,
Где срастается небо с началом земли;
Сохранились ещё где красоты планеты…
Плещет там океан, а на нём — корабли.

Белокрылые чайки над волнами летают,
И о чём- то тревожно и громко кричат;
И обычно всегда корабли провожают…
И над ними прощально очень долго кружат.

А суда все стремятся в туманные дали,
Чтоб конечную цель побыстрее достичь;
Ну а все моряки… не сдаются печали,
И науку морскую должны быстро — постичь.

И режим здесь морской, напряжённые вахты,
Непрерывно… проверка на прочность идёт;
Всем известно давно, со времён аргонавтов…
Нерадивых людей океан жёстко бьёт.

По ошибке его… скромно «Тихим» назвали,
Но, он страшен собой, когда в бурю штормит;
И бывало не раз, корабли погибали…
И в глубинах своих он останки хранит.

И характер его, как царя — переменчив,
Может всех убаюкать, создать полный штиль;
Да и сам в это время и мил, и застенчив,
Но не верьте ему — хитроумен тот стиль.

Неожиданно он, вдруг становится грозным,
И огромные волны взмываются ввысь;
Обстановка на море становится сложной…
И все молят волну: «Ради Бога — уймись!»

Ведь внизу корабля простирается бездна,
Если в лапы попал, то пощады не жди;
И просить, умолять океан — бесполезно,
Лучше силу и волю ты в кулак собери…

Нужны крепкие нервы, способность, уменье,
Чтоб пред натиском бури суметь устоять;
И в исходе борьбы не должно быть сомненья…
Ну и веры в себя никогда — не терять.

Капитан, экипаж… в их работе спасенье,
И надежда увидеть на пирсе родных;
Эти мысли в стократ повышают стремленье,
Побороть океан, чтоб остаться в живых.

Жуков Владимир

*****

Тебя назвали Тихим не случайно
Ты благодати тишь несёшь в сердца.
Бушуют волны — это от отчаяния –
Так диалог ведётся: Море – Небеса.

О чём толкуют две больших стихии?
О чём морская песня льётся ввысь?
О зле, добре, о человеческом бессилии…
Бушует море – шторм не укротить.

А если вдуматься – шторм испытание,
В нём человеческая сущность волны бьёт –
Остался жив – прими стихий признание
И ощути земной круговорот…

И Океан, и Небо, и Земля –
Нас учат и наказывают строго
Пусть с Тихим в вечном споре Небеса…
Но Человек идёт своей дорогой.

Кашичкина Наталья

*****

— 1 —

Ты необъятен Тихий Океан
Предела нет твоей волне кипучей.
Оставил след здесь Кук и Магеллан,
Но не бывал Америго Веспуччи.

От жарких тропиков и до холодных льдин
Раскинулись лазоревые дали.
Здесь паруса пиратских бригантин
Под ветрами твоими трепетали.

И люто веселился экипаж,
Когда, крича, летел на абордаж,
Готовя к бою сабли, пистолеты.

И грозно хмурил брови капитан.
Лежал пред ним великий океан —
Синь разлита почти на треть планеты.

— 2 —

Синь разлита почти на треть планеты,
За горизонтом где-то берега,
Под влажным пологом извечные секреты,
Златые россыпи, алмазы, жемчуга.

Разбросаны небрежно острова
Цветут в великолепии природы.
В молитвах благодарные слова
Тебе возносят, Океан, народы.

Кому ты монстр, но, а кому-то Бог.
То грозен, то ковром зелёным лёг
Спокойный равнодушный великан.

Ты бесконечно катишь на песок
Волну и ароматы дальних стран,
Таишь в себе тайфун и ураган.

— 3 —

Таишь в себе тайфун и ураган,
Не предсказуемы порой твои капризы
То вознесёшь из глубины вулкан,
Рождая хаос, множа катаклизмы.

И бренной жизни сеешь семена,
На брег пустынный выбросив из пены,
Меняя облик прошлой ойкумены,
Чтобы пришли иные племена.

Чтоб новой жизни радостный росток
Тянулся к небу, солнцу, на восток
И трепетал его лучом согретый.

Чтобы моряк под парусом летел
И в океане всё преодолел
И дикий шторм и ласковые ветры.

— 4 —

И дикий шторм, и ласковые ветры
Несут людей сквозь синие моря.
В пучину вод бросают якоря
Линкоры, канонерки и корветы.

Авантюризма дух и дух дерзаний
Давно живёт на мачте корабля.
И это он чрез месяцы скитаний
Кричит призывно: Впереди земля!!!

Свистать наверх! Командовать не надо
Матросам крики чаек как награда.
Всё веселее за кормой бурун.

Остались позади морские дали,
Но в лоне вод и в вековой печали
Подводный мир хранит седой Нептун.

— 5 —

Подводный мир хранит седой Нептун.
Владения его необозримы.
Сокровища замками тайных рун
Закрыты намертво в местах недостижимых.

Торят свой путь могучие киты,
Бегут омары, мчатся афалины,
Мелькают клешни, жабры и хвосты,
Ныряют котики, тюлени и пингвины.

Во всё живое, сея жуть и страх
Зубастым ужасом в подводных небесах
Парят стервятники — акулы, словно грифы.

Движением и красками полна
Нептуна необъятная страна
Здесь горные хребты, атоллы, рифы.

— 6 —

Здесь горные хребты, атоллы, рифы,
На дне останки древних кораблей.
К ним грациозно приплывают нимфы,
Чтоб отдохнуть на лапах якорей.

Прозрачные медузы облаками
Под сводом вод в течениях скользят
И, шевеля лениво плавниками,
Морским орлом парит огромный скат.

И катит изумрудная волна
О! Океан- чудесная страна,
Где в синем небе много звёзд и лун.

Где, может быть, Садко в гостях бывал
Недаром позже миру он певал
О чудесах твоих под рокот струн.

— 7 —

О чудесах твоих под рокот струн
Мне как- то пел один моряк бывалый
И звонкая гитара тосковала
О тех годах, когда был сердцем юн.

Он пел про океанские просторы,
Про свежий ветер, рвущий паруса,
Рассказывал про звёздные узоры,
Сияющие в южных небесах.

О том, как удаляясь от земли,
По днищу обрастают корабли
Колонией моллюсков и полипов.

О том, как про великий океан,
Про чудеса заморских дальних стран
Слагают люди сказки, песни, мифы.

— 8 —

Слагают люди сказки, песни, мифы.
Живут в них Одиссей и Чингиз – Хан,
Герои Трои, викинги и скифы,
Хромой Тимур, великий Александр.

Висячие сады Семирамиды,
Геракла подвиги и юноша Тезей,
В кипении волн рожденье Афродиты,
Колосс Родосский, Фарос, Колизей.

Дыхание смерти и рождения крик,
Седого сфинкса равнодушный лик
Хранит покой царей и пирамиды.

Помпеи гибель в яростном огне,
История и мифы Атлантиды
Растворены в лазоревой волне.

— 9 —

Растворены в лазоревой волне
И соль земли и соки бренной жизни,
И равнодушно смерть здесь правит тризну,
Не торопясь, во влажной тишине.

Здесь год и век, как мимолётный миг,
А время тянется неспешно и степенно.
Пусть изменяется планеты лик
Всё так же катят волны неизменно.

И не узнать, осмыслить до конца
Неповторимый замысел Творца
Об океанском этом мироздании,

Где светятся и звёздами летят,
Всё пожирая, множатся, бурлят
Живым бульоном мелкие создания

— 10 —

Живым бульоном мелкие создания
Собой являют пищу для других.
Как в небе звёзд так мириады их,
Песчинок в необъятном океане.

Началу их в веках потерян след,
Несут свой род сквозь миллионы лет
Поля планктона для китов и рыб
От тропиков и до ледовых глыб.

И, пузырьков взвивая карусель,
Играет непрестанно Жизни хмель
В тугой ультрамариновой волне.

Чтоб в свете солнца кратко отблистать,
А после неприметным илом стать
В пещерах мрачных, в чёрной глубине.

— 11 —

В пещерах мрачных, в чёрной глубине
Не отыскать кораллов и растений
И только призраками в мертвой тишине
Мелькают чьи-то сумрачные тени.

Всё сплюснуто под массою воды
И слепо в мире мрака всё живое.
Лишь черви бесконечные ходы
В придонном иле беззаботно роют.

И Солнца луч сюда не достаёт,
И в бездну никогда не заглянёт
От сотворенья мира гость случайный.

В неверном мире, где повисла мгла,
В пещерах, пряча мощные тела
Живут чудовища своею жизнью тайной.

— 12 —

Живут чудовища своею жизнью тайной
И в древних сказках и в иных мирах,
И в океане и в тревожных снах,
К нам, приходя, из дали виртуальной.

Боясь химер из первобытной тьмы
Их облик, воспалённые умы,
К нам донесли сквозь времени препоны
Из мест, где жили змеи и драконы.

И пусть открыты Атома секреты
Для них на нашей маленькой планете
Ещё остались тайные места.

И этих мест боимся мы порою,
Там монстры до сих пор пещеры роют
Пещеры страшные; в них жуть и темнота.

— 13 —

Пещеры страшные — в них жуть и пустота.
И, словно стражи каменного рта,
В немой угрозе зубы сталактитов,
Ощерены, как в пасти ядовитой.

Почти недвижно это царство тлена.
Не часто наступают перемены,
Когда из недр, глухой извергнув стон
Проснётся вдруг подземный царь Плутон.

И всколыхнётся и зашевелится
От жеста его царственной десницы
Зияющая в недрах пустота.

И уж пристанища творений жизни странной
Глубинные пещеры океана
Отворены, как адские врата.

— 14 —

Отворены как адские врата
Вулканов жерла. В огненных разломах,
И в трещинах, и на дрожащих склонах
Земною кровью лава разлита.

И запах серы носится вокруг,
Небесный камнепад и пепла пух.
Как будто дьявол трубку закурил
От Марианских впадин до Курил.

И всё трясёт в неистовом веселье
Вулканов огневое ожерелье
Несёт беду и разрушенье стран.

И катятся огромными волнами
По океану грозные цунами.
Велик и необъятен Океан.

— 15 —

Ты необъятен Тихий Океан
Синь разлита почти на треть планеты
Таишь в себе тайфун и ураган,
И дикий шторм, и ласковые ветры.

Подводный мир хранит седой Нептун.
Здесь горные хребты, атоллы, рифы
О чудесах твоих под рокот струн
Слагают люди сказки, песни, мифы.

Растворены в лазоревой волне
Живым бульоном мелкие создания.

В пещерах мрачных, в чёрной глубине
Живут чудовища своею жизнью тайной.
Пещеры страшные в них жуть и темнота
Отворены как адские врата.

Дубцов Сергей

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *