Стихи о Вильнюсе

Стихи о ВильнюсеВильнюс, всегда я любуюсь тобою, —
Час ли зари, иль закатное пламя.
Я восхищаюсь твоей красотою,
Блещущей перед моими глазами.

Вижу холмы я с горы Гедимина —
Город,зеленной грядой окруженный.
Черточки здесь не найти ни единой,
Чтоб не манила мой взор умиленный.

Там под горою Нерис голубая,
Словно любовь, вся в лучах пламенеет.
Будто кого-то она утешает,
Будто кого-то любовно жалеет.

Башенки, ввысь уходящие круто!
Весь ты, мой город, в садовом кипеньи
И очарованному в это утро
Сердцу приносишь ты упокоенье!

Вильнюс, всегда я любуюсь тобою, —
Час ли зари, иль закатное пламя.
Жадными все я вбираю глазами.
Вильнюс, пленен я твоей красотою!

Людас Гира

*****

Красив наш Вильнюс в любую пору
Садится солнце иль солнце встало.
Не насмотреться на этот город
Таких прекрасных на свете мало…

Людас Гира

*****

Ах, Литва моя ты – Вильнюс,
Город старый и хмельной,
Ты костёлами обильнюс
И районом Лаздинай.

Мы с Сапегаса гоняли
Гядемину холку драть,
И тракайское пивали
В «Таурагасе» опять

Речка Нерис так же вьется
Среди каменных брегов.
Запах кофе разнесётся
Из старинных погребов.

Флаг на башне пузырится
Все рубашкою льняной.
Милый Вильнюс мне приснится
В Питер-граде за Невой.

Шумилов Сергей

*****

Мне Вильнюс кажется бумажным,
И акверельным, не сухим
Среди соборов величавых
Есть и другие корабли
Немного синагог осталось
Да кирхи острые шпили
Другие гавани и ставни
Твои измеряют шаги,
На панораму подивившись
Спускайся в переулок вниз
И только мысленно порыскав
Поймешь- уже не тот Иерусалим
От сгорбленного гетто — лиш огрызки
Но розы нежные, как яхонты, горим
В свече зажженой в память о тех близких,
Которым никогда в святую землю не прийти

Шломит

*****

Город Вильнюс, туманная Литва,
На асфальте в лужицах вода,
Небо в тучах, но ты мне мил —
В этом городе я полюбил.

Полюбил, разлюбил, всё ушло в никуда,
И асфальт стал сухим, испарилась вода,
Солнце вышло, лучами согрело листву,
Всё прошло, и тебя больше я не ищу.

Не ищу, не зову, не прошу ничего,
Но понять я никак не могу одного —
Почему ж, иногда вспоминая Литву,
Я чуть-чуть о любви той короткой грущу…

Фока Юрий

*****

Над русской Вильной стародавной
Родные теплятся кресты —
И звоном меди православной
Все огласились высоты.
Минули веки искушенья,
Забыты страшные дела —
И даже мерзость запустенья
Здесь райским крином расцвела.
Преданье ожило святое
Первоначальных лучших дней,
И только позднее былое
Здесь в царство отошло теней.
Оттуда смутным сновиденьем
Еще дано ему порой
Перед всеобщим пробужденьем
Живых тревожить здесь покой.
В тот час, как с неба месяц сходит,
В холодной, ранней полумгле,
Еще какой-то призрак бродит
По оживающей земле.

Федор Тютчев

*****

Ах, Вильна, Вильна, город чудный,
В венце крутом песчаных гор,
В садов оправе изумрудной,
Ты предо мною до сих пор
Стоишь как друг поры далекой!..

На берегах реки широкой,
Что лентой синей улеглась,
Как обновленная гробница,
Лежит литовская столица…

Здесь ночевал литовский князь
И видел сон; и город древний,
Сначала жалкою деревней
Вокруг твердынь и грозных рвов
Поднялся в местности дремучей,
Над Вилии песчаной кручей…
И до сих пор с горы Замковой
Сбегает стен булыжных ряд,
И башни мшистыя стоят
У струй Вилейки, что подковой,
Омыв подножия холмов,
Несется быстро меж садов,
Чтоб с древней Вилии волною
Обняться светлою струею…

Жиркевич Александр

*****

Снег засыпал купола,
Улиц ленты и дома.
Все ели в шапках снеговых,
А девы в шубах меховых!
В Вильнюсе опять зима.
Рада ей и детвора
Даже снег на пр. Гедемино
Просто чудная картина!

Канаева Регина

*****

В лицо мне город дышит свежим ветром,
А я иду по узким улочкам один.
Как много здесь ансамблей в стиле «ретро»,
Гостиниц модных и сверкающих витрин.

Пройдусь до центра от его окраин,
Пусть город смотрит фонарями с высоты.
Столиц так много, только понимаю
Мне Вильнюс друг, я с ним всегда на «Ты»!

Припев:
Родной причал, литовская столица,
Твой милый облик мне волнует кровь
Здесь всё моё: дома, проспекты,лица,
Я твой певец, а ты – моя любовь.

Я у «Европы» сяду на скамейку,
От ветра спрячусь за её спиной.
Огни над речкой вьются жёлтой змейкой,
И отдыхает славный город мой.

Столица спит, Нерис течёт в тумане,
Я побреду по сонным улочкам опять.
И от волненья я, как будто, пьяный,
И сердца стук никак мне не унять.

Припев:
Родной причал, литовская столица,
Твой милый облик мне волнует кровь
Здесь всё моё: дома, проспекты, лица,
Я твой певец, а ты – моя любовь.

Антонов Л.

*****

Пахнет Вильнюс мой в июне
свежескошенной травою.
Я давно, увы, неюный,
не качайте головою…
Черный дрозд в закрытом клюве
держит желтую ромашку.
Запоет, и приколю вам
ту ромашку на рубашку.
Замечательно в июне,
что же, туча, небо застишь?
Ветер хмару с неба сдунет,
окна все открыты настежь!
Сняты старые портреты,
новые завхоз повесил…
Удивительное лето,
почему ты, дрозд, невесел?
Что же мучает, испуг ли —
ты заложник иль наследник?
…дрозд крылом листву обуглил
и пропал в кустах бесследно…
Мы сидели в центре сквера,
вы гадали на ромашке.
Выходило дурно, скверно,
кто виновен был в промашке?
Только все-таки в июне
замечательно, чудесно!
Черный дрозд ромашку склюнет,
выведет печально песню…
До свидания в июле,
не качайте головою.
В юности нас обманули, —
пахнет сеном, не травою.

Кобрин Юрий

*****

Улиц твоих аромат чистоты,
Зданий прекрасных твоих красота…
В воздухе чувствуешь тон доброты –
Это реальность, а не мечта.

Легкий ажурный прекрасный костел,
Холм, на котором башня стоит…
Ты мою душу навеки обрел,
Город, где солнце восходит в зенит.

Вильнюс, прекрасным дождем ты умыт!
Улиц твоих чистота с красотой
Душу приводят в восторг! И мои
Мысли и сердце навеки с тобой.

Беглая Софья

*****

Плечами, раздвигая тучи,
В них пробирался игриво гром,
Чтоб, вдруг сорваться с кручи
И в Вильнюсе учинить погром.

Сверкали молнии, как копья,
И падали в Кольцовы круг.
Девчонка, видно спросонья,
В автобусе заплакала вдруг.

Сверкнули молнии две сразу
И ливня сумасшедший вал.
Как будто по Вильнюсцев заказу
По кузову автобуса залопотал

Его косые с неба струи
Уже кругом обмыли дома
А по асфальту мчалась, ликуя,
Везде июльская вода.

Природа ликовала и смеялась,
А люди парились в автобусе, пока
Утихнет ливень малость,
Чтобы размять затекшие бока.

aleinik

*****

Дом наш там, где легко и уютно,
Где нужны мы, где любят и ждут.
Куда сердце нас тянет порою,
Если в дальней поездке, ты вдруг.

Так случилось и так судьбой вышло,
Домом стала Литва мне теперь.
Вильнюс — город, земли той столица,
Для меня, распахнул свою дверь.

Тяжело приживалось, болело,
Мое сердце в сосновом краю.
Но любовь, свое сделала дело.
Я люблю тебя Вильнюс, люблю!

Я люблю твои старые храмы,
Твои улицы, в каплях дождя.
И уютные окна кофеен,
Все тут греет и манит меня…

Ты прекрасен, мой дом и уютен,
И в осеннем наряде листвы…
Или в летнем полуденном солнце,
Как же дорог, как близок, мне ты!

Сколько лет, я любуюсь закатом,
Сколько лет, я встречаю зарю…
Я здесь, дома и я тут, счастлива.
Вильнюс, дом мой, тебя я люблю!

Бабельчуте Наталия

*****

Ты город чести не терявший
Под скрежет вражеских полков.
И себя в битвах защищавший
От иноверцев и врагов.

Ты расцветал, судьбой хранимый,
Соборы строил на века,
Дворцы красой манили дивной…
Порою счастлив был тогда.

Но приходили вдруг несчастья –
Людей валил болезней ад.
Ты всё же выдержал напасти,
Чтоб зацвести, как в мае сад.

Так годы шли. Ты возрождался,
Под колокольный звон церквей,
Слезой счастливой умывался
И не было тебя милей.

Такой ты, Вильнюс, град престольный,
Живущий почти тыщу лет.
Ты град душою вечно вольный,
Пройдя безумства прошлых бед.

Райчев Виктор

*****

Могу ли я молчать
Про этот чудо-город?!..
В котором каждый шаг
И каждый час мне дорог…

В котором мы с тобой
Так мало вместе были,
В котором день и ночь
По улочкам кружили!

Могу ли позабыть
Я Аушрос-ворота?
Мне возле них кружить
С тобой еще охота!

Я помню стариков,
Старушек богомольных,
Молитвенный альков
И отблеск свеч церковных…

И фрески на стенах,
И шепот благоверный,
И слезы на глазах,
И голосок елейный…

Я помню погребок
В уютном буераке,
Где музыки поток
Ласкал нас в полумраке…

И ты, и ты тогда
Со мною рядом была,
И, так же, как всегда
Смеялась и грустила…

Но время мимо нас
Стремительно бежало…
Как я хочу сейчас
Все повторить сначала!

И вновь пройти с тобой
По паркам и музеям –
Вдоль Нерис голубой
По липовым аллеям!..

Приветствовать друзей
Опять с тобою вместе
И время коротать
На том же самом месте!

И с верой, что огонь
Не тлеет, а горит в нас
Подняться еще раз
На башню Гедиминас!

И с этой высоты
В твой город вновь влюбиться,
И голосу мечты
Невольно покориться!

Хочу вновь посетить
Собор Петра и Павла
И вновь его открыть
Во что бы-то не стало!..
Его лепных фигур
Ажурные сплетенья
Я вспомнить не могу
Без головокруженья!..

Прозрачная ладья
По океанам дальним
Летит сквозь времена
Под парусом хрустальным!..

Хочу пройти с тобой
По освященным плитам
И голову склонить
К тем воинским могилам,
Что в строгой тишине
Возведены рядами…
Как память о войне
Они лежат пред нами!
За рядом ряд встают
Деревья небольшие –
Покой усопших чтут
Они, как часовые!..

Ну, вот и все – с тобой
Вновь посетил я Вильнюс…
Вновь памяти прибой
Его на берег вынес!

Хаванский Евгений

*****

От круглой башни Гедимина,
Где дряхлых лип струится тень,
Кудрявой Вилии долина
Уходит в солнечную лень.
Нет в знойном городе прохлады,
Он тяжким полднем разогрет…
Прими меня в свои аркады,
Старинный университет!
На эти каменные плиты,
Где пробивается трава,
Ступали те, кто позабыты,
И те, чья мысль еще жива.
Астрономы и богословы,
Свой мозг пыля из года в год,
Схоластики средневековой
Здесь собирали горький мед.
Но есть и дворик невоспетый,
Всегда безмолвный, как музей,
Куда сходились филареты
В кружок испытанных друзей.
Там, чашу с пуншевым пыланьем
Вздымая выше головы,
Их вдохновлял стихов дерзаньем
Певец свободы и Литвы.
Из поколенья в поколенье
Завет грядущему храня,
Он пел… И давнее виденье
Уже преследует меня.
В тумане невской непогоды
Вновь перед бронзовым Петром
Стоят два первенца свободы,
Одним укрытые плащом.
Мицкевич! Знал ты, что всесильны
Слова о братстве всех племен
И в переулках старой Вильны
Хранил пророческий свой сон,
Как будто чувствовал заране,
Что, всем невзгодам вопреки,
Ты унесешь в свои скитанья
Пожатье пушкинской руки!

*****

Утро над Вильной

Точно ломтик лимона, на краешке неба заря,
Закрывают глаза золотые сонливые звезды.
Господин Цукерман просыпается благодаря
Всемогущего Бога за то, что он зачат и создан.
Тесен пояс ему и жилетка в подмышках тесна,
Рынок вымели дворники, месяц стоит
на ущербе,
Нищей польскою девочкой бродит по Вильне
весна
В бедном ситцевом платье
в сережках голубенькой вербы.
Брызнул солнечный луч, купол церкви
позолотя,
Водовозы кричат, ветерок занавеску колышет,
Стонут пьяные голуби, всхлипывает как дитя,
Очумев от любви, тонкогорлая кошка на крыше.
Сунув ноги в чувяки и пальцы водой омочив,
Господин Цукерман надевает субботнюю пару,
А по улице ходят обугленные грачи,
Издалека похожие на головешки пожара.
Он изрядно позавтракал и, перед тем,
как идти,
Погляделся в трюмо, одичавшее в сумрачной
зале.
Из стекла с ним раскланялся рыжий
безбровый сатир
С желтой вдавленной плешью и жидкими
злыми глазами.
Что ж! Ему пятьдесят! Пятьдесят –
далеко не пустяк!
И блестящую плешь, не спеша
накрывает ермолка.
Он мужчина в соку! Он здоров!
Он еще холостяк!
Он влюблен как мальчишка!..
На днях состоится помолвка.
Он выходит на улицу. Жирный.
С довольным лицом.
Благодушный до рвоты и праздничный
до безобразия.
Вот стоит на углу, словно вымазанное яйцом,
Золотушное здание провинциальной гимназии.
С каланчи над пожарной –
навстречу идущему дню
Улыбается карлик с топориком в каске
крылатой.
На оконце пивнушки, молитвенно подняв
клешню,
Рак стоит, словно рыцарь закованный
в красные латы.
А на рынке содом!
Это ж прямо не Вильна – Мадрид!

Дмитрий Кедрин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *