Стихи о Висячих садах Семирамиды

Стихи о Висячих садах СемирамидыВисячие сады Семирамиды,
Гробница на заброшенной скале.
Сбывается пророчество Фемиды,
Сомнения на царственном челе.
Очерчены границы Вавилона,
Ворота Бога сожжены давно.
Владычество повержено закона,
Отравлено фалернское вино.
Но слышен плач на берегах Евфрата,
Рыдает ветер темною порой.
И снова брат на казнь проводит брата,
Ночь гасит свет карающей рукой…

Свиридов Глеб

*****

Чудное творение красоты волшебной:
В воздухе повисли райские Сады.
Навуходоносор для своей любимой
Приказал собрать здесь дивные цветы.

В пыльном Вавилоне, на холме высоком,
Поднялися башни, как по волшебству,
Стройные колонны не окинуть оком,
Всё подвластно разуму, воле, мастерству.

На террасах сада в шахматном порядке
Высажены пальмы, кипарисы, кедр;
Залиты асфальтом, с илом, как на грядке,
Корни тех деревьев проросли до недр.

Вот зацвёл тенистый самый первый ярус,
Травы луговые, водных струй напев.
По ступеням выше, как под небом парус,
Поднялась зеленая шапка из дерев.

И хотя историки не сошлись во мнении:
Были или не были «висячие» сады,
По веленью времени, всем на удивление,
Снова распускаются волшебные цветы!

Терешкова Галина

*****

Жил-был король, довольно взрослый.
И звали его Навуходоносор.
Чтобы жене своей угодить,
Приказал для неё сады он растить.

Задачу поставил нелегкую он —
Песчаным и пыльным был град Вавилон.
Царица же родом была из тех мест,
Где всё зеленело.
Она оценила сей жест.

Трудился садовник рук не покладая,
Чтоб выросла в камне трава полевая.
Специальные почвы везде насыпал
И свежей водичкой вокруг поливал.

Спустя много дней упорных работ,
От восхищения ахнул народ.
Ласкают взор волшебные виды —
Висячие сады Семирамиды.

А как к растительности воду подавать?
Пришлось из реки Ефрат накачать.
Трудились рабы и день, и ночь,
Чтобы флоры гибель скорей превозмочь.

До наших дней сады не дожили,
Но знаем – они удивительны были.
Ведь смысл чудес заключается в том,
Чтоб годы спустя восхищаться творцом.

Машкова Мария

*****

Приснись, волшебный сон, приснись!
Под солнцем пристальным, горячим
Прелестный Вавилон, явись!
Я так желаю, это значит:
Да будет так! Взгляни! Сады
Между землёй и светлым небом,
Изящный символ красоты,
Однажды превращенный в небыль,
Среди прозрачных облаков,
И птиц в блестящем оперенье,
Парк из невиданных цветов,
И удивительных деревьев…

«Семирамида… здесь ли ты?
Хозяйка… ветреница… фея!
Тобой взращенные цветы
Мой взгляд задумчивый лелеют!»
Фиалки шепчут: «Амитис…
Та несравненная царица,
Что лицезрела свой каприз
В тенистых ветвях кипариса…»

Какие ароматы вкруг…
Мелодий чары… несравненных,
Ступени вверх ведут, а вдруг…
Взлечу я птицей? Непременно!
Мелькают в танце лепестки,
И бабочек лиловых стаи…
Коснувшись крыльями руки,
В немом восторге замирают…
Хрустальной влаги зеркала,
Фонтанов королевских бисер…
Пустыня! Как же ты мала
В сравненье с этим чудом жизни!

Приснись, волшебный сон, приснись!

Спасина Наталья

*****

Мой друг, да ты не видел Вавилона,
Когда сам центр мира прямо там!
Благословенна будь его корона,
Попутный ветер счастья парусам!

Висячие сады Семирамиды
Давно признали чудом из чудес,
Как холм зелёный в форме пирамиды,
Хотя почти нет зелени окрест.

В жару ужасно пыльно на равнине,
В оазисе же воздух свеж и чист,
Фонтаны бьют, как будто на картине,
Блестит в цветущих кронах каждый лист.

Жене любимой милостивый царь
Дар приподнёс на вечности алтарь!

Петрова Александра

*****

Еще один сегодня умер раб
Без слов пощады, злости и обиды.
Над ним сомкнулся многолапый краб —
Висячие сады Семирамиды.

Влюбленный царь не смог снести упрек.
Он не жалел ни денег, ни рабов
Для радости супруги благородной.
Рабы построят сад в кратчайший срок.
Они — рабы, не нужно им гробов,
И почва станет дважды плодородной!

Восходит человечества заря,
И истины пока что не избиты.
О чем-то тихо ветру говорят
Висячие сады Семирамиды…

Лебедев Артемий

*****

Хочу в садах Семирамиды очутиться,
Бродить среди колонн, цветов и пышных трав,
В тени деревьев в зной прохладой насладиться,
К любимомупо лестнице сбежать стремглав.

Назначь мне встречу, милый, в том саду чудесном,
Фонтан каскадный радугой очаровал,
Приду к тебе в любимом платье серебристом,
Чтоб самой милой женщиной своей назвал.

Влекут Висячие сады Семирамиды,
Журчат бегущие с террасы ручейки,
Волнуют сердценежные твои флюиды,
С тобой во сне волшебном счастливы, близки.

Зайнутдинова Альфира

*****

По нужде, а может, лишь для виду,
Чтоб озеленить дворца фасад,
Как-то раз одна Семирамида
Вздернула над городом свой сад.

Сад над ним повис, – ногой не дрыгнул,
Только молча весь зазеленел,
Ветки распустил и вверх подпрыгнул,
И теперь висеть – его удел!

А народ стоял кругом и думал:
«Ишь, как распустился сад-злодей!
Ну, да ладно, ведь не на беду, мол!
Лучше вешай сад, а не людей»!

— Верно, — вслух отметила Фемида,
— Здесь комар точить не сможет нос!
Вешая стволы, Семирамида
Может вешать рощи из берез,

Тополей и даже из маклюры!
Пусть дурит, – кому, простите, вред?
Лишь бы от профосов этой дуры
Не страдал какой-нибудь поэт,

Или портретист, философ-киник…
пусть висит как можно больше груш,
Пусть висит над домом сладкий финик,
А не сотня крайне мертвых туш»!

Заинтересованные лица,
Поглядев, сказали невпопад:
— Пусть висит уж, раз ему висится,
— Чудо из чудес, висячий сад.

Воздалось за подвиги сторицей:
Вспомнят добрым словом, не бранят,
Эту вдохновленную царицу,
Вздернувшую ранним утром сад.

Пусть висит, сквозь иней зеленея!
Скажет ей народ – мерси боку!
Впрочем… почему бы и злодея
В том саду не вздернуть на суку?

Это справедливо, не жестоко!
Пусть под небом, выгнутым дугой,
Над седой жемчужиной Востока
Весело висят тот, и другой.

Медвeдeв Сeргей

*****

Я по садам Семирамиды,
Еще пройдусь когда-нибудь.
Не сотвори себе обиды,
И ты узнаешь древний путь.

В садах весна, как вечный праздник,
Деревья в накипи цветов.
Веселый попугай проказник,
Гостей приветствовать готов.

Я поднимусь повыше к небу,
Чтобы увидеть мир с небес.
И встречу там красавца Феба,
Седьмое чудо из чудес.

Под звуки струн своей кифары,
Мне станет песни петь сам Феб.
Пустыня расцветет Сахары,
И раздадут голодным хлеб.

Царица выйдет на террасу,
Смахнет слезинку со щеки.
А с вишен розовою массой,
Сорвутся ветром лепестки.

В садах живительная влага,
Фонтаны бьют наперебой.
Нужна решимость и отвага,
Ума и сердца непокой.

Пойду по осени и зимам,
Пойду по лету я к весне.
Сады висячие незримы,
Сады, открывшиеся мне.

*****

Висячие сады
Ей жизнь продлят, —
Бессмертье подарив
Определённо!..

Семирамида,
Иль Шаммурамат, —
Дошедшая к нам всем
Из… Вавилона!..

Константинов Вадим

*****

В пятидесяти милях от Багдада,
На берегу могучего Евфрата,
Под лёгкий бриз ветров
И всплески тихих волн
Стоит в веках угрюмо, неприметно,
Песками занесённый серый холм.
Лишь узкие печальные траншеи,
Прорытые не глубоко, по шею.

Там колдовал над ними много дней
Немецкий археолог КольдевЕй.
Ему в ночИ не переставала сниться
Легендами покрытая столица.
И он мечтал до Одури, до стона
Коснуться взглядом до развалин Вавилона.
И откопал!
Невзрачные пусть с виду,
Но всё таки Сады Семирамиды!

А Семирамид – красавиц, было две!

Одна — Шаммурамад, — как звали ассирийцы,
Где посчастливилось красавице родиться,
Блистала и умом! Не только красотой!
И царю грозному Шамши — Ададу
Не только была радостью, усладой,
Но и советчиком в бою и в управлении.
И после смерти Оного не канула в забвение,
А царствовала долго и успешно.
Расширила границы.
Не безгрЕшна.
Прославилась обилием в любви.
И даром её годы не прошли.
Ведь именно она отстроила великий Вавилон.
Силён был, грозен он!
Всё впечатляло: мост через Евфрат,
Туннель, храм Бэлу–Тану,
И башни возвышались там, и стелы,
И стены толстые им придавали вида,
Но… не Висячие Сады Семирамиды.

Вот здесь история уже другая…

Лет через двести, в том же месте
Мидийский царь КлаксАр
НавуходонОсору покоя не давал.
И чтобы каждый раз вот эдак им не злиться,
Решили взять и разом примириться —
Коль одному из них на другого дочери жениться.

Но в пыльном и песчаном Вавилоне
Вдруг загрустила дочь мидийского царя,
Привыкшая к другой природе,
Где горные ручьи, прохлада.
И понял царь, что милой деве надо.
Вот так, подальше от беды,
Он ей возвёл висячие сады.
Да так поднаторЕл на этом,
Что те в историю вошли
Седьмым аж чудом света!
А эту Ами–Тис царь звал голубкой,
Что семирамида значит.
Вот такая произошла с Семирамидой шутка.

Затем, с тех пор, прошло аж два столетья.
И в час, для Вавилона лихолетья,
Захвачен город Македонским был,
Где тот впоследствии почил.

Прервав истории теченье
Пришёл тот город в запустенье.
Ведь, безвремЕнье, наводненья
Напомнят каждому о том,
Что всё засыплется песком.

Всё стало россыпью полей,
Пока не понял КольдевЕй,
Какие были они с виду
Висячие Сады Семирамиды.

Машков Александр

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *