Стихи о восточном танце живота

Стихи о восточном танце животаВосточный танец живота,
В нем грация и красота,
Скользящие движенья,
Эмоций выраженья.

Всегда в зубах цветок держу,
О чувствах молча расскажу,
Язык понятен тела
И страстен до предела.

А музыка меня ведёт,
Замедлить танец не даёт,
Я бедрами вращаю
И счастье обещаю.

Тебя зовущий жест руки,
В глазах танцуют огоньки,
Сильнее сердце бьётся,
Дымок кальяна вьётся.

Я, от макушки до носка, —
Змея, в секунде до броска.
За все богатства мира —
Стань дудочкой факира!

Богаченко Татьяна

*****

Прекрасен танец живота!
Когда живот прекрасен…
В мои тяжелые лета
Он не вполне мне ясен.

Давно пора бы захотеть
Мне в этом разобраться,
Уменьшить талию на треть,
Но стоит ли стараться?

Муж — ангел, в доме чистота,
Халат меня вмещает.
Все так, но танец живота
Такое обещает!

*****

Зачем ты укрощал мою строптивость?
Она танцует «танец-живота»!
Изгибом ритма открывая смелость
Моей души… Колдует нагота!

Мой укротитель!.. Плеткой замахнулся
На свой барвинок… Так ударь себя!
Ты от восточных глаз не увернулся,
Я гибким взглядом обвила тебя!

Укрощена тобою на мгновенье…
Застыла в ожидании ответа…
Почувствовать хочу твое движенье,
Мой укротитель!.. Жар огня и света
В меня вольешь… Я точно знаю!

Заколдовала!.. Плетка опустилась…
Нет!.. Никуда тебя не отпускаю!

Ты укрощал строптивость неспроста,
Хотел увидеть «танец-живота».

*****

Загадочный танец живота,
Желанный вкус востока,
Соблазняет женственная красота,
Интимный вкус любовный.

Разжигает эротическую страсть,
Движений гибких сексуальная черта,
Восточная нежная масть,
Мужского желания интимная мечта.

Скрытый танец ночной бури,
Воплощение женских тайн,
Символ эротической сути,
Женственная сексуальность без окраин.

*****

Что видишь при словах
«ВОСТОЧНЫЙ ТАНЕЦ»? –
Арабки матовый румянец,
В прозрачном шелке гибкий стан,
Движений кобры ласковый обман…

Что слышится в словах
«ВОСТОЧНЫЙ ТАНЕЦ»? –
Зов барабана, бубна звон,
Оборванная на полслове фраза
Пунктирным ритмом высшего экстаза…

Чем сердце отзовется на
«ВОСТОЧНЫЙ ТАНЕЦ»? –
Цветка из выжженной пустыни жаждой
И пониманием отныне каждым,
Что Бог наш – Шива Натараджа…

Мелодия чарует и манИт, —
Вибраций смысл точен…
И просияют в полумраке ночи
Волшебные слова
«ТАНЕЦ ВОСТОЧНЫЙ»!

Кузовкина Марина

*****

Ты растворяясь в томном полумраке,
Танцуешь колокольчиком звеня,
И подаешь мне огненные знаки —
Игриво раздеваясь для меня.

Кружишься на ковре перед свечами
Ты, сказочная женщина-мечта,
И широко открытыми глазами
Я наблюдаю танец живота.

Как будто на невидимом экране
Пылающая звездочка зажглась,
Все меньше остается одеяний —
Все больше твоя призрачная власть.

Богиня наслажденья прилетела,
Я вижу — распускается цветок —
Любуюсь твоим выточенным телом,
На бедрах только шелковый платок.

И мысли заплелись, как паутина,
Кружится возбужденья сладкий рой —
Последние штрихи и вот картина,
Написанная трепетно тобой…

*****

О, танец Востока волшебный!
К тебе обращаю я строки!
Минуют все данные сроки,
И нас будет трудно узнать.

Тобой сотворенные в красках
Чудесные девы земные
Царицы, богини,нимфы лесные…
И бесконечен их ряд.

Поднимут упавшие крылья,
И дом красотой озарят,
Ставши сильнее. И мысли
Оденут в чистейший наряд.

Федерико Гарсия Лорка

*****

Прекрасен танец Женщины. И этим
Все сказано, подведена черта.
Но рассуди: как сильно в этом танце
Непостоянная нас манит красота.

Неуловимо изменяется природа,
Все таинства сливаются в одно,
И за естественным событий ходом
Нам с восхищеньем наблюдать дано.

И тьма, и свет в глазах твоих прекрасны,
Прекрасна радость, равно как и грусть.
Ты целый мир, в котором полновластно
Играет жизнь в многообразии чувств.

*****

В тебе танцовщица с востока
Огонь бессмертного истока
Хвостами демон в танце бьет.
Тебе танцовщица с востока
О так прекрасно и жестоко
Экстаз прозренье принесет.
Тобой танцовщица с востока
Фонтаны благородным соком
Наполнят жизнь и смерть умрет.
Тебя танцовщица с востока
Пламя лижет языками.
Свет поднимится высоко
Тени ближе, ближе пол над нами
Закружили вновь ожили
И напали в ночь волнами
Луну в клочья разорвали
И устали
В Отражении движений
Превращенье вижу я
То ты с крыльями и птица,
То гнедая кобылица
То опасная змея.
Путы ночи распустила
Жертву взглядом пригласила
Даже имя не спросила
И его года.

*****

Танцуй, танцуй, танцуй,
Не сдерживай движенья.
На каблучках гарцуй,
В своем воображенье.

Пупка манит живая красота,
Дурманят резкие движенья талии.
Танцуй, танцуй, свой танец живота,
Да так, что и богини не мечтали!

*****

На запястье звенит браслет,
Пальцы щёлкают, ритм любя.
Нет одежды, преграды нет,
Чтобы ближе познать тебя.

Забываю дышать на жест,
Замер, чувствуя танца суть.
Мысль убогая душу ест:
Не спугнуть её, не спугнуть!

Шаг с бедра, пальцев звонкий щёлк,
Миг — и в такт заиграла грудь.
Тело льётся как белый шёлк
Сквозь рассвета слепую муть.

Руки нежат мой жадный взгляд,
Мышцы — струны беззвучно рвут.
Поворот и прогиб назад
Запредельную боль несут.

Ты устанешь, мучитель мой,
Остановишься, вниз скользя.
Песнь желания телом пой,
Как не принято, как нельзя…

Катковский Борис

*****

Сладко льется музыки теченье.
Барабанный бой волнует кровь.
Одолев смущенье и волненье,
Я танцую танец про любовь.

В шелк, расшитый бисером одета,
Я кружусь, сагатами звеня,
И дрожат кокетливо монеты
На груди и бедрах у меня.

Много есть приемов обольщенья —
Взгляды, жесты, песня, нежный стих…
Но восточный танец, без сомненья,
Самый обольстительный из них.

Лейся, лейся, музыка, чаруя,
Навевай восторг и благодать.
Я тебя Востоком околдую —
И тебе уже не устоять!

Юсупова Лилия

*****

Заблуждаешься, думая, будто меня изучил,
Будто знаешь, на что я гожусь и на что я способна, —
Я умею придумывать песни и печь куличи,
Только лгать не могу ясноглазо и правдоподобно.

Хочешь сказку арабскую? Нынче она оживёт —
Я на фоне ковра без труда прочерчу арабески
И станцую, позволив смотреть на открытый живот
И девичий пупок с драгоценным качаньем подвески…

Ты сражён и не видишь лукаво потупленных глаз,
Я танцую без музыки. Как тебе? Слава природе!
В этом танце восточный садизм — откровенный соблазн,
Многократно усиленный ловким движением бёдер.

Это целый спектакль, только зритель в партере один…
Ведь неплохо придумано? Так танцевали в гареме…
Я сегодня рабыня, а ты, дорогой, — господин,
Хан, султан, падишах, повелитель, хозяин — на время…

Этот танец восточный заводит сильней, чем стриптиз,
И не зря я училась в живую волну обращаться —
Целый год потихоньку готовила этот сюрприз…
Удивлён? Не умею прощать, но умею прощаться!

*****

Изгибы медного кальяна
Мечтательный ласкают взор
И запах терпкого дурмана
Лишь разжигает грез костер.

В восточном танце столько страсти,
И взгляд манящий из глубин…
О, Женщина, как ты прекрасна!
Я — то твой раб, то господин.

Ты подарила наслажденье,
Сердца забились в унисон,
Какое чудное виденье…
Но это был всего лишь сон…

*****

Я раскрою свои крылья,
Я же птица.
Уведу тебя в свой мир —
Край Востока.
Пусть звенят Зарей пустынь
Мои монисты.
Пусть ласкает меня ветер
Твоего восторга.
Я спою тебе душою
Танец тела.
Ты низвергни свои чувства
В бездну неба.
Научу тебя любви я
В танце смелом.
Вспоминай его всегда,
Где бы ни был.
Пусть движения мои,
Нежным ядом,
Проникают в твое сердце,
Травят душу.
Я дразню тебя слегка
Пряным ароматом.
Ты волнение свое
Не потушишь.
Философии моей вкуси
В ритме танца
Ощути в глазах бездонных
Магии поток.
Расстаемся, не проси
Меня остаться
Улетаю вольной птицей,
В мир свой, на Восток…

*****

В тебе танцовщица с востока
Огонь бессмертного истока
Хвостами демон в танце бьет.
Тебе танцовщица с востока
О так прекрасно и жестоко
Экстаз прозренье принесет.
Тобой танцовщица с востока
Фонтаны благородным соком
Наполнят жизнь и смерть умрет.
Тебя танцовщица с востока
Пламя лижет языками.
Свет поднимится высоко
Тени ближе, ближе пол над нами
Закружили вновь ожили
И напали в ночь волнами
Луну в клочья разорвали
И устали
В Отражении движений
Превращенье вижу я
То ты с крыльями и птица,
То гнедая кобылица
То опасная змея.
Путы ночи распустила
Жертву взглядом пригласила
Даже имя не спросила
И его года.

*****

Скажите, кто: злой маг или волшебник
Единой цепью ритма нас сковал?
Безумия иль радости предвестник
Восточный танец навсегда околдовал.

Скажите, что за дьявольское зелье
Мутит наш разум, зажигает кровь…
И ломка тела в наркотическом похмелье
На имя «танец» претендует вновь и вновь.

*****

Восточным танцем заколдую
под ритм желания и чувств.
Манящим взглядом очарую,
в душе зажгу огонь безумств.

Цимбалы струны заиграли,
от ветра дрогнула вуаль,
глаза игриво засверкали,
монистами «запела» шаль.

Под ропот громких барабанов,
как в омут с головою — в пляс,
в дыму пьянящего кальяна,
я в танце с музыкой слилась.

Браслетов звон на ножках смуглых
ритмичную чечетку бьет.
Полет воздушный плеч округлых
блаженству дарит разворот.

К твоей спине прильнула плавно
и вниз волною, чуть дыша,
скатилась невесомой павой,
услышав, как поет душа.

Изгибы тела — волны страсти —
ласкают восхищенный взор.
Открылась грудь… и я во власти
вершить любовный приговор.

Туманит разум при движеньи
с жемчужным пирсингом живот.
Не раз, застыв в изнеможеньи,
желаешь ты меня… и вот —

дыханьем красоты навстречу
в мечты заветные вхожу…
И этот танец будет вечным —
тебя собой заворожу…

*****

Легкое дыханье красоты
мой восторг, как листик, шевельнуло
и в душе оставило следы,
а потом, как бабочка, уснуло.

Посреди арктической зимы
стынет rock’n’roll и застывает,
и с ума сошедшие умы
до весны уже не доживают.

Не иди по ломаной назад –
не найти в холодной тьме решенье…
Огневые, карие глаза,
а не голубые – вот спасенье.

Тетива изогнутых бровей
мечет огнедышащие стрелы,
и секретный код степных кровей
приоткроет новые пределы.

Ритм и блюз внезапного дождя,
вспышки миллионов фотокамер…
Мне сказать хотелось: так нельзя,
только мой язык, как тело, замер.

Шок энергетических полей,
радость, а потом раскаты гнева…
Танцы небом отданы земле,
чтобы жар костров летел до неба.

Кожейкин Александр

*****

Да! Просто золото не взять.
Тут нужно потрудиться,
Чтоб точно образ передать
И с музыкою слиться.

Жить танцем, чувствовать его.
Сверкать улыбкой смело.
Свободно двигаться, легко
Дородным, зрелым телом.

Вложить эмоции, любовь.
И доказать всем в зале,
Что с возрастом не стынет кровь,
Горит как ром в бокале!

*****

Я впитала всё солнца золото
Волосами и тёплой кожей.
Размешала я кофе молотый
В безднах глаз, на агат похожих.

И арабскими барабанами
Бьётся сердце в восточном танце,
И солёными океанами
Не стереть больше с щёк румянца.

Я рисую в пространстве бёдрами
В ритме танца знак «бесконечность».
В прошлом в клочья душа разодрана,
В настоящем – блеск и беспечность.

*****

Немыслимому ритму подчиняясь
И звону мелодичному монет,
Кокетливо вуалью закрываясь
И поправляя золотой браслет…

Ты в древнем танце коброй извиваясь,
Не пряча стройных бёдер крутизну,
Рисунку музыки восточной отдаваясь,
Даруешь моим чувствам новизну.

Глаза твои, как два агата тёмных,
Из под бровей изогнутых сверкают
И сонмы стрел желаньем начинённых
В сердец не опытных мишени вылетают.

На животе, с волнами поднимаясь,
Меч острый безмятежно спит.
И голубыми искрами взрываясь
В пупке твоём большой топаз горит…

Ты с музыкой покорно затихаешь,
Как кошка, щуря томно свои очи.
В густом дыму кальянов пропадаешь,
Как яркий сон арабской звёздной ночи…

*****

Восторг и счастье, взрыв всех чувств!
В обнимку с музыкой по залу
Танцую лучший из искусств —
Показать полностью…
Восточный «беллиданс» по нраву.

Стараюсь телом донести
Всю красоту, волшебность звуков.
И поделиться от души
Любовью страстной. Хоть и в муках

Рожденным танцем. Все для Вас,
Мой зритель добрый. Я в блаженстве!
Пришло мгновенье, пробил час!
Срываю шквал аплодисментов!

*****

В ответ на знак — во мраке балагана
Расторгнуто кольцо сплетенных рук,
И в ропоте восставших барабанов
Танцовщица вступила в страстный круг.

Плечо и грудь вошли степенно в пляску,
В потоке арф нога искала брод,
Вдруг зов трубы — и, весь в легчайшей тряске,
Вошел в игру медлительный живот.

О, упоенье медленных качаний,
О, легкий шаг под отдаленный свист,
О, музыка неслыханных молчаний,
И — вдруг — удар, и брызги флейт, и систр!

Гроза. Безумье адского оркестра,
Раскаты труб, тревожный зык цимбал.
Как мечется испуганный маэстро,
Но все растет неукротимый вал.

И женщина — бесстрашная — вступила
С оркестром в сладострастную борьбу.
Ее из мрака музыка манила —
И шел живот — послушно — на трубу.

Но женщина любила и хотела —
И, побеждая напряженный пляс,
Она несла восторженное тело
Навстречу сотням раскаленных глаз.

О, этот час густой и древней муки:
Стоять во тьме, у крашеной доски,
И прятать от себя свои же руки,
Дрожащие от жажды и тоски.

*****

В Стамбуле древнем я встречал её
С горящими кошачьими глазами
И танец обращался в забытьё,
Как искра, пробежавшая меж нами…

В её глазах кошачья своевольность,
А грации завидует змея,
В монистах тайны предопределённость,
Движенья брызжут искрами огня.

*****

Запах корицы, гвоздики
Ветер с востока принес.
Вспомнились смутные лики
Города солнечных грез:

Скрытые женские лица,
Шумный восточный базар,
Смуглые три танцовщицы —
Танец плечей, живота…

Узеньких улочек змейки,
Каменный старый квартал,
Звуки ночной дискотеки,
Синий сверкающий шар…

*****

Танец дикий, прекрасный, безумный.
Смысл зловещий в движении каждом,
И семи покрывал вихорь чудный,
Семь цветов этих вспомню однажды…

В синей дымке летящего шелка
Бирюза твоих глаз проступает,
В них – улыбка, вопрос, недомолвка…
С плеч моих покрывало спадает.

Золотистого шелка сиянье –
Откровение первой улыбки.
Но материи легкой касанье
Мне страшнее безжалостной пытки.
Прочь слетает мое одеянье…

А в зеленой шуршащей одежде
Все приметы ушедшего лета,
Лета встречи и лета надежды.
Всё обман. Я срываю и это…

Ярко-алым струящимся газом
Страсть объятий твоих пламенеет.
Но слабели они с каждым разом.
Я поднять покрывала не смею,
Хоть об этой потере жалею…

А сиреневый стал мне печалью,
Тихой песни твоей откровеньем,
Что подобна дождю по звучанью.
Я исправлю свою же ошибку:
Цвета сладкой отравы накидку
Я сорву незаметным движеньем.

Снежно-белый туман покрывала
Мои плечи окутал мечтою.
Но мечтать я уже перестала,
С этим шелком кружиться не стоит.

Все я сбросила. Что же осталось?
Черный цвет – символ скорби и смерти.
Танец в черном – отброшена жалость,
Разноцветным шелкам вы не верьте.

Танец в черном – в движениях резких,
Доведенных почти до гротеска,
Страх, отчаянье, боль пораженья,
Всех канонов и норм нарушенье.

Я в неистовом танце металась,
Черный шлейф мой вокруг развевался,
Я цветные сняла покрывала,
Черный цвет мне защитой остался.

*****

Восточный дикий танец живота
И музыки чарующие звуки…
Взывают к Б-гу вздёрнутые руки!
Пленяет взор искусства красота!
О, женщина! Востока танцовщица! —
Бокал пьянящего пурпурного вина.
Волшебница ты, жрица и Царица!
Во всей вселенной ты!
Как хороша ты в танце живота,
Когда пола воздушного хитона
Твой белый стан желанно обнажит.
Когда живот так трепетно дрожит,
И бёдра гнуты, как волшебная валторна.
Ты в танце искромётна — ЖИВОТВОРНА!
Зал замер. Все открыли рты.
О как прекрасна в страстном танце ты!
Взмах крыльев-рук, разлёт
И вновь разлёт хитона —
Ты страстна, трепетна,
Прекрасна, ЖИАОТВОРНА,
В восточном, диком танце живота!
Ты – женщина! Мечта поэта, красота!
Поэта гений вскрикнул не напрасно:
«Остановись мгновенье, ты прекрасно!»
В грядущее с надеждою смотри.
Живи и радуйся, танцуй, живи, твори.
Восточный танец — сказка — новожденье,
Украсит праздник твоего рожденья.

*****

Дурманит своим запахом жасмин,
Пропитан воздух терпкой, тёплой влагой,
В гостиной у окна сижу один,
И с моря веет мне ночной прохладой.

Но тишину взорвали звуки вдруг:
Струной цепляет лютня откровенно,
И бьётся в грудь мою думбека стук,
Покой и сон мой унося мгновенно.

Прозрачной дымкой, как вуаль, твой шарф
Взметнулся плавно в воздух предо мною
Ты появилась рядом, не спеша,
Как сон или видение ночное.

Руками виноградною лозой
Взметнула вверх и, пальцами играя,
Цимбалами украсив танец свой,
Ритм страсти добавляешь, зажигая.

Волною грудь в движенье приводя,
Передавая импульсы всё ниже,
Под дробь животик танцем заведя,
Притягиваешь взгляд к себе мой ближе.

Тут бубен предложил свою игру,
Ритм страсти добавляя в танца краски,
Ведя в одну, в другую сторону
Изгибы бёдер, доведя до тряски

Ты разожгла огонь в груди моей,
И опьянила сумасшедшим танцем.
Лишь только руки протянул к тебе
Дразня улыбкой, погрозила пальцем.

Расправив плечи голые назад,
Раскинув волосы свои каскадом,
Метнула ты в меня свой острый взгляд,
И отравила сердце сладким ядом.

*****

О себе ли тревожусь весь день я,
Слыша грай перелётных птиц?
На заснеженные сновиденья
Опускаю лучи ресниц.

И на собранных листьях сирени,
Облетевших к долгой зиме,
Я рисую лиловые тени
Танцовщиц, что знала во сне.

На запястиях – смуглое солнце
Звонкой искрой горит, смеясь.
Расписною волной завьётся
Одеяний древняя вязь.

Разгораются в пламенном танце,
Опалив сухие листки,
Ярко-алые кончики пальцев,
Словно пламени лепестки.

Тени дев неземных, меднолицых,
В русской осени расцвели.
Может, к ним перелётные птицы
Сновиденья мои несли…

*****

Мне не страшны соперницы Востока
С глазами лани. Танцем живота,
Они способны «охмурить» пророка
И так влечет их полунагота
Не конкурентки страстные испанки,
Фламенко зажигающие кровь.
И не страшны мне смуглые цыганки.
Пусть кто-то удивленно выгнет бровь,
Но не боюсь тягаться я с ирландкой.
Хоть гривой рыже-огненных волос
В задорной джиге, сдобренной волынкой,
Она взметнет. Пусть задирает нос,
Танцуя самбу, знойная мулатка —
Лесов тропических она родная дочь –
Чья кожа, нежная, как шоколадка,
Так манит посвятить безумствам ночь…

Я не боюсь, поскольку знаю точно –
Лишь только в дом сиреневый войду,
Лишь уст твоих коснусь, навеки, прочно
Тебя к себе любовью привяжу!

*****

литаврами послушными звеня
ведя свой плавный танец рук…
не искушая… не маня…
танцую танец в сплеске струй

и махи быстрые бедра…
взлетают ткани одеянья
под шум воды Бахчисарая
мой танец… нежный… живота…

смотри… как змейкой кисть сложила
и как двумя руками я
то вверх то вниз и… вправо… влево…
как будто лебедя крыла…

груди высокой сильный вздох
живот заставит… трепетать…
вот так и трясочка идет
на вздохе… раз-два-три и пять…

водоворот бедра смотри…
когда коленочки согнув
и носка на пяточку нога
сей совершает поворот!

плечей округлых плавный взлет
что манит взгляды всех мужчин
поможет совершить груди
свой полный неги разворот…

простые… тихие движенья
при убыстрении дает
восточный танец… вдохновенья…
когда душа с зурной поет…

дутара струны перебрав…
и отзвенев браслетом ног…
египетским шажком…. летя…
закончу танец светлый… вот!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *