Стихи о Храме Василия Блаженного

Стихи о Храме Василия БлаженногоХрам Василия Блаженного
С моста над Москвою-рекою
Нам виден Васильевский спуск.
Там храм, возвышаясь горою,
Стоит, не стряхнув снежный груз…

Тот груз пусть совсем символичен —
Украсил зимой купола.
Ведь храм красотою отличен,
Зря снег мать зима намела…

Вам скажет любой очевидец,
Что время не властно над ним.
Василий Блаженный — провидец,
Хранит его светом своим…

Миловидова Светлана

*****

На Красной Площади стоишь ты до сих пор,
Вещая миру о могучей нашей силе,
В честь военных побед, возведённый собор,
Красивейший из храмов России!

Припев:
Символ Москвы и душа сокровенного,
Вечный наследник и славы, и бед,
Храм Василия Блаженного —
Памятник русских побед!

От имени Христа на колокольный звон
Благословил тебя митрополит Макарий,
Зодчим Барме и Постнику низкий поклон,
И царю за шедевр государев!

Припев:
Символ Москвы и душа сокровенного,
Вечный наследник и славы, и бед,
Храм Василия Блаженного —
Памятник русских побед!

Марахин Владимир

*****

Храм устрашающе красив –
анархия народной воли.
Неповторим любой курсив
каллиграфической юдоли.

Живет в узоре тайно гений
кроваво-Грозного царя,
над православием глумленье –
Омега, Альфа – это Я.

Омега, Альфа – лик блаженный
с пудовой тяжестью вериг,
свет откровения явленный,
минуя церковь, изнутри.

Завоевание Казани
в тени блаженства простеца,
и Постник с Бармой трутся лбами
о край Блаженного венца.

Сундырев Николай

*****

Убывает день осенний,
Умолкает птичье пенье.
И сегодня выпал в срок
Первый беленький снежок.

В этот день Андрей блаженный
Видел свет неизреченный:
Богоматерь во Влахернах
Богу молится о верных.

Всех невидимым покровом
Благодатно осеняет
И в земном пути суровом
От несчастий сохраняет.

Высоцкая Светлана

*****

Дворец великолепный и надменный,
Творенье рукокрылых мастеров,
Стоял собор, безмолвный и блаженный,
Набросив златотканый свой покров…

Стоял он величаво, гордо, пышно;
Неодолимо в сказку он манил —
И мне, будто во сне, вдруг стало слышно…
Как колокольчик в сердце зазвонил.

В который раз звонит он лет уж триста?
Не сосчитать бесчисленных звонков!
Казалась роспись чудом кисти,
Автографом, дошедшим из веков.

И красоты нездешней отраженью
Я подивился, трепет не тая,
И я не знаю, кто же был блаженней
В тот миг связующий — собор иль я?..

И, заглядевшись на чуднЫе фрески,
Я забывал, поверив в чудеса,
Что гениальным мастерам в отместку
Царь, по преданью, выколол глаза…

Стоял собор, безмолвный и блаженный,
И захотелось, глядя в небеса,
Построить храм в душе своей нетленный,
Покуда смерть не выклюет глаза…

Карпенко Александр

*****

Дивный этот собор
С целым сонмом
Его куполов,
Что стоит до сих пор,
Хоть построен
Ещё был
При Грозном,
Благолепей
Самой Красоты!..

Оттого ль,
Что веков
Отпечаток на нём
Сохранился, насколько
Возможно…

И правдивей,
Чем Правда сама!..

Оттого ль,
Что несёт
Завершённость и строгость
В себе, на манер
Фанз и пагод…

Коль напишут об этом
Стихи, вместо рифм
И литот
Эти луковки
И купола разноцветные
Лягут!..

Константинов Вадим

*****

Красотой людей пленяя,
Верность Богу сохраняя,
Святой Дух обряд творит,
Чудо-Храм в Москве стоит.

Буйство зелени, цветов,
Солнца блеск его крестов.
Жизнь долга и на века,
Крепко строила рука…

Речь держал сам Грозный царь,
Всей Руси наш государь:
«Будет храм стоять в столице,
Должен быть как чудо-птица.

Чуть вспугнёшь и он взлетит,
В чистом небе полетит.

Есть ли здесь мастеровые,
Кто построит чудо-храм,
Иль остались здесь в России,
Рвань да голь, да всякий срам»?

Вот с толпы выходят двое,
И на зов царя идут
В поясах согнулись вдвое,
И царю поклоны бьют.

Постник Яковлев, Барма,
Высока о них молва.
И по жизни не хитры,
И в строительстве мудры.

Двое псковских мастеров,
Каждый к подвигу готов.

Не прогневайся, Властитель,
Мастера в России есть.
Мы построим храм Властитель,
Окажи нам эту честь.

Головой кивнул им царь,
Земли русской государь.
И пошла в Москве работа,
Сколько люда, сколько пота.

Стали храм тот возводить,
Видно так тому и быть.
Вблизи Спасских там ворот,
На глазах наш храм растёт!

Много времени иль мало,
Убежало с той поры,
Но вот чудо засияло,
Понесли к нему дары.

Иноземцам в удивление,
Завершил народ строение.

Храм стоял подобно птице,
И сверкали купола.
Тишина плыла в столице,
Как волшебных два крыла.

Вдруг в народе зашумели:
С колоколен грянул звон.
«Аллилуйя» все запели
Храм стоял, светился он.

Устремился ввысь крестами,
Был красив под куполами.
Стены словно облака,
Простоит в Москве века.

Что творилось с мастерами!
Сдержать радость нет уж сил,
Гордость сердце разрывала,
Трепет чувства захватил.

В горле всё перетянуло,
Затуманились глаза.
Душа разом содрогнулась,
Покатилась вниз слеза.

Ох, нелёгкая победа,
Отдано немало сил,
Мастерство своё изведав,
Бога всяк язык хвалил.

Солнцем взятый весь в полон,
Храм парил, как дивный сон.
Радость била через край,
Век живи не умирай.

Иван Грозный подошёл,
Храм со свитой обошёл.
В стены жезлом ударял,
Их на прочность проверял.

Подошёл он к мастерам,
И задал вопрос им сам:
«Отвечайте мне царю,
Лучше сделать храм велю.

Ну каков от вас ответ,
Вы построите, иль нет»?

Постник Яковлев, Барма,
Прорекли в ответ слова:
«Разве нет на нас креста?
Укажи нам царь места.

Мы построим, прикажи,
Краше сделаем, скажи.
Твоя воля государь,
Всей Руси великий царь».

Эх, славяне — простота,
А живёт в вас — красота.

Перед храмом царь стоял,
Хищный блеск в глазах сиял.
Взгляд тяжёл и он молчал,
Думу трудную решал.

«Постник Яковлев, Барма,
Прозвучали к ним слова,
Окажу вам свою честь.
Я доволен тем что есть,

Мне другого и не надо,
Вот для вас моя награда.

Красоты под небесами
Лучше не было и нет,
Вы расстанетесь с глазами,
Чтоб не видеть белый свет.

А душа пусть будет рада,
Жизнь оставлю ей в награду».

Щедра царская рука,
Будь проклята на века.
Мастеров царь наградил
В благодарность ослепил.

Чтобы не было по свету
Храма лучшего, чем этот.
Чудо-храм на Бога зрит —
Пять веков в Москве стоит.

Богатырев Юрий

*****

Восемьдесят восемь лет юродивый прожил…
Много интересного он в жизни совершил,
И даже после смерти продолжались чудеса –
Исцелялись у людей больные телеса.

В Москве, на Красной Площади Блаженный погребён,
И собор Покровский в честь Святого наречён.
Название второе дожило до наших дней –
И служит уважением к Святому всех людей.

Блаженный Василий

*****

Лишь пятый год минул с времен,
Как в память взятия Казани
Был в основанье храма камень
Царем московским заложен.
И вот, соперников не зная,
Стоит на целый свет один,
Великолепием блистая,
Девятиглавый исполин.
Все дивно в неземном созданьи –
Размеры, формы, очертанья,
На ярких маковках кресты
Необычайной красоты.

– Ответствуй мне, творец-кудесник,
Ужели ж не очей обман –
Сия божественная песня? –
Рек зодчему царь Иоанн.
– И храм еще такой иль краше
Создать тебе достанет сил,
Иль озарения всю чашу
На это чудо ты излил? –
И взгляд недобрый вперил царь.

– Ну, что ж? Негоже врать владыке.
Могу, нет спору, Государь!
Се – церковь красоты великой,
Да только в буйной голове
Теснится замыслов несметно
Иных – невиданных, заветных,
Каких не снилося тебе.

– Ты лжешь! Чтоб строить, надо зреть.
Достойных же других венца
Мне храмов нет нужды иметь…
Эй, стража, ослепить глупца!

*****

Как побил государь
Золотую Орду под Казанью,
Указал на подворье свое
Приходить мастерам.
И велел благодетель –
Гласит летописца сказанье –
В память оной победы
Да выстроят каменный храм!

И к нему привели
Флорентийцев,
И немцев,
И прочих
Иноземных мужей,
Пивших чару вина в один дых.
И пришли к нему двое
Безвестных владимирских зодчих,
Двое русских строителей,
Статных, босых, молодых…

«Смерды!
Можете ль церкву сложить
Иноземных пригожей?
Чтоб была благолепней
Заморских церквей, говорю?»
И, тряхнув волосами,
Ответили зодчие: «Можем!
Прикажи, государь!»
И ударились в ноги царю.

Государь приказал.
И в субботу на Вербной неделе,
Покрестясь на восход,
Ремешками схватив волоса,
Государевы зодчие
Фартуки наспех надели,
На широких плечах
Кирпичи понесли на леса.

Мастера выплетали
Узоры из каменных кружев,
Выводили столбы
И, работой своею горды,
Купол золотом жгли,
Кровли крыли лазурью снаружи
И в свинцовые рамы
Вставляли чешуйки слюды.

И уже потянулись
Стрельчатые башенки кверху,
Переходы,
Балкончики,
Луковки и купола.
И дивились ученые люди,
Зане эта церковь
Краше вилл италийских
И пагод индийских была!

Был диковинный храм
Богомазами весь размалеван
В алтаре, и при входах,
И в царском притворе самом.
Живописной артелью
Монаха Андрея Рублева
Изукрашен зело
Византийским суровым письмом…

А как храм освятили,
То с посохом,
В шапке монашьей,
Обошел его царь –
От подвалов и служб
До креста.
И, окинувши взором
Его узорчатые башни,
«Лепота!» – молвил царь.
И ответили все: «Лепота!»

И спросил благодетель:
– А можете ль сделать пригожей,
Благолепнее этого храма
Другой, говорю?
И, тряхнув волосами,
Ответили зодчие:
«Можем!
Прикажи, государь!» —
И ударились в ноги царю.

И тогда государь
Повелел ослепить этих зодчих,
Чтоб в земле его
Церковь
Стояла одна такова,
Чтобы в Суздальских землях,
И в землях Рязанских,
И прочих
Не поставили лучшего храма,
Чем храм Покрова!

Дмитрий Кедрин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *