Стихи о Яне Вермеере

Стихи о Яне ВермеереВермеер, посидите за столом.
Вам что налить — вина? А мне бы — водки.
Я знаю, Вы живёте за углом,
И к вам нередко шастают красотки.

Я знаю, Вы — художник, и – большой.
В работы ваши, честно, не влюблён я,
Но женщина, кого люблю душой,
В вас влюблена, и шлёт свои поклоны.

Всего-то вам – лет сорок с небольшим
(Да Вы полней себе бокал налейте,
Я знаю – Вы не разлучались с ним,
Когда писали женщин в старом Дельфте)

Вы, знаете, на вид ещё — вполне,
(Я выпью тоже — «Русского Стандарта»,
Мы оба знаем – истина в вине,
А впрочем, иногда ещё и в картах!).

О чём поговорим, любезный Ян?
(Давайте, выпьем – тост за женщин, сударь!)
Предупреждаю – ежели я пьян,
О ней лишь только говорить я буду.

Ну, ладно, ладно, можно о твоих,
Одну я видел, помнишь ту, «У сводни»?
Но всё же речь сегодня не о них,
Мы о моей поговорим сегодня.

Я, пригласил Вас, собственно, зачем?
Я попрошу Вас о её портрете.
Ты изо всех своих богинь богем,
Поверишь ли, такую и не встретил.

Её увидев, ты воспрянешь духом,
Таких среди натурщиц нету, друг.
И даже та, с жемчужиною в ухе,
Ей не чета… Я попрошу без рук!

Ну, ладно, ладно, извини, приятель
(Давай, ещё вина себе плесни,
А я вторую откупорю, с Ятъ’ем,
Или, пожалуй, лучше «Журавли»)

Ну, ты пойми, что не корысть мной движет,
Тебя я завтра к милой приведу,
Она тебя увидела в Париже,
И в Амстердаме, на мою беду.

Она считает, ты ей послан свыше,
Прожить тебя уже не может без…
Я и подумал – пусть её напишет,
Я не богат, но заплачу, как Крез.

Пускай она, глазам своим не веря,
Вглядится в полотно, где свет вокруг,
И думает – Писал меня Вермеер,
Но заказал портрет мой верный друг!

Кац Семён

*****

Как здорово дойти — допиться ль? — до итога,
Когда на полотне любого образца
Я снова вижу тень потрепанного Бога,
Что на мое плечо с улыбкой оперся.

Де Гильотена тень, Бойкота или Линча
Помянут знатоки, но я шепчу во снах,
Что мастер не солгал, и женщины да Винчи
И Бога, и меня видали в зеркалах.

Красавец Рафаэль, не жалуя обновку,
Шлифует мастихин о новенький колет;
Взор полон до краев, но глянь — за лессировкой
Видны Его следы, и я иду вослед.

Игрушечный Икар в игрушечные волны
Стремится головой; а Брейгель, ренегат,
Ушел, чтоб не видать, как свято и упорно
Мы с Богом топчем снег в четыре сапога.

Кляня себя в душе за тот еще характер,
С винтовкой на плече, в кресте оконных рам
Шагает в никуда уайетовский скваттер;
И я ушел за ним, а Бог и ныне там.

Я в тысяче холстов сжимал его десницу,
Закинув на плечо последний ветер дня…
И лишь на полотне вестфальской кружевницы
Вермеер не нашел ни Бога, ни меня…

Белоглазов Егор

*****

«Спящая девушка» Яна Вермеера

Cпокойный сон, воздействие вина,
Пъянящее сознанье сразу,
Явились результатом, чем она
Щадила свой уставший разум.
«Анабиоз» во всём поможет ей:
Явиться обновленной миру,

Даст силы и воможности милей
Ей выглядеть — все для кумира.
Вермеер дал название холсту,
Устлав небрежно стол скатеркой.
Шик здесь не виден. Эту простоту,
Когда посмотришь, видишь только.
А вот графин с вином. Причина — в нём.

Ханин Борис

*****

«Служанка с кувшином молока» Яна Вермеера

Выпукло-крупно телесные формы, свет глубоко золотистый,
гимны Деметре, стихий земли хоры, и в глубине красок — искренность.
Женщина — будто кормилица света,солнечного, да и лунного,
зрелость плодов и цветения лета,и ей неведома сумрачность.
Льет молоко, и кувшин золотистый словно поет колыбельную,
Охра и золото, и терракота — цвета и форм песнопение.
Свет на челе, на груди, руках, хлебе — мыслей простых просветление,
синий и желтый — контраст земли с небом, и молоко — как моление.

Улекса фон Лу

*****

«Девушка с жемчужной сережкой» Яна Вермеера

Я вижу взгляд, пугливо-дерзкий взгляд
и белый жемчуг, и тюрбан из шелка,
и озорство вчерашнего ребенка,
и женских губ карминно-теплый яд,
и холод стен, что света лишены,
и яркий луч, играющий на коже,
и долгий день, что был когда-то прожит,
и тишину… и тайну тишины…
А за квадратом старого холста,
за деревянным сном тяжелой рамы
мелькают лица – живы и румяны,
мелькают залы, страны, времена…

Я вижу сад, цветущий белым сад,
зовущий жить, встречающий рассветом…
Забудь, красавица, забудь об этом,
храня один, слегка усталый, взгляд…

Знакомая Алиса

*****

«Девушка с жемчужной сережкой» Яна Вермеера

Девушка с жемчужной сережкой,
блеск в глазах — застигнуто мгновенье,
кажется еще чуть-чуть, немножко,
засмеется, прочь сбежит скорее!
Юная совсем, почти подросток,
жемчуг ей защитою от сглаза,
Фон глубок — душа в процессе роста
от познанья мира расцветает!
Вечно молодою ты осталась,
смотришь из портретной рамы в залы,
хоть мгновенье жизни — это малость,
мастер дал ему веков признанье!

Улекса фон Лу

*****

«Девушка с письмом» Яна Вермеера

Она стояла у окна,
Задумчива, письмо читала
И тонкая ее рука
К письму прижавшись согревала
Его холодные края.

Что в нем сокрыто? — Неизвестность
И в этом жизни неизбежность
Мечты пленительная суть
Суметь увидеть и вернуть

И нам оставить теплый свет
Там, среди звезд, среди планет
Среди холодной пустоты —
Прикосновение Мечты.

*****

«Молочница» Яна Вермеера

Уж очень прощаний не хочется
Со скарбом людским, не людским…
В причудливой раме молочница
На стенке с кувшином своим.

И утро, залившее комнату,
Синеет густым молоком;
Торговку с дарами запомню я –
В чепце, словно ландыш, благом…

И этих, что нищими кровами
И скудостью чаш бытовых,
Надеждой и верой безбровою
Всех песен надёжней моих –

Корзиною, глиняной трубкою,
Бутылкой без пробки, смычком…
И жизнью огрубленно-хрупкою,
Как крынка с парным молоком.

Мялин Владимир

*****

«Кружевница» Яна Вермеера

Кружат нити, и кружатся лица…
Сквозь века ей не остановиться.
между Дельфтом и Линцем, и Ниццей
облаков кружева — вереницей.
И любимой Дали «Кружевнице»
счастья белой манжетою снится.
Кроткое и земное создание,
единица Дали мироздания.
Милая девушка-кружевница
опустила в работе ресницы,
руки вяжут из петель ажуры —
и планеты, и звезды из кружев.

Улекса фон Лу

*****

Кружевницы Яна Вермеера

В «Кружевницах» есть мудрости тайна,
и в тропиниской, и Вермеера.
звездный путь в кружева заплетают,
и, не ведая, а лишь веруя…
в торжество трудовых результатов —
с красотою сплетенного кружева,
только кто-то увидит когда-то
в петлях ниточных звездное вьюжево…
Кружевница — галактике матерь,
мегаатом вселенских симметрий,
Древняя кружевница Арахна —
прародительница геометрий.
В лабиринтах тончайших фракталей —
рост семян и цветочков кружение,
закодированные астрали
и аналог планеты движения…
Рассуждения и размышления —
не размах для открытия таинства,
пред шедеврами изумление,
бросишь взгляд — то ль запеть, то ль раскаяться.

Улекса фон Лу

*****

«Дама, стоящая у вирджиналя» Яна Вермеера

Вирджинал. Играет дама
сердца нежного напевы,
как легко звучит анданте!
Света серебристы перья.

И Амур глядит с багета,
словно слушает триоли.
Пульс старинного брегета
ровен, и любовь — без боли!

Дама — с легкою улыбкой,
пальцы тонут в вирджинале,
полутеней легких рыбки
тонут в шелке складок платья.

Слышишь музыку? Жизнь — радость
дамы в сине-золотистом,
светом Солнца — отзвук рамы,
звука нежность — в клавиш искрах.

Улекса фон Лу

*****

«Дама, стоящая у вирджиналя» Яна Вермеера

Девственно чист тихий звук вирджинала.
Явственно видимо тонкое тело.
Белым на белом,
Легким лекалом,
Мастер рисует по воздуху мелом.

Веер Вермеера ловит мгновенье.
Помнишь о Неуловимых Указах?
Слышишь ли голос любви и терпенья?
Можешь ли небо увидеть в алмазах?

Вечер покоя, пусть время плохое,
Снова война, снова бунт маргиналов.
В доме же тихо. И думать не стоит
Вам ни о чём.
Только звук вирджинала.

Просперо Михаил

*****

«Молодая женщина с кувшином воды» Яна Вермеера

Девушка с кувшином для воды,
девушка с письмом и ожерельем…
Дни — мечты, беседы и труды,
и в окне витражном дремлет время…

Золотое охрою поет,
обретя покой, день равновесен
девушка всегда кого-то ждет,
у того, кто в море — жизнь чудесна.

Карта на стене — окно в моря,
и моряк — герой в воображенье,
и, в мечтах над волнами паря,
девушка прочь гонит наважденье.

Ангелом-хранителем в штормах,
на путях далеких в испытаньях,
светом золотым души храня,
девушка спасет на расстояньях.

Кобальта глубокая вода,
в скатерти ковровой — алость чувства,
не заходит в этот дом беда —
отгоняет ангел светлой грусти.

Улекса фон Лу

*****

Книга Вермеера

I

Сон о Вермеере, Рассказанный Микаэлю

Сегодня ты мой гость, Ян Вермеер,
И дом мой тихой магией наполнен.
Витражный сумрак вышитых портьер
Сквозь море времени цветные катит волны.

И льется свет медовою струей,
И знаками становятся предметы,
Служение художника-поэта —
Одновременно буря и покой.

Для формы – страсть, для смысла – тишина,
И только тень создать объем готова,
Но форма исчезать обречена,
Ей жизнь продляет подлинное Слово.

Ты создал Вещи, а Господь – Слова,
И в их сплетеньи – сущность естества…

II

Книга Вермеера, Прочитанная с Микаэлем

Мой день – листок из книги Вермеера.
Я чищу овощи, я примеряю бусы.
Вот тыквы – желтые космические сферы,
Живой водой сочится плоть арбуза.
А хлеб – земля. Я бережно разрежу
Пахучий холст ржаной. По-детски свежий
Привычный запах в пальцах унесу.
Струя воды впитает эту нежность
И в землю снизойдет бессмертный запах,
Алмазы превращаются в росу.

А в чайнике, как в камере-обскуре
Меняется привычный интерьер.
Открылась дверь и входит Вермеер,
Единым бликом усмиряет бури,
Прорвавшиеся из иных миров,
И заключает в сферу массу света,
И отделяет тенью зерна слов.
Пусть прорастут слова, взойдут ответы,
Что дать Всевышний ищущим готов!

Ломает время неприступность Башни,
Напрасно горд буфета зиккурат.
«Се Час Шестой. И прожит день вчерашний» —
Бесстрастные часы мне говорят,
Неумолимо отбивая время.
Рассвет наивный и мудрец закат,
Приемлющий твоих ошибок бремя…
Преодолев грошовые искусы,
Без сожаленья оглянусь назад:
Я чищу овощи, я примеряю бусы
Листая книгу Яна Вермеера,
Я совершаю свой дневной обряд.

III

Жемчуг Вермеера

Не чудо ли? Сегодня выпал снег…
Вилась поземка по земле, как кошка.
Ушел октябрь, поднявши воротник.
Рябиновую кисть оставив мне –
Я пальцем обвожу ее в окошке.
И замер сад, предчувствуя мороз.
Сарай соседский инеем оброс.
Но чудо! Я сегодня не грущу.
А первый снег — как жемчуг Вермеера.
Со мною ты, щекой к щеке приник…
Не ищет бренных подтверждений вера.
И солнечному зимнему лучу,
Что робко, как ребенок, строгий Лик
Иконы тронул, улыбнусь светло.
Не чудо ли? Как лед растает зло…
Не завтра, так весной… Или спустя столетье…

IV

Предостережение Вермеера, Разгаданное с Микаэлем

Загадочная женщина (судья?)
Неторопливо взвешивает жемчуг,
А шумный мир устал и тихо дремлет,
Шуршит листами Книга Бытия.
И снег, как жемчуг, падает на землю…

Но возомнил докучливый стаффаж
Себя единым центром мирозданья,
За истину приняв пустой мираж,
Поставив во главу угла желанье.

И Час грядет. Архангел вострубит,
Крыл лезвия разрежут груди неба.
И карточные толпы Божьим гневом
Безглазый Абадонна напоит.

Но, может, не раздастся трубный глас?
И грозный пурпур не затопит уши…
Загадочная женщина-судья
В который раз спасает наши души,
Улыбку легкую под веками тая.

Цинман Жанна

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *