Стихи о Жане-Леоне Жероме

Стихи о Жане-Леоне Жероме«Свидание» Жана-Леона Жерома

Довольно интересная картина!
На ней показан нам богатый дом:
Посуда дорогая и лепнина,
Полуколонны и ковры кругом.

Достаток в этом доме – полной чашей,
А с ним, конечно, счастье и уют!..
Но почему, богато разукрашен,
Остановился у него верблюд?

Его хозяин от любви страдает
И у окна с решёткою стоит,
С любимою увидеться желает
И, видимо, об этом говорит.

А та, желая дать ответ мужчине,
Который виден в маленьком окне,
Дала распоряжение рабыне
Пригнуться ниже… встала на спине

У той. Мы видим, что принарядилась
Для этого свидания она…
И кем домовладельцу приходилась?
Возможно, дочь? А может быть, жена?

Есаулков Иван

*****

«Наложница» Жана-Леона Жерома

Бесстыдный Зевса луч ласкает
нежнейших линий наготу.

Прекрасна дева, и юна.
Но отчего печалится она?
Не жалуется, не прекословит.
И, может быть, единого, лишь,
бога молит.

Меж тем, служанка наложницу
к сну брачному готовит…
Не радуется дева красоте.
Печальна, и грустна,
прелестную,склонила голову она.

Уж не для горьких ль испытаний,
подчас, нам красота дана?

Владимирская Людмила

*****

«Бонапарт перед сфинксом» Жана-Леона Жерома

Перед сфинксом огромным он изображён –
Молодой, но прославленный Наполеон.
А под ним – конь, стоящий на каменном мысе.
Вдалеке – цепи гор, уходящие в выси.

Полководец и сфинкс на холсте не одни –
Бонапартова свита маячит в тени,
Маршируют войска по пустынной равнине.
Солнца низкого луч освещает руины.

Чтоб деталями зрителя не отвлекать,
Бонапарта и сфинкса контраст показать,
Пирамиды художник не изображает –
Полкартины его гордый сфинкс занимает!

Молчалив, неподвижен и важен колосс:
Может, хочет задать, как Эдипу, вопрос
И загадочно смотрит большими глазами?
Полководец пред ним в созерцании замер…

Есаулков Иван

*****

«Завершение сеанса» Жана-Леона Жерома

Одна стоит на постаменте,
Другая — рядом на доске.
А он, художник, инструменты
Полощет, их зажав в руке.

И смотрит с искоса на чудо
Возникшее здесь, в мастерской.
Невольно, думая подспудно,
Что больше прелести — в живой.

Модель прелестна даже сзади.
Не видим, правда, шею, грудь.
Пучка волос мы видим пряди.
На фронт так хочется взглянуть.

Набрасывая покрывало,
На ту, что копией явясь,
С большим трудом творцу досталась,
Модель, почти не торопясь,

Уже закутала головку
Надежно серой простыней.
И понимаем мы уловку —
Чтобы не сравнивать с собой.

Теперь уже совсем без спешки
Прикроет плечи, грудь, живот,
Весь низ скульптуры, без задержки.
И станет славы ждать приход.

Ханин Борис

*****

«Бассейн в гареме» Жана-Леона Жерома

Тем живописец нас всех поражает,
Что, передав обнажённых тел зной,
Много внимания он обращает
На изразцы и на дымку в парной.

Выписаны скрупулёзно предметы.
Верен себе, как обычно, Жером!
Сколько дневного спокойного света
Каждый даёт потолочный проём!

Выбрана им интересная тема:
Сцена в бассейне изображена,
Передана атмосфера гарема.
На первом плане нам пара видна –

Белые жёны, а рядом лежанка…
Знает толк в женщинах старый султан!..
В национальном наряде служанка
Им покурить предлагает кальян.

Бедные жёны так время проводят,
В стенах гарема скучают одни –
Редко султан постаревший приходит…
Медленно тянутся ночи и дни…

Есаулков Иван

*****

«Каирский торговец шкурами» Жана-Леона Жерома

Красив и жалок джунглей царь,
При шкур его дороговизне.
В семействе кошек — он главарь.
Красив и грозен лишь при жизни.

На рынке, при продаже шкур,
О нем тогда лишь вспоминают.
Торговец шкуру развернул,
Скорей ее продать мечтает.

Она красива в пятнах вся.
Богач, быть может, ее купит.
На рынок шкуру принося,
Торговец все труды окупит.

Мужчина разложил товар
И шкуру на себя накинул.
У ног, убитый наповал,
Опасный хищник пасть разинул.

А шкура покрывает стан
Торговца бедного, худого,
Который от торгов устал,
Не видя выхода другого.

Свисают возле его рук
Безжизненные зверя лапы.
Нет покупателей вокруг
Кто есть, наверно, не богаты.

А тут еще и шлем, и меч
К тому ж нуждаются в продаже.
Здесь так же выгоду извлечь
Необходимо очень даже.

Сюжет художник уловил
И тут же написал картину,
Когда еще в Каире был,
И лишь потом его покинул.

Ханин Борис

*****

«Петушиный бой» Жана-Леона Жерома

У Жерома на картине
Мы увидеть можем бой,
Только бой тот – петушиный.
Наблюдают за борьбой

Мальчик с девочкою вместе –
Увлекательный момент!..
Берег моря и поместье,
И с оградкой постамент…

Чёрный кочет атакует
И над рыжим подскочил,
А противник не рискует –
Очевидно, мало сил.

Навалившись на ограду,
Девочка полулежит.
Обнажённый мальчик рядом
От азарта весь дрожит.

А девчонка сожалеет,
Что он боем увлечён
И за рыжего болеет…
Всё равно тот обречён!

Есаулков Иван

*****

«Римский рынок рабов» Жана-Леона Жерома

Стесняясь своей наготы,
Прикрыла рукою лицо.
Его мы не видим черты.
Ее окружили кольцом

Желающие обрести:
Богатый, зажиточный люд.
Рабыню домой привести
Желают. Ее продают,

Как лошадь на римских торгах,
Как некий обычный товар,
Где ценится прелесть в чертах
И тело все, полное чар.

Рабыня прекрасна собой.
Фигура ее хороша.
Купить ее может любой.
Торговля идет неспеша.

Ее обсуждают купцы:
Кто видит в фигуре изъян,
Чтоб меньше платить. Хитрецы
Упорно идут на обман.

Она перед всеми нагой,
Совсем беззащитной стоит.
Кто купит товар сей живой,
Кто цену торгов покорит.

Весь в красном, ведущий торгов,
Текущую цену взвинтил.
Рабыню продать он готов
Дешевле — чтоб кто-то купил.

Ведь рядом другая сидит.
Сегодня не ходкий товар.
Кто в споре дельцов победит,
Тому и одежда, как дар.

Ханин Борис

*****

«Истина, выбирающаяся из колодца» Жана-Леона Жерома

В ярости забывшая накинуть
семь своих извечных покрывал,
Истина покинула пучину,
плетью обещая миру шквал,

выбравшись из старого колодца,
что совсем не полон до краёв,
но опутан тайной первородства –
пуповиной бьющихся ручьёв…

Чем Она – привыкшая к изменам –
обратилась ведьмою с метлой?
Что за горе пронеслось по венам,
чтобы Маргаритой – над Москвой?

Как случилось обойти натуру –
быть сокрытой в глуби, в тишине, –
и явить в священном крике бурю?!

Разве что – забыто Бытие…

Хафизова Наталия

*****

«Пигмалион и Галатея» Жана-Леона Жерома

Вот и закончено им полотно.
Взглядом окинул художник картину…
Женского тела светлеет пятно,
Напоминая собою пружину,

Что в этот миг распрямиться должна.
Руки ожили, головка и плечи –
На поцелуй отвечает она,
Слушает скульптора страстные речи.

Властно обнял её Пигмалион –
В теле видны наслажденье и мука.
Целится в сторону их Купидон –
Выпустит скоро стрелу он из лука,

Тем подтверждая: любовь победит!
Рядом же с ним театральные маски,
Ниже Афины — с Горгоною щит,
Можно взглянуть на неё, но с опаской!

Может нас в камень она превратить —
Тонко художник на то намекает:
Если сумела любовь оживить
Камень, обратное тоже бывает!

А в глубине нам скульптуры видны
Женщины с девочкой и Афродиты.
И мы понять непременно должны
На продолженье любви намёк скрытый!

Есаулков Иван

*****

«Фрина перед ареопагом» Жана-Леона Жерома

Когда понятно стало,что ареопаг*
Склоняется совсем не в пользу Фрины,
Ее защитник Гиперид, почти как маг,
Сорвал с нее одежды для смотрины,

Воскликнув: «Разве может эта красота
Хоть чем-то оскорбить богов собою?
Для каждого из нас она почти мечта,
Ниспосланная Богом и судьбою!»

Поражены все куртизанки красотой.
Признал ареопаг ее невинной:
Не может обладать уродливой душой
Такое тело. Это очевидно.

Ее признали схожей с кем-то из богов.
Но разберемся, кто же эта Фрина?
И все же, как смогла нажить себе врагов?
Какой была она и в чем причина?

У богатейшей куртизанки красота
Была для скульпторов ее эпохи,
Как верный эталон. Скульптуры нагота
Шла от нее. Вокруг ваялись боги.

При совершенстве всего тела и лица
Невинность излучалась, сладострастье.
Печальные ее, красивые глаза
И тело приносили многим счастье.

Образование хорошее она
Смогла иметь, играть на инструментах.
И тело отдавать свое могла сполна
Мужчинам, приходящим, как клиентам.

Она казалась идеалом красоты,
Изящества,большой любви и страсти.
С нее богинь ваяли, сохранив черты,
Что принесло немало ей несчастий.

Оратор Евфий даже Фрину обвинил
Как в богохульстве и большом разврате,
Так в непочтении к богам. Он невзлюбил
Гетеру за отказ. И шел к расплате

За этот непродуманный, поспешный шаг.
Он был поддержан женами в Афинах,
Мужья которых были у гетеры. Страх
И ненависть сплелись в венок единый.

Все это привело ее в ареопаг,
Где вместе заседали двести судей.
Которые решили: Фрина им не враг.
И приговора смертного не будет.

Есаулков Иван
_______________________________

* Главными функциями ареопага было наблюдение за соблюдением законов и суд по делам.

*****

«Фрина перед ареопагом» Жана-Леона Жерома

Прекрасна, замечательна картина!
На ней Афины, и гетера Фрина
На суд в ареопаг* приведена,
Где будет за разврат осуждена.

Сейчас средь всевозможных оппонентов
Немало есть гетериных клиентов —
Тех, кто «на огонёк» к ней забредал,
Но там её никто не осуждал!

Отвергнут Фриной был один поклонник,
И этот незадачливый любовник,
Испытывая ненависти зуд,
На женщину подал в афинский суд.

Писал про развращенье молодёжи,
О богохульстве, а ещё — о, Боже! —
Что в храме Афродиты был разврат —
Там отдавалась всем она подряд!..

Гетера, чтоб не претерпеть обиды,
Спасти её просила Гиперида**.
Тот совершил весьма эффектный ход
И вывел подсудимую вперёд.

Ещё и не промолвив даже слова,
Хитон с неё он сдёрнул — без покрова
Предстала перед судьями она,
Божественно прекрасна и нежна!

Когорта судей сразу онемела,
Увидев пред собой нагое тело, —
Был посрамлён гетеры злостный враг,
А Фрину оправдал ареопаг!..

Есаулков Иван
_______________________________

* Вопреки легенде, гетеру судил не ареопаг, высший афинский суд, имевший право выносить смертный приговор, а гелиэя, то есть суд присяжных в древних Афинах.
** Гиперид — известный афинский оратор и юрист.

*****

«Царь Кандавл показывает свою жену Гигесу» Жана-Леона Жерома

Не считайте быль забавной:
Расскажу я вам, как встарь
Правил Лидиею* царь,
Звали же царя Кандавлом.

Словно сказка, словно тайна,
У царя была жена,
Волоока и стройна,
Красоты необычайной.

Царь женою любовался
И её боготворил,
Часто с другом** говорил
О жене, а тот смеялся:

«Не могу её увидеть,
Взглядом красоту обнять:
Если покрывало снять***, –
Значит, нанести обиду».

И друзья решили вместе,
План придумали такой,
Что проникнет друг в покой,
Спрячется в укромном месте…

Всё по плану получилось,
И не хвастал царь-супруг:
Красоту увидел друг.
Но беда всё ж приключилась,

И царица увидала,
Что подглядывал дружок.
Вдруг обида, как ожог,
Обожгла – убить Кандавла!

Выбор другу предложила:
Самому убитым быть
Или же царя убить! –
Униженья не простила.

И, убийцею сражённый,
Опрометчивый Кандавл
Пал, а друг – хитёр, лукав! –
Взял вдову Кандавла в жёны.

А она – его достойна! –
Трон, корону отдала,
С новым мужем прожила
Жизнь счастливо и спокойно.

Есаулков Иван
_______________________________

* Государством, занимавшим почти весь полуостров, отделенный от Азии рекой Евфрат и горами Тавра.
** Со своим телохранителем Гигесом, которого Кандавл искренне любил.
*** На Востоке мужчина не может видеть лица чужой женщины.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *