Стихи об Атлантическом океане

Стихи об Атлантическом океанеОкеан у ног моих резвится,
Атлантический океан.
Завораживает, искрится
И трубит, как большой орган.

Утро нереальное такое.
Свод небесный золотом залит.
Царственное, жаром налитое,
Солнце над Атлантикой парит.

Золотые всполохи в полнеба.
Брызги солнца скачут по волнам.
И несутся золотые гребни
К золотым песчаным берегам.

Я крупица в храме Богом данном.
Это много. Это ничего.
В трепете сливаюсь с океаном.
Чувствую энергию его.

Он со мной играет увлечённо
Тёплою размашистой волной.
Щедро обдаёт водой солёной.
Дарит поцелуй беспечный свой.

Океан, могучий и огромный,
Так благожелателен ко мне.
И о нём всегда я буду помнить
На родной далёкой стороне.

Алексеева Татьяна

*****

Какой великий океан, какие гребни в волнах,
Об берег бьются молоком хоть синевою полны.
Какая даль уводит взгляд на стыке с горизонтом,
Как космос синяя вода и небо будто б зонтик.

А ветер, ну откуда он весь океан колышет,
Какую силу над водой он не касаясь движет?!
Стихия — ветер и вода в неумолимом споре,
Как будто б муж с женой со зла не поделили долю.

Какой великий океан, чаруя подавляет.
Какая дивная краса пленит и угрожает!
Какой великий океан — Атлантикой зовётся,
И каплей я в неё вошёл не приглашённым гостем.

И принял он меня любя солёною водою,
Ведь я природное дитя с водою заодно я.
Какой великий океан, без донный глубиною!
Какой там мир живёт без нас с подводною судьбою.

И мысли путают меня и не могу объять я,
Мир так велик в красе своей от смерти до зачатия.
И мир зелёный покидать не хочется и страшно,
Но всё сменяется другим в природе это важно!

Всё обновляется вокруг и листья опадают,
Сезон меняет цикл свой и годы подгоняют.
А океан он был и есть в природе нескончаем,
Он будет бушевать века, а мы, уйдём под камень.

Булатов Эрик

*****

Песчаный пляж, здесь океан Атлант
Бросает волны далеко на берег.
Так зеркала катает наш гигант.
Смотритесь люди, в чудо, кто не верит.

В тех зеркалах, как птицы облака,
В них неба синь раскинулась широко,
В них солнце смотрит на свои бока…
А волны — рамка — диво от барокко.

Вот в амальгаме отразился луч,
Сверкнул, подпрыгнул и умчался в небо,
Там проскользнул в прореху белых туч
И скрылся где-то, словно бы и не был…

И вновь вздохнул огромный океан,
И покатил волну на мягкий берег…
Сегодня добр он и любовью пьян,
И в то, что мастер он зеркальный, верит!

Глечиков Олег

*****

Солнце — даже сквозь тучи — яростно:
Португалия. Летний зной.
Ветер белым упругим парусом
Над солёной летит волной.

Гул прибоя почти не слышится,
Камни берега скрыл туман.
Длинный пирс…
А вокруг колышется
Атлантический океан.

В тихом танце совсем не грозен он.
От восторга забудешь страх.
Тело гибкое, грациозное
В чёрно-синих скользит шелках.

То бесшумный, с кошачьей поступью,
То неистовый, как орган,
Пульс Планеты,
дыханье космоса —
Атлантический океан.

Раствориться бы,
стать твоей волной,
В голубой нырнуть полумрак…
Кто кого поймал здесь —
ах, боже мой,
Кто был рыбка, а кто рыбак?

Я шагаю прочь — сердце птицею
Бьётся, плачет, клюёт до ран…
Не уйти от тебя, не скрыться мне,
Атлантический океан!

Заостровцева Елена

*****

По разным берегам огромной очень ямы,
Заполненной водой, резвятся обезьяны,
И назван океан, в таком как есть он виде,
В честь булькнувшей на дно Платона
Атлантиды.

Шмуклер Борис

*****

Со мной встречался Океан.
Он был наредкость не небрежен,
А тих, покорно как-то нежен
И белой пеной шёл к ногам.

А небо синевой сияло,
Всем обещая жаркий день.
Уже сейчас найти мне тень
Лучами солнца намекало.

Прохладной, нежною волной
Льнул Океан к моим ногам,
Такой умиротворённо — свой,
Веками служащий своим Богам…

Я, околдованая его величием,
В смятеньи чувств-покорности и счастья,
Перед его могучим безразличием
Стояла, вспоминая ужасы ненастьев:

«Сердясь, Ты убираешь континенты.
Людей в себе хоронишь миллионы.
И только в благодушные моменты,
Жалея нас, нам нежно даришь волны…

Здесь сердцем познаёшь Творца,
Осознавая всю свою ничтожность.
Ты, чтобы душу не разрушить до конца,
Гордыню усмирить даёшь возможность.»

Прохладной, нежною волной
Льнул Океан к моим ногам,
Такой умиротворённо-свой
Сейчас. А завтра,.. то известно лишь Богам…

Ольга Мартин

*****

Берег океана Атлантического.
Ветер —
приступами смеха гомерического!
Светит
солнце слабой лампой сквозь туман…
Дышит
ласковый и грозный океан!
Слышит
всё, что во мне радостно кричит!
Часто
волнами по пристани стучит.
Счастье —
пенною волной к ногам безропотно…
Рядом
мне с таким огромным очень хлопотно!
Взглядом
бурную стихию приглушу.
Волны
нежною рукой приворожу…
Полный
штиль возможен только после бурь.
Суша
возвращает нА небо лазурь.
В душу.

Левина Виктория

*****

Атлантический океан

Испанский камень
слепящ и бел,
а стены —
зубьями пил.
Пароход
до двенадцати
уголь ел
и пресную воду пил.
Повёл
пароход
окованным носом
и в час,
сопя,
вобрал якоря
и понесся.
Европа
скрылась, мельчась.
Бегут
по бортам
водяные глыбы,
огромные,
как года,
Надо мною птицы,
подо мною рыбы,
а кругом —
вода.
Недели
грудью своей атлетической —
то работяга,
то в стельку пьян —
вздыхает
и гремит
Атлантический
океан.
«Мне бы, братцы,
к Сахаре подобраться…
Развернись и плюнь —
пароход внизу.
Хочу топлю,
хочу везу.
Выходи сухой —
сварю ухой.
Людей не надо нам —
малы к обеду.
Не трону…
ладно…
пускай едут…»
Волны
будоражить мастера:
детство выплеснут;
другому —
голос милой.
Ну, а мне б
опять
знамёна простирать!
Вон —
пошло,
затарахтело,
загромило!
И снова
вода
присмирела сквозная,
и нет
никаких сомнений ни в ком.
И вдруг,
откуда-то —
чёрт его знает! —
встаёт
из глубин
воднячий Ревком.
И гвардия капель —
воды партизаны —
взбираются
ввысь
с океанского рва,
до неба метнутся
и падают заново,
порфиру пены в клочки изодрав.
И снова
спаялись воды в одно,
волне
повелев
разбурлиться вождём.
И прет волнища
с под тучи
на дно —
приказы
и лозунги
сыплет дождём.
И волны
клянутся
всеводному Цику
оружие бурь
до победы не класть.
И вот победили —
экватору в циркуль
Советов-капель бескрайняя власть.
Последних волн небольшие митинги
шумят
о чём-то
в возвышенном стиле.
И вот
океан
улыбнулся умытенький
и замер
на время
в покое и в штиле.
Смотрю за перила.
Старайтесь, приятели!
Под трапом,
нависшим
ажурным мостком,
при океанском предприятии
потеет
над чем-то
волновий местком.
И под водой
деловито и тихо
дворцом
растёт
кораллов плетёнка,
чтоб легше жилось
трудовой китихе
с рабочим китом
и дошкольным китёнком.
Уже
и луну
положили дорожкой.
Хоть прямо
на пузе,
как по суху, лазь.
Но враг не сунется —
в небо
сторожко
глядит,
не сморгнув,
Атлантический глаз.
То стынешь
в блеске лунного лака,
то стонешь,
облитый пеною ран.
Смотрю,
смотрю —
и всегда одинаков,
любим,
близок мне океан.
Вовек
твой грохот
удержит ухо.
В глаза
тебя
опрокинуть рад.
По шири,
по делу,
по крови,
по духу —
моей революции
старший брат.

Владимир Маяковский

*****

Сквозь штиль и шторма, по волнам океанов
Плывут каравеллы Колумба.
И чтобы не встретить Бермудских капканов,
От курса — ни румб, ни полрумба.

Но годы проходят и вот Магеллан
Направил на юг каравеллы,
Увидел Канары седой капеллан,
За мачту, держась неумело.

Теченьем до берега Африки сносит
Эскадру в просторе безбрежном.
И, кажется, если в молитве попросят,
Спасает Мыс Доброй Надежды

Шумят и шумят паруса над бушпритом,
А ветер попутный так свеж,
Но всё, же вражда, как всегда, неприкрыта
И зреет матросский мятеж.

Суд скорый, их участь давно решена
И петлями стянуты шеи,
Команде на ужин остатки вина,
А этим — болтаться на рее.

Теперь лишь вперед по открытой воде
До Огненной дикой земли,
Проходят в пролив, как навстречу беде,
Познавшие шторм корабли.

И что было больше: сомнений, печали,
Коль всюду встречались преграды.
Свой Тихий они океан повстречали,
Как лучшую в жизни награду.

— — — — — — — — —
От Флориды на север Европы
Волны гонят шальные пассаты,
Чтоб прозрачность немыслимой пробы
Докатилась до всех адресатов.

Из Атлантики теплый Гольфстрим
До Мурманска доходит рутинно,
Мы все порты ему отворим,
Чтоб весь год продолжалась путина.

Краснокутский Юрий

*****

Атлантика! Твой Океан особый.
В твоих волнах качалось и росло,
И мастерство, и смелость мореходов,
А это славу странам принесло.

Война, торговля; — кровь и суть прогресса.
А корабли, — могущество страны.
И строились они для дела, но при этом
Всё дальше, дальше плыли от земли.

«Купи – продай»; — купцам так интересно.
«Догнать – отнять»; — и это ремесло.
А земли новые манЯт и тех и этих
И короли кричат: — «Давай, давай ещё!».

Дракары* викингов сработаны, умело; —
Пересекли когда-то Океан.
Потом испанские качались каравеллы,
Дорогу, пролагая к берегам.

Тебе до них, конечно, мало дела; —
Простор большой для доблести, утех.
И, если кит добыт рукой умелой,
Понятно всем; — награда за успех.

Не мог предположить, на что способен разум,
Когда в нём алчность, зависть, тупость или зло.
Не гарпуном, а пушкой он стреляет.
Добыть кита становится смешно!

И ураганы больше не пугают; —
Снуют туда – сюда, как будто челноки.
Рабов и золото оружие, снаряды; —
Ты, словно, улица, — дома – материки.

На этой «улице» такие были драки!
Пираты грабили, тонули корабли.
Тонули гордо, — не спускали флаги.
А, в сущности, — за что дрались они?

Но ты спокойно жил обычной жизнью.
Своим Гольфстримом Север согревал
И посылал дожди, и ураганы, ливни.
Природе надо; — просто поливал.

Хребет на дне, порой, слегка ворочал,
Вулканом фейерверки запускал.
Но человек Тебе уже пророчил.
Какой он мерзкий, если бы Ты знал!

Теперь вот острова из мусора качаешь.
На дне из яда свалок набралось!
Четыре субмарины атомных «достались»
И, слава Богу, что не взорвалось.

Китов перевели, и рыб почти не стало,
Но всё равно, — гребут, гребут, гребут.
И нефть из скважин, городов клоака
Угробят жизнь твою, испортят красоту.

Мне жаль тебя, но взор мой восхищаешь.
Как будто женщина лежишь Ты вдоль Земли!
И льды Гренландии прекрасно дополняют
Антарктику, — чистейшей белизны.

Последний взгляд из Космоса. Спускаюсь
На берег Франции, где ласковый прибой
Твоей волной, моих колен касаясь,
Мне с Анной говорит, что ты ещё живой.

Ченин Александр

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *