Стихи об озере Иссык-Куль

Стихи об озере Иссык-КульИссык-Куль, я тобою любуюсь всегда.
Песнь моя, будь прозрачна, как эта вода…
Свет зари, что встает, Иссык-Куль, над тобою
Как меня утешал он в былые года!

Иссык-Куль, я всю жизнь тебя слушать готов.
Ты вдохнул в мои песни прохладу ветров,
Ты прекрасен, когда белизною сверкают,
Бурно пенятся гребни тяжелых валов.

Иссык-Куль, пока жив ты, и я не умру.
Я люблю твоих бурь благодатных игру,
Я судьбу свою благословляю за щедрость,
Что дано мне писать возле волн на ветру.

Мое озеро, пенясь, грози облакам,
Улыбайся зарей ослепительной нам,
А бездарных поэтов, слагающих вирши
Вроде этих, хлещи ты волной по щекам!

Алыкул Осмонов

*****

Иссык-Куль — это теплое озеро
В переводе на русский язык —
И стихами о нем и прозою
Говорит киргиз и таджик!

Много видел озер я и рек —
То-созданья великой природы!
И в наш бурный, стремительный век
Все желанней их тихие воды!

Глянешь утром на водную гладь,
На живые звенящие струи,
И становится легче, свободней дышать,
И душа от счастья ликует!

Иссык-куль в моем сердце живет до сих пор —
Воспоминанья о нем меня снова вернули
В этот солнечный край, в этот водный простор,
И ночной звездопад в небесах Иссык-Куля!

Фадеев Николай

*****

Иссык-Куль вдали синеет,
Слышен волн прибрежных стон.
Солнце светит, землю греет,
Льется птичий перезвон.

Пьянящий воздух над водой парит,
Горная цепь, как страж, стоит.
Как будто, озеро прячет природа,
От люда злобного и дурного.

Я на берегу сижу,
В даль безбрежную смотрю.
Там небо на горе лежит,
И чайка над водой кружит.

Вон точка появилась вдалеке,
Она растет и приближается ко мне.
Вдруг точка превратилась в теплоход,
К причалу гордо он плывет.

Ласковый ветер с волнами играет,
То гладит их нежно, то гонит вперед.
Волна же, как только на брег наплывает,
Ветру назло, снова в воду нырнет.

Прозрачна и чиста озерная вода,
В ней стайки рыб и дно видны.
Как хорошо, когда жара,
В прохладу водную войти.

Мне полюбились водные просторы,
И с шапками из снега высокие горы.
И то, как цвет меняет озеро за день,
Примерно, раз сто сорок семь.

Скоро уеду я домой,
Водицы озерной возьму с собой.
Брошу монеток в воду я,
Чтобы вернуться снова сюда.

Тимакова Элла

*****

Сияет плоско Иссык-Куль.
Гор контуры белеют снежно.
А тайны мира безнадежно
Постичь пытаться – да, июль?
А Тамерлана помнит сколь
Вода, смотрясь в просторы неба?
В небесном мире скрыта соль
Всей жизни – деток ради, хлеба…
Зелёно-синяя вода
Вдруг сгусток мира отражает?
Белеет горная гряда
Гигантов мира этажами.

Балтин Александр

*****

Я запах роз вдыхала по утру…
И ранним утром, когда на пляж иду,
То, белочек всегда я там кормила,
Они меня встречали, как это было мило!

О! Иссык Куль! Чудесная вода…
Она чистейшая, как капля хрусталя,
Меня волна прекрасная качала —
Цвет бирюзы и в небе чайка прокричала —

«Привет, цветок! Встречаешь ты рассвет?»,
А по вершинам гор уж солнышко — «Привет!»,
Ну, вот и наступает новый день,
Приду встречать закат я уж теперь.

Я буду помнить шум прибоя,
Волна идет, ей нет покоя…
Вдоль берега иду и наслаждаюсь
И красотой вокруг — я просто, восхищаюсь!

Зенкова Лилия

*****

Люблю лазурный берег Иссык-куля.
Скользящую игривую, зазорную волну.
И теплый летний вечер в сумраке люблю я,
Когда спокойно можно окунуться в тишину.

Люблю простор небесно-синей глади,
Что плавно превращается в далекий горизонт.
Мне слов, для описанья красок всех, не хватит…
Это реальность, но она напоминает сон.

Люблю над озером темнеющее небо
И ветер, подгоняющий прозрачную волну.
Мой край любимый до конца неведом.
Люблю я эту необычную страну.

Резниченко Анна

*****

Как хорошо на Иссык — Куле!
Здесь воздух озера пьянит.
За красоту природы – Рая
Душа спасибо говорит.

И горный бриз, вершин его прохлады
Окутывают вечером тебя.
Тут понимаешь, вот, что сердцу надо,
К чему стремилась так твоя душа.

А тело, погрузившись в эти воды,
Почувствовав бодрящий шум волны,
В миг скидывает, все накопленные, годы,
И вместе с ними молодеешь ты.

Шарипов Эрик

*****

Озеро плещет прозрачной волною.
Тихо, чуть воздух дрожит.
Ветер прохладной и мягкой ладонью
Гладит, ласкает, бежит.

Замерло небо в полуденном зное.
Синь, бесконечность, размах.
Волны прохладной и чистой водою
Бьются о камни, шуршат.

Синь Иссык-Куля, бездонное небо,
Горы в седых облаках —
Просятся в мысли, и искрами смело
Долго мерцают в глазах.

Хочется чайкой над морем подняться!
Броситься в синь ярких вод.
Плыть, наслаждаться, с водою общаться.
Чувствовать нежность, любовь.

Мягкость волны и ее колыханье,
Нежность, прохладу воды.
Счастье, раздолье, живое дыханье,
Блики дрожащей волны.

В миг раствориться и стать Иссык-Кулем —
Строгим, могучим, большим!
Слиться с водою в потоке единства
И побеседовать с ним.

О, красота, Дух Природы, стремленье.
Озеро — в думах, словах.
Мой Иссык-Куль, — свет любви, вдохновенье
Творчество в мыслях, делах!

Грин Елена

*****

Ночь над Иссык-Кулем,
Ветер приутих,
Только чайки с неба
Отдаленный крик.

К берегу песчаному
Ластится с волной
Свет луны печальной
В этот час ночной.

Мимолетным блеском
Сон мой на лету
С незаметным всплеском
Канет в темноту.

Снова чайки с неба
Отдаленный крик.
Ночь над Иссык-Кулем,
Ветер приутих.

Канапьянов Б.

*****

Я люблю этот край — Иссык-Куль
И лучистое, нежное лето
Лучезарный, морской прибой
Песни чаек, вдали где-то
Небо с озером вместе идут
И рисуют такую картину
Что, сливаясь в единую гладь
Образуют собой долину
Синевой покрыта она
И не видно ее границы
Закрываю свои глаза
Представляю полет птицы
Это место подарок Богов
Хорошо, что живу в Кыргызстане
Вместе с озером много даров
И нетронутый край местами
Здесь так хочется просто творить
Бесконечно черпать вдохновение
И мирские заботы забыть
Поднимается тут настроение
Так давайте беречь Иссык-Куль
Это озеро — наша святость
Пусть оно долго живет
И приносит нам только радость

Рыскулова Сауле

*****

Ресницы я едва сомкну ль,
Мне слышно: плещет Иссык-Куль.
Когда волна с волной в разгуле,
Опасно плыть на Иссык-Куле.

Бывает бурным он и грозным,
Но помню я его иным –
(Самой природою он создан):
Радушным, реже – озорным.

Он был как зеркало спокоен
В тот ранний предрассветный час.
Всходило солнце. И такой он
Навек останется для нас.

В озерном зеркале удвоясь,
Надежда вечности, итог,
На троне сказочном покоясь,
Вело светило диалог.

Найти удастся ль красок нежность,
В полутонах луч золотой,
Чтоб написать восторг, безбрежность
И в небесах, и над водой.

И современный маг-художник, —
Мгновенный фотоаппарат,
Отобразить лишь крохи сможет
Того, что уловил наш взгляд.

Слова бессильны в красок гамме.
Не сохранить миг естества,
Что создано, как в вечной раме,
Рукою властной Божества.

Такого дивного восхода
Мне видеть больше не дано.
В то утро юность и природа
Торжествовали заодно.

Соснина Зоя

*****

Мне Иссык-Куль в разгар июля частенько видится во сне.
Чолпон-Ата… уж не в раю ль я? … А вон и ангел на волне…
… верней, на надувном матрасе. С одежды – ниточка одна,
в бинокль, однако, не видна, но общий план и так прекрасен!

Восточный, сказочный мираж – над раскаленными песками
парит бескрайний мир без граней. Всей Леной «завладел» мураш
и тащится, ловя кураж вне зоны, скажем, загорания.
Ленок, проснись, нас обокрали… Да, не ори ты на весь пляж!

А, чебачка, с чимкентским пивом, от местного «базарлоро»
(пацан-босой-со-льдом-ведро всех обаял речитативом)…
Черешня тоже нарасхват уходит, к радости торговца,
чей голосок, чем выше солнце, тем более «сахароват».

Диск солнца, впрямь, магометанин, на жаркие объятья щедр.
Я вечер провести в сметане всегда готов, как «пионегр».
Зачем ходить котом облезлым, когда полно чудесных средств
и убежденьям не вразрез, что всё народное – полезно?

Но, главное – вода… вода… прозрачное, родное царство,
высокогорное лекарство, с которым не берут года.
Я не родился здесь, но вырос, и, кожей впитывая соль,
со времени «пешком под стол», стал сам ходячий антивирус.

Потом был север самый крайний, где те же сорок за бортом.
Но, дело, видите ли, в том, что вижу юг, как на экране.
Мечты… мечты о возвращении к живой воде… Знакомый вальс –
монет серебряных вращенье… Всё ж, реверс-аверс… это шанс!

Папкевич Владимир

*****

Холодный день на Иссык-Куле
И волны с просинью свинца!
Когда-нибудь забыть смогу ли
Полынный запах чебреца?

Как у высоких гор киргизских
Меня нежданно потрясло
В сухих плетнях, в оградах низких
С названьем Липенка село!..
И впрямь живут в семье единой
Потомки тех, кого сюда
Вначале века с Украины
Вела суровая беда.

И все знакомо в поле черном —
Посевы, вербы, камыши…
Как будто я в родном Подгорном,
В степной воронежской глуши.

Вот только горы, что застыли
За планкой крайней городьбы…
А впрочем, горы тоже были
В нелегкий час моей судьбы.

На перепутьях горных тропок
И я судьбу свою искал.
Среди колымских круглых сопок,
Среди иркутских желтых скал.

И все сошлось в прибрежном гуле
На странной точке бытия.
Как будто здесь,
На Иссык-Куле,
И вправду жизнь прошла моя.

Жигулин Анатолий

*****

Закат мне тот не позабыть,
Когда в стихающей природе
Лучи, как огненная нить
Шли золотой струей под воду.
И разливалась позолота
На задремавшие кусты.
Притихли квакши на болотах,
Молчали явственно пески.
А в Иссык-Куле отражался
Полупрозрачный небосвод.
И Солнце в озере купалось,
Не нарушая глади вод,
И, накупавшись уходило,
Оставив отблески свои.
Все на мгновение застыло
Среди зеркальной тишины.
Но вот уже последний лучик
Бежит по озеру, пескам,
По зарастающим болотцам
И по заснеженным горам.
Мне не забыть того заката,
Когда средь сумерек и мглы
Стихали волны. Тихо-тихо
Парили над водой орлы.

*****

Пробудил «Остров чаек» знакомый гудок:
Приглашает на борт всех с утра пароход.
Не спешит лишь на пристань бывалый знаток,
Акваланг погрузив вглубь стремительных вод.

С гор бегут в Иссык-Куль ледяные ручьи,
Голоса от вершин: то ли плач, то ли стон.
Согревая, скользят, растворяясь, лучи,
Осветив одинокий блуждающий чёлн.

Заливает лазурь золотые пески,
Тихий шёпот приятен ласкающих волн,
А под снегом обманчиво горы близки,
С облаками сроднились, пронзив небосклон.

Воздух хвойный смешался с нектаром цветов,
Освежая, волшебная гамма пьянит,
Полной грудью вдыхаю творенье богов,
Благодатное чудо природы пленит!

*****

Если чувствую я
В дверь стучиться тоска
Собираю рюкзак.
Лето в сердце поет
Манит нас и зовет
Иссык-кульский маяк!

Путь не близкий, не далекий
В удивительный край.
Ждет меня там незнакомка,
Ждет затеряный рай!!

Это будет в июле
На Иссык-куле,
На Иссык-куле мы встретимся с тобой.

Это будет в июле
На Иссык-куле,
На Иссык-куле где ласковый прибой —

Нас волною накрывает, обнимает.
Понимаю что это не сон.
Южный ветер нас сближает, словно знает
Как пархает сердце мое!

Как прекрасны те дни
Золотые пески
И волшебный пейзаж.

Мы с тобою одни
В страсти нежной любви
Перламутровый пляж.

Лето кончится вскоре
И дождь пройдет проливной.
Но киргизское взморье —
Увезу я с собой!!!

*****

Легенда об озере Иссык-Куль

Давно когда-то на Востоке
Был древний город среди гор.
В нём, помнят старцы до сих пор,
Жил хан богатый и жестокий.

И хан тот, несмотря на старость,
Ужасно был сластолюбив.
Девиц немало он сгубил
В своих роскошных кулуарах.

И вот до хана слух дошёл
От говорливых очевидцев,
Что есть в аиле небольшом
Красы невиданной девица.

Что в поединках за неё
Джигиты головы слагают.
Но всех красотка отвергает —
Мол, сердце занято моё.

Одел кольцо на палец ей
Её возлюбленный когда-то.
— Не стану я женой ничьей,
А буду ждать его возврата!

Хан засыпал её дарами.
Она не принимала их.
И, цель преследуя упрямо,
За ней послал он слуг своих.

Её похитив, хан сказал:
— Пока к тебе вернётся милый,
Я взять тебя успею силой! —
И платье с пленницы сорвал.

— Ты не возьмёшь меня и силой! —
Сказала гордая ему, —
— То, что другому я хранила,
Взять не позволю никому!

И в бездну бросилась без страха
В окно раскрытое она,
В обьятья самого Аллаха,
Любви единственной верна!

Тут даже горы расступились.
Был город стёрт с Земли лица.
И под водой глубокой скрылись
Остатки ханского дворца.

О хане том не горевали,
Мол, так и надо дураку.
А это озеро назвали
Горячим морем — Иссык-Куль.

Мазурин Владимир

*****

отрог Тянь-Шаньских гор,
простор необозримый.
над морем в высоте,
мой Иссык-Куль любимый.

здесь кремовый песок
и голубые волны.
вдруг резко набегут
и отойдут покорно.

горами окружён,
напоен ледниками.
здесь чудо из чудес,
вы убедитесь сами.

а, где-то в глубине,
Марфея лежат мощи.
воитель Тамерлан,
наведывался в гости.

коварства не скрывал,
людей поработитель.
но, так и не узнал,
народов тех обитель.

легендой полон край,
где голубые ели.
на склонах скальных гор,
от снега поседели.

*****

Между древних Тянь — Шаня гор,
Вкруг стоящих и грозно молчащих,
Заливая песок цвета крови,
Плещет воды свои говорящие…

Это озеро берегут
Жестких гор ладони могучие.
Смотрят звезды в его глубину
Синих глаз, не теряясь в тучах…

В нем прозрачная глубина
Утекает с каждой минутой…
И не знаешь ты, где вода,
Ну, а где высота изогнУта…

Есть легенда… Она говорит
О двух братьях, любивших порознь
Одну девушку, и решили,
Что сразиться им надо… в полдень.

Не желая видеть их смерть
И не зная, кого же выбрать,
Поразила кинжалом, решив
Всю проблему, себя,.. чтоб забыли…

И фонтаном брызнула кровь,
Превратившись в озеро слез
Двух мужчин, судьбою покинутых…
С горя… скалами опрокинулись…

И стоят горы, нежно любя,
Защищая и слезы даря,
Драгоценность и тайну храня
Иссык-Куля – Любви той дитя…

Я в ладонь воды набрала,
(Ноги нежно волна лизала),
Чуть соленой она оказалась, —
Как прозрачная братьев слеза…

Лебеденко Ирина

*****

Коль ты счастливчик-отпускник
И взглядом к глобусу приник,
То не мудри – садись за руль
И поезжай на Иссык-Куль.
Что море Чёрное? – оно
Равняться даже не должно!
А старый Каспий – просто нуль,
Когда есть дивный Иссык-Куль!

Вот гор могучая гряда,
А вот зеркальная вода –
Прозрачней, чем глаза косуль.
Салам алейкум, Иссык-Куль!
Гудит весёлый пёстрый пляж,
Шальное солнце входит в раж,
Манас купается с Айгуль … –
Как романтичен Иссык-Куль!

Средь золотистого песка
Лежишь дрожишь от ветерка
На животе ли, на боку ль…
А рядом плещет Иссык-Куль.
И на спине твоей, дружок,
Ожог ложится на ожог:
Следы от солнечных ходуль. –
Таков коварный Иссык-Куль.

Но вдруг от солнца – ни следа,
С небес обрушится вода
И град ударит залпом пуль!
Ах, сумасшедший Иссык-Куль!
Нагрянет ветер, как шпана;
Взметнётся хмурая волна,
И кто-то сделает «буль-буль»… –
Опасен гневный Иссык-Куль.

Придётся нам в период сей
Искать картёжников-друзей.
Найдётся место дураку ль?
Какой унылый Иссык-Куль.
Скорей бы в город! Но с утра
На пляже прежняя жара
И стайки новых красотуль!
И ярче неба Иссык-Куль!

Он был киргизским испокон.
И пусть не зарится дракон.
Ему в ответ – сто тысяч дуль:
Не будет жёлтым Иссык-Куль!
Пускай китайские тузы,
Как Мао, плавают в Янцзы,
А мы законный свой июль
Тобой заполним, Иссык-Куль!

Нет, братцы, думается, зря
Европа едет на моря.
Ни Хейердал и ни Пикуль
Не бороздили Иссык-Куль.
Но хоть и нет о нём стихов
У поэтических богов,
И не поёт Оглы Бюль-Бюль –
Мы будем славить Иссык-Куль!

Этот шумный, этот яркий,
Жизнерадостный и жаркий,
Экзотичный, романтичный,
В чём-то сюрреалистичный,
Этот вольный и нахальный,
Где-то малость аморальный,
Иногда ужасно грустный,
С дней недавних всесоюзный,
Своенравный, сумасшедший,
В душу к нам навек вошедший,
Дорогой и сердцу близкий
И, конечно же, киргизский
Голубой наш Иссык-Куль!

Зарифьян Анэс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *