Стихи об озере Мичиган

Стихи об озере МичиганМичиган — белой дымкой окутан баркас. Мичиган.
По залысинам сопок тяжелыми каплями — дождь.
До Гурона и Эри — по карте — четыре шага,
Только в этом краю напрямик не пройдешь, не пройдешь.

С каменистой террасы чирок соскользнул в черноту.
Тонкий месяц заштопал прорехи в гряде облаков.
На Медвежьей горе огонек задымил и потух —
Маячок для мужчин, проверяющих скудный улов.

Край Великих озер. Я запомню соленую плеть
Твоих птиц на ветру и черничную россыпь в руках.
Мичиган, Мичиган, моя стая велит мне лететь,
И я вряд ли вернусь. Только в белых просоленных снах.

Fury

*****

Голубое озеро Мичиган.
Среди одиноких и зеленых долин.
Небо наполнило его своими слезами.
Красивое озеро вдалеке от города,
Окунувшееся в густой туман.
Над ним веют холодные ветры порой,
Я часто прихожу сюда плакать,
Слезы утешение тем, кто бежит от боли.
Тяжело и больно мне видеть,
Как обманывают моего брата.
И я часто хожу сюда, чтоб побыть одному
Социальная перспектива иллюзий
Оборчивается против нас.
И мы сами во всем виноваты.
И когда сумерки начинают спускаться на озеро,
Я возращаюсь обратно в город.
Ночь к тому времени встает
Над его железной громадой.
И огни забегаловок этого города игнорируются мной.
Я возращаюсь домой уставшим, и ложусь спать.
И все сны которые мне приснятся,
Они будут об этом озере.
Ведь я так часто хожу к нему, чтобы побыть одному.
А наутро встает новый день,
Он завет мое сердце бороться с ложью.
Здесь продана совесть и честь,
И я опять возвращаюсь к озеру.
Голубое озеро Мичиган.
Среди одиноких и зеленых долин.
Небо наполнило его своими слезами.
Красивое озеро вдалеке от города,
Окунувшееся в густой туман.
Над ним веют холодные ветры порой,
Я часто прихожу сюда плакать,
Слезы утешение тем, кто бежит от боли.

Железовский Илья

*****

В чистых водах утонет рассвет.
Зябко дрожь пробежится по коже.
От свидания стану моложе.
Прежней жизни загладится след.

Мичиган, Мичиган, Мичиган…
Моё новое светлое чувство,
От покоя до крика безумства —
В храме сердца играет орган,

Мичиган, Мичиган, Мичиган…
Как приятно быть снова влюблённым!
В гладь заливов, лесистые склоны
На твоих берегах Мичиган.

Это озеро с чистой водой
Доверяю ему все секреты.
На вопросы находит ответы…
Став моей путеводной звездой…

Прихожу я к твоим берегам…
Гладит ветер дыханием жгучим.
Заставляешь взбираться на кручи… —
Я люблю тебя мой Мичиган!

Арестова Наталья, Овсей Фол

*****

Быстро разносятся вести
Вкруг озера Мичиган.
Дик зарубил невесту,
Теперь он смертельно пьян.
Долго тревожным эхом
Её не утихнет крик.
Утром, с безумным смехом,
Застрелится бедный Дик.
Какие жестокие нравы
На озере Мичиган.
Невеста, поправ уставы,
На днях закрутила роман
Под носом у нашего Дика.
А может, лишь лёгкий флирт.
Гости, толпой многоликой,
Глушили весь вечер спирт.

На днях в магазине сцена:
Лук положив на весы,
За пазуху, озираясь,
Женщина прячет сыр.
За все свои недостачи,
Как будто цепные псы,
В гневе, таком незрячем,
Толкали её продавцы.
Всю злость, нелюбовь, усталость,
За всю неудачную жизнь, —
— плевать на воровкину старость,
Убила б её, удержи…
Она же металась птицей
Безумной, средь стеллажей…
А очередь в каменных лицах:
«Считай поскорее уже,
Мы время теряем даром,
Нас ужин ждёт и TV,
Ментам её, санитарам,
Хоть матом, хоть до крови»…
Безгрешность стоит у кассы,
Святостью полон мир.
Ряды облачённых в рясы.
Ряды оплативших сыр.
Конечно, жестоки нравы
На озере Мичиган.
Надо карать забавы,
Тем паче, карать обман.
А те, что бросали камни
В блудницу, времён Христа,
Из этой истории давней
Припомнились неспроста…

И где-то, зажавшись в угол,
Ладошки держа у рта,
Смотрела на всё с испугом,
Потерянная доброта.

Май Лена

*****

Перед святыней красоты,
Стою. И кожа вся вспотела.
Как будто кто-то из мечты,
Своял её глаза и тело.
Прекрасна взору и юнна,
Обвито тело перламутром,
И главное сидит одна,
Этим простым чикагским утром.
Смотрю, в руках лежит iphone.
И героиня сильно плачет.
Но кто в такую не влюблён?
Того, увы, не ждёт удача.
Но вот звонок, и слышу я:
«Прости! Я всё не так сказала!
Мне нужен новый телефон,
Я этот кажется сломала»
И понял я, она — мираж,
И только кажется красивой,
Разрушила весь мой пейзаж,
Своею меркантильной силой.
И больше не красива ты,
А просто сиськи есть и задница.
Не генний чистой красоты,
А так обычная развратница.
Не лучше многих, из чужих,
Не та чей лик согреет душу,
Но та кто породил мой стих,
Кто выволок его на сушу.
Бредя назад от красоты,
Дышу, и улыбаюсь в землю.
Мне не милы твои черты,
И чувства мои тоже дремлют.

Как странно вроде лик один,
А человека два под ним.

Бормалей Николаевич

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *