Стихи про Альпы

Стихи про АльпыЧто такое Альпы? Это — сказка
Бесконечных гор, снегов и трасс,
Где колючий ветер тоже ласков,
Где вершины ожидают нас.

Сладкие снежинки, как награда
За подъем и сумасшедший спуск.
Для чего все это людям надо?
Объяснять я даже не возьмусь.

Только там, в стремительном полете
Сжавшись и от скорости дрожа,
Может быть, вы что-то и поймете
На хрустальном лезвии ножа.

И тогда подхватят песню горы,
И качнутся в небе облака.
И лучей блестящие узоры
Заискрятся вдруг издалека!

А вокруг как будто сказка – Альпы!
А внизу — вечернее тепло.
Далеко за горизонтом – пальмы…
Нас сюда удачно занесло!

… Я остановлюсь на повороте –
Эта жизнь прекрасна и светла!
Лыжи раскрываются в полете,
Словно два сверкающих крыла.

Давыдов Петр

*****

На Альпы к сумеркам нисходят облака.
Все мокро, холодно. Зеленая река
Стремит свой шумный бег по черному ущелью
К морским крутым волнам, гудящим на песке,
И зоркие огни краснеют вдалеке,
Во тьме от Альп и туч, под горной цитаделью.

Иван Бунин

*****

Мощь Альп, величье снеговое,
Чудесный горный эдельвейс.
Коль вверх – как будто это рейс
В небесное и золотое.
Синь снега, и игра теней,
И грани гор, и их рельефы.
… храм грандиозный, видишь нефы,
И взлёт колонн, и снова снег.
Природный храм, и весь живой,
Пульсации его не зримы.
А лыжники как пилигримы,
Что грезят новою горой.
А душу Альп возможешь ты
Понять своей, гораздо меньшей?
Заворожённый шапкой снежной,
Другой не жаждешь высоты.

Балтин Александр

*****

Сквозь лазурный сумрак ночи
Альпы снежные глядят —
Помертвелые их очи
Льдистым ужасом разят —
Властью некой обаянны,
До восшествия Зари
Дремлют, грозны и туманны,
Словно падшие цари!..

Но Восток лишь заалеет,
Чарам гибельным конец —
Первый в небе просветлеет
Брата старшего венец.
И с главы большого брата
На меньших бежит струя,
И блестит в венцах из злата
Вся воскресшая Семья!..

Фёдор Тютчев

*****

Кто едет с ибицы, кто с мальты,
Но мне милее больше Альпы,
Они прекраснее мечты
И идеальней красоты

Кто знает тропы те и эти,
Что нету лучше на планете
Где перевалы все сложны
И нету плоской скучноты

Кто видел синие цветы,
Азалий нежные кусты,
Что летом посреди весны
Ласкают взор как детства сны

Кто наяву в альпийский луг
Нырял, вдохнув его свободу,
Кто забывал все, или, вдруг,
Кто понимал свою природу

Тот неизбежно будет жить,
Переживая зановь роды,
Чтоб другу сердце одолжить,
В горах возможно все, ей богу!

Дон Нико

*****

Как бриллиантовые скалы,
Возносит глетчер груды льдин —
Голубоватые кристаллы
Каких-то царственных руин.
И блещут — нестерпимо ярки —
Из цельной глыбы хрусталя
Зубцы, готические арки
И безграничные поля,
Где под июльскими лучами
Из гротов тающего льда
Грохочет мутными струями
Бледно-лазурная вода.
А там вдали, как великаны,
Утесы Шрекгорна встают
И одеваются в туманы,
И небо приступом берут.
И с чудной грацией повисли,
Янтарной дымкой обвиты,
Полувоздушные хребты,
Как недосказанные мысли,
Как золотистые цветы.

Дмитрий Мережковский

*****

Кружат вальсы французские Альпы,
Подвенечные платья у скал.
Словно нежные снежные залпы
Горнолыжный раздал карнавал.

И проносятся лыжники мимо.
Это слалом? Нет! Медленный вальс
А француженка — юная прима —
Ускользнула куда-то от нас.

Может встретимся снова, на трассе?
Ты летишь белым призракам вслед
Подражая прославленным ассам,
В предвкушении новых побед.

Мы рисуем зигзаги на небе…
Лыжи молнии гасят в снегу.
Почему же я раньше здесь не был?
Совершенно понять не могу!

Нелогично, опасно? Наверно,
Но несется бесстрашный народ.
И про все, забывая мгновенно,
Ты ныряешь куда-то вперед.

Давыдов Петр

*****

Там с вершин отвесных
Ледники сползают,
Там дороги в тесных
Щелях пролегают.
Там немые кручи
Не дают простору,
Грозовые тучи
Обнимают гору.
Лапы темных елей
Мягки и широки,
В душной мгле ущелий
Мечутся потоки.
В буйном гневе свирепея,
Так грохочет Рейн.
Здесь ли ты жила, о фея —
Раутенделейн?

Максимилиан Волошин

*****

На высоте, на снеговой вершине,
Я вырезал стальным клинком сонет.
Проходят дни. Быть может, и доныне
Снега хранят мой одинокий след.

На высоте, где небеса так сини,
Где радостно сияет зимний свет,
Глядело только солнце, как стилет
Чертил мой стих на изумрудной льдине.

И весело мне думать, что поэт
Меня поймёт. Пусть никогда в долине
Его толпы не радует привет!

На высоте, где небеса так сини,
Я вырезал в полдневный час сонет
Лишь для того, кто на вершине.

Иван Бунин

*****

И вы, святыни снега, обесчещены,
Следами палок осквернен ледник,
И чрез зияющие трещины
Ведет туристов проводник.

Но лишь свернешь с дороги предназначенной,
Туда, где нет дорожек и скамей,
Повеет мир, давно утраченный,
Среди оснеженных камней!

Быть может, мы уже последние,
Кто дышит в Альпах прежней тишиной.
Вершины царственно-соседние
Одеты влажной синевой.

Парит орел над скалами точеными;
Настороживши слух, стоят сурки;
Объяты рамами зелеными,
Синеют в блеске ледники.

Еще здесь живы замыслы Создателя,
Искавшего торжественных услад.
Непогрешимого ваятеля
Непостигаемых громад!

Он, протянув просторы ярко-синие,
Из черни, зелени и белизны
Творил единственные линии,
Свои осуществляя сны.

Валерий Брюсов

*****

Нам и Альпы – не преграда:
Одолеем Сен-Готард!
Если надо – значит, надо:
Погоди же, Бонапарт!

Нас ведет Суворов бравый,
Для солдат – отец родной.
Он снискал России славу,
Полководец и герой.

И с фельдмаршалом пройдем мы
Тот проклятый Чертов мост.
И походною колонной
Прищемим французам «хвост».

Карп А.

*****

Закрою глаза и вижу,
Как пробуя первый снег,
Скользят параллельно лыжи,
Едва оставляя след.

Навстречу снежинкам острым
По солнечному лучу
Горы не касаясь, просто
Стремительно вниз лечу!

Мелькают года и страны,
Зигзагами вьется жизнь.
О прошлом жалеть не стану,
А завтрашний день – держись!

Дождутся меня вершины
И черные трассы снов!
Ведь главное мы решили,
Что в Альпы вернемся вновь.

Как будто наркотик – лыжи,
Но чувствую каждый раз,
Что горы намного ближе
И ласковей встретят нас!

Давыдов Петр

*****

На альпийских лугах разнотравья цветенье,
Бирюзой тихо плещет в озёрах вода,
Колокольцев плывёт хаотичное пенье,
Плодородные долы питают стада.

Благодатный покой. В поднебесных высотах
Отражают восход ледников купола,
Преломленный хрусталь на пронзительных нотах
Низвергает живительной влаги стрела.

Край безудержных грёз, край весны вдохновенной,
Наша встреча – короткий, случайный роман,
Поселился в душе моей благословенный
Гор Альпийских прохладный, тревожный туман.

Саврасова Евгения

*****

Лазурным пламенем сияют небеса…
Как ясен зимний день, как восхищают взоры
В безбрежной высоте изваянные горы, —
Титанов снеговых полярная краса!

На скатах их, как сеть, чернеются леса,
И белые поля сквозят в ее узоры,
А выше, точно рать, бредет на косогоры
Темно-зеленых пихт и елей полоса.

Зовет их горный мир, зовут снегов пустыни,
И тянет к ним уйти, – быть вольным, как дикарь,
И целый день дышать морозом на вершине.
Уйти и чувствовать, что ты – пигмей и царь,
Что над тобой, как храм, воздвигся купол синий
И блещет Зильбергорн, как ледяной алтарь!

Иван Бунин

*****

На альпийские вершины
Облака легли периной
И ютится на ночлег
По ущельям блудный снег.

Простынёю небосвод
Из заоблачных высот
У вселенной на виду
Пал на горную гряду.

Синь мерцает и блестит
Воздух манит и пьянит.
Радугой искрится лед
И душа сама поет.

Любанин Виталий

*****

Здесь снег не тает, гор просторы
Не тронут жадною рукой,
Лишь гор волшебные узоры,
Нам дарят истинный покой.

А этот снег скрывает тайны,
Что людям вовсе не даны
И потому то не случайно
Сюда влекут нас наши сны.

Здесь можешь ты освободиться
От всех грехов и всех обид,
Лишь снег, как белые страницы,
Что не утратят строгий вид.

Никто вовеки не напишет
На тех страницах свой рассказ,
Лишь горы вновь взлетают выше,
Храня тот свет, что не погас.

Снег в Альпах, в этом есть такое,
Что людям не дано познать,
Но только побежит рекою,
Тот снег, как красоты печать.

Но верим мы, что так не будет
И снег останется навек,
Но только вот Весна разбудит
То, что не в силах человек.

И снег растает, как и прежде,
Заплачет, вдруг умчавшись вдаль,
Останется одна Надежда,
А может светлая печаль.

Ахременко Дмитрий

*****

Я никогда пред вечной красотою
Не жил, не чувствовал с такою полнотою.
Но всё мне кажется, что я не на земле,
Что я перенесен на чуждую планету:
Я верить не могу такой прозрачной мгле,
Такому розовому свету;
И верить я боюсь, чтоб снеговой обвал
Так тяжело ревел и грохотал,
Что эти пропасти так темны,
Что эти груды диких скал
Так подавляюще огромны;
Не верю, чтобы мог я видеть пред собой
Такой простор необозримый,
Чтоб небо вспыхнуло за черною горой
Серебряной зарей —
Зарей луны еще незримой,
Что в темно-синей вышине —
Такая музыка безмолвия ночного,
И не доносится ко мне
В глубокой тишине
Ни шороха, ни голоса земного:
Как будто нет людей, и я совсем один,
Один — лицом к лицу с безвестными мирами,
В кругу таинственно мерцающих вершин,
Заброшен в небеса среди пустых равнин,
Покрытых вечными снегами
И льдами дремлющих лавин…
О, пусть такой красе не верю я, как чуду;
Но что бы ни было со мной —
Нигде и никогда, ни перед чьей красой —
Я этой ночи не забуду.

Дмитрий Мережковский

*****

Там небо встретилось с землёй,
И белой шалью ледяной,
Сиреневым и синим снегом
Вершины гор укрыло небо.

Так вдохновенно и мятежно
Усилье страстное земли,
И ризы снежные так нежно
На скалы тёмные легли,

Что кажется, не льды и скалы
Громадой тяжкою стоят,
А призрачные великаны
В прозрачном воздухе парят.

По ним взбираются леса
По кручам прямо в небеса,
Где воздух разрежён и сух,
Где солнце и свободы дух.

А там, где сходятся теснины,
Есть городок на дне долины.
И в нем готический собор
Отобразил дерзанье гор.

Взмывают каменные арки,
Взлетает в небо тонкий шпиль.
Над алтарём луч солнца яркий
Расплавил золотую пыль.

Такие простота и милость,
Такой немеренный покой,
Как будто небо отворилось
И льётся тишина рекой.

Высок и узок мир соборный,
Но в нём простор раскрылся горный,
В котором много сотен лет
Сияет негасимый свет.

*****

Мыслей без речи и чувств без названия
Радостно-мощный прибой.
Зыбкую насыпь надежд и желания
Смыло волной голубой.

Синие горы кругом надвигаются,
Синее море вдали.
Крылья души над землей поднимаются,
Но не покинут земли.

В берег надежды и в берег желания
Плещет жемчужной волной
Мыслей без речи и чувств без названия
Радостно-мощный прибой.

Соловьев Владимир

*****

Альп опаловых аппликация
Плавно падает на ладонь.
Апокалипсис отменяется –
Мир пока ещё молодой.
Патлы елей аляповатые,
Как нетрезвые духи гор
Вылезают на свет помятые,
Облапошили косогор –
Обхватили своими лапами,
Не отпустят, и не проси.
Я сегодня тусуюсь с Альпами,
Я – суворовец, гой еси…
Альпы скальпелем обезглавлены,
Алой кровью истек закат.
Изумрудною виноградиной
Склоны под ноги норовят
Сверху броситься без зазрения
Всякой совести и стыда.
И толкает на преступление
Пиков мраморных череда.

*****

Букет альпийских роз мне по пути срывая,
В скалах меня ведет мой мальчик проводник,
И, радуясь тому, что бездна мне родная,
Я с трепетом над ней и с жадностью поник.

О, бледный Зильбергорн на блеклом небосклоне,
О, сладкогласная мелодия звонков —
Там где-то далеко чуть видимых на склоне
По злачной мураве пасущихся коров!

Уже в долинах – зной, уже повсюду – лето,
А здесь еще – апрель, сады еще стоят
Как будто бы в снегу, от яблонного цвета,
И вишни только что надели свой наряд.

Здесь одиночеству душа безумно рада,
А в воздухе кругом такая тишина,
Такая тишина и вечная прохлада,
И мед пахучих трав, и горная весна!

О, если б от людей уйти сюда навеки
И, смерти не боясь, лететь вперед, вперед,
Как эти вольные бушующие реки,
Как эти травы жить, блестеть, как этот лед.

Но мы не созданы для радости беспечной, —
Как туча в небесах, как ветер и вода:
Душа должна любить и покоряться вечно, —
Она свободною не будет никогда!

Дмитрий Мережковский

*****

Эти горы в невинных цветах эдельвейса,
Гордых лилий пьянящей гармонии свет…
Приоткрыта мне силою звёздной завеса
Давних снов молодых, уж угаснувших лет.

В юных снах поднималась порой на вершины
И плутала порой в лабиринтах камней,
В снежной пенности грозно скользившей лавины
Сознавала опасность напыщенно-лживых речей.

В очертаньях туманных сумрака ночи
Я искала дорогу меж горных хребтов…
Сон-трава одолела усталые очи,
Лепестками надежды закрыв от ветров.

Лишь с зарёй оживали застывшие тени,
Колокольчик лазурный восторженно пел,
И в лугах горделиво ступали олени…
Сон свершений был радостно-смел.

В чудесном забытьи опять увижу горы.
Ласкаясь, позовёт с собою тёплый фен*,
Сквозь облака проглянут, нежась, зори,
Лучами пурпура обнимут старый Рейн.

И волны принесут мне свежесть эдельвейса,
Сиянье лилий, их пьянящий свет…
Бирюзовым ключом приоткроется тайна завеса
Дивных снов молодых, сердцу памятных лет.

Лилия Пан-Литви
________________________________

* Фен — это горный тёплый, часто сильный ветер.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *