Стихи про Эльбрус

Стихи про ЭльбрусЭльбрус двуглавый, величавый,
Средь гор Кавказа – Исполин.
Спокон веков овеян славой
И многих дум он властелин.

*****

На льдах Эльбурса солнце всходит.
На льдах Эльбурса жизни нет.
Вокруг него на небосводе
Течет алмазный круг планет.

Туман, всползающий на скаты,
Вершин не в силах досягнуть:
Одним небесным Иазатам
К венцу земли доступен путь.

И Митра, чье святое имя
Благословляет вся земля,
Восходит первый между ними
Зарей на льдистые поля.

И светит ризой златотканой,
И озирает с высоты
Истоки рек, пески Ирана
И гор волнистые хребты.

Иван Бунин

*****

Эльбрус величавый в вечных снегах,
В дымке тумана и в ярких лучах,
Всегда он прекрасен и неповторим
Сказочно-чудный пик-исполин.
В подножье Эльбруса искрящий Баксан
Пенно играя, бурлит по камням.
Древней тропою, целуясь с рекой
Дорога петляя, дивит красотой.

Харин Борис

*****

Седой Эльбрус душою молод.
Могуч и страстен — только тронь.
В его челе вселенский холод.
В его груди шальной огонь.
Он грозен, как и встарь, сегодня
И высока его краса.
Соединились
Преисподня
Навеки в нём
И небеса.

Белиловский В.

*****

Я не успел подняться в горы.
Лишь по канатке на Эльбрус.
И то к площадке для обзора.
Хотя по жизни я не трус.

Как лилипут на великана,
Закинув голову, смотрел
Я на ледник-исток Баксана
И горы, Визбор что воспел.

Туч приподняв на миг беретку,
Эльбрус двуглаво мне кивнул!
Такое делает он редко.
И снова тучи натянул.

Внизу Домбай, налево Шхельда,
А ещё ниже Теберда…
Что там норвежские фиельды?
Сравнить с Кавказом – ерунда!

Я встал на лыжи бы, наверно,
И что-нибудь себе б сломал.
Но было тридцать два, примерно,
В тени, я позже узнавал.

И снег сбежал повыше в горы.
А мне ужасно повезло!
Остался цел ларец Пандоры.
Пусть там таится дальше зло.

Смотря DISCOVERY порою,
Вздыхаю я при виде гор.
И я от вас, друзья не скрою –
Мне часто снится тот простор!

Бондаренко Юрий

*****

Какого мненья о себе
прославленный Казбек?
Высокомерен ли Эльбрус?
Судить я не берусь.
Когда они туманы пьют
из звёздного ковша,
вдруг прозревая, жизнь свою
читают не спеша.
Холодной вечности сродни
стоят, и суть проста:
такими не были б они
без горного хребта,
когда бы их не поднял он
под купол голубой,
раздвинув смутный горизонт,
не подпирая собой…
Понять ли самому хребту,
как в смысл ни погружён,
вершин (своих же) высоту,
где воздух разрежён,
где холоду искриться днём,
где ночью спать звезде,
что судят на земле о нём
по этой высоте.

Щипачёв Степан

*****

Великолепные картины!
Престолы вечные снегов,
Очам казались их вершины
Недвижной цепью облаков,
И в их кругу колосс двуглавый,
В венце блистая ледяном,
Эльбрус огромный, величавый
Белел на небе голубом.

Александр Пушкин

*****

На всех вершинах Кавказа
Сегодня лежат снега,
На всех вершинах сразу,
Считая пни и стога.

В снегу деревья и башни,
В снегу Эльбрус и Казбек.
Сегодняшний и вчерашний,
И вечный, нетающий снег.

Валентин Берестов

*****

Я нынче в паутине световой —
Черноволосой, светло-русой, —
Народу нужен свет и воздух голубой,
И нужен хлеб и снег Эльбруса.

И не с кем посоветоваться мне,
А сам найду его едва ли:
Таких прозрачных, плачущих камней
Нет ни в Крыму, ни на Урале.

Народу нужен стих таинственно-родной,
Чтоб от него он вечно просыпался
И льнянокудрою, каштановой волной —
Его звучаньем — умывался.

Осип Мандельштам

*****

Влачася меж угрюмых скал,
В час ранней, утренней прохлады,
Вперял он любопытный взор
На отдаленные громады
Седых, румяных, синих гор.
Великолепные картины!
Престолы вечные снегов,
Очам казались их вершины
Недвижной цепью облаков,
И в их кругу колосс двуглавый,
В венце блистая ледяном,
Эльбрус огромный, величавый,
Белел на небе голубом…

Александр Пушкин

*****

Сияет утро снежными горами,
Эльбрус громадный царствует над всем
Возвысившись торжественно и грозно
Кавказа гордого он вечный Вифлеем.

И сколько раз не выйдя на рассвете
Не воззирались на величье этих гор,
Эльбруса главы что в обьятьи с Небом —
Не устаем мы трепетать: то наш Собор!

О, да! Сколь много было здесь чредою
Идеологий, языков, страстей, мечей.
Людских сует и войн бесконечных
Но Ты, наш царь-Эльбрус, вне их речей.

Ты наш Владыка-Повелитель грозный.
Что бремя человеческих страстей!
Ты вход в Богов жилище, нартов.
И магмы флуктуаций новостей

Ты спишь, Эльбрус? Или уже проснулся?
Чадят расщелины опаливши Твой трон
И змейками струятся газов ленты
Симптомы: твой нарушен вечный сон.

Эльбрус, утихни, засыпай под песни
Богини нартов голос все нежней
Заворожит навек Твой сон могучий
Бессмертных Царственная Сатаней.

Черкесова Зера

*****

Все знают, есть на свете семь чудес,
А я узнал восьмое чудо света.
Есть на Кавказе пуп земли — Эльбрус,
А Приэльбрусье рай земной, поверьте.

Здесь солнце светит ровно триста дней,
Сосновый бор для Вас благоухает,
Источников нарзана бьют ключи —
Ну, разве не восьмое чудо света.

Эльбрус двугорбый сединой покрыт,
Душа в нем спит уже тысячелетье,
А ведь когда-то извергал, горел,
Да видно успокоился навеки.

И тут же люди бросились к хребту
Настроили канатки и дороги.
Здесь Мекка горнолыжников страны,
Столица альпинизма и туризма.

Ведут сюда пути из разных стран,
Народ здесь собирается веселый.
И слышен звон гитары, стук мячей —
Такой язык понятен всем народам.

*****

Ты — мечта людская, что на крыльях
Высоко под небо вознеслась.
Горцы бога своего молили,
В сторону твою оборотись.
Видели вдали тебя герои,
Погибая в праведном бою,
Прорубали горцы, сакли строя,
Дверь и окна в сторону твою.
Глядя вдаль, на вечный снег без края,
Зная, что никто им не владеет,
Бедный горец, бедность забывая,
Сам себе казался богатеем.
И порою нам в чужих селеньях
По ночам твои вершины снились,
И тогда — пусть только на мгновенье —
Наши беды легче становились.
И, ей-богу, если б я родился
Не в сегодняшнем, а в прошлом веке,
Я, паломник, шел бы и молился
Лишь тебе, не думая о Мекке.
Те, кто пролил кровь, чиня насилье,
У подножья твоего когда-то,
Да и те, чью кровь они пролили, —
Все ушли давно и 6eз возврата.
Словно совесть моего народа,
Ты стоишь, Эльбрус, велик и вечен,
Как поэзия и как природа.
Ты стоял до нашего прихода,
Нашего ухода не заметишь.
Я уйду, но все ж останусь рядом,
Потому что будут жить другие
И смотреть моим влюбленным взглядом
На твои вершины снеговые.

Кайсын Кулиев

*****

Вдоль Баксана мы едем домой
За спиной оставляя Кавказ,
Стал Эльбрус нам навеки судьбой,
Нам к нему возвращаться не раз.

Ежегодно приходим сюда,
Чтоб подняться к вершинам седым.
Невзирая на наши года,
Мы традицию эту храним!

Убегает ущелье назад,
Тонут в сумерках горы вокруг,
Словно сон вспоминаем – вчера
Был у нас под ногами Эльбрус.

К поднебесному краю земли,
В мир, который открыт не для всех,
По снегам и по льдам мы прошли,
Сквозь ветра и метели наверх!

Только небо там выше тебя,
В долах воды Баксана ревут,
Лижут руки тебе облака,
Бьётся ветер неистово в грудь.

Здесь немало ушедших в туман
И лавинами сброшенных вниз,
Горной Девой кто был обаян —
В лабиринтах исчез ледяных.

Прометей, что кусочек огня,
Род людей пожалев, им отдал,
Был тут крепко прикован к камням,
А орёл его печень терзал…

Строчкой тянется след в небеса,
Пилигримы по склону бредут —
К Богу в гости, к чертям на рога,
Про любимых забыв и уют.

Под ногами что – пол или склон?
Мы в горах иль в квартирном плену?
Все смешалось – реальность и сон,
Мы Эльбрусом живём наяву!

Жижин Виктор

*****

Еще осенней теплотою
Дышало небо над землей,
Как вдруг морозною зимою
Повеял холод ледяной.

В вершинах гор зима таилась.
К громадам ледников седых
Она стремительно спустилась,
Тревожа вереницу их.

Спеша за ветренной судьбою,
Летели в небо облака.
Туда, где летом и зимою
Уснули вечные снега.

Туда, где горная прохлада
Таится в утренней Заре.
Где белым свадебным нарядом
Эльбрус сверкает в серебре.

*****

На пиках заоблачной дали
Искрятся вершины снегами
Демон — служитель печали
Крутит злые метели ночами.

К вершинам цвета фламинго
Альпинисты пробивают тропу
На скале отвесной играя в «Бинго»,
Испытать стремятся свою судьбу.

Жизнь, зачем то — Мигом назвали.
Мигом счастья, а может беды?
Нам горы по секрету сказали:-
«Ты в гору иди, ответы найди».

В шляпе облака бело-дымного
Величаво стоит седой исполин,
Его сердце — вулкан цвета винного,
Ледник же холодный аквамарин.

Пять тысяч метров подъема,
И я стою на вершине хмельной
То ли нехватка опять кислорода,
Толь у судьбы я, снова выиграл бой.

Понял здесь: — «Я всего лишь частица,
Я маленький атом — целой Вселенной».
Открыта мною мира тайны страница,
И её фракталов смысл сокровенный.

Фелькер Надежда

*****

Рассвет в горах, и солнца паутина
Сквозь вату, набежавших облаков,
Накроет бок проснувшейся вершины,
С другого бока — сумрака покров.

Светает быстро, хмурый сумрак тает,
Вдали виднеется двуглавая гора.
Эльбрус горит и гордо восхищает,
Он царь вершин — кавказского хребта.

Рассвет в горах! Кто видел это чудо,
Тот не забудет чистой красоты!
Века проходят; но любое утро —
Свежо, прекрасно, с вечностью на ты!

*****

Не серебро в его ресницах,
Не сединою крашен ус.
Извечной юностью гордится
Двуглавый молодец Эльбрус.

Укрыто сердце ледниками.
По ним и время давний счет
Не месяцами, не годами —
Тысячелетьями ведет.

У ног его гремели войны.
Народы друг на друга шли,
А он в заоблачье спокойно
Жил от людской вражды вдали.

Тревог не зная с колыбели,
о вихри чувств взметнулись в нем.
Когда зеленые шинели
Ползли на склон в сорок втором,

Встречал пришельцев камнепадом,
Сгущал у пропасти туман,
Нещадно сек дождем и градом,
Хотел стряхнуть врагов в Баксан.

И рад советским был солдатам,
Им облегчал он каждый шаг,
Когда зимой несли по скатам
К его вершине алый флаг.

Держались в мире полстолетья,
Но отказали тормоза.
Один стегнул другого плетью,
И снова ненависть в глазах.

Обильно кровью поливали
Чужие и свои поля,
Плодов оскомных, видно, ждали.
Сады снарядами рыхля.

Эльбрус вздохнул, скатились в реки
Лавины влаги снеговой,
И отвернулся, знать, навеки.
От обреченности людской.

Скобелкин Владимир

*****

Величавые горы в тумане застыли.
Вековое молчание — звучанием в ушах.
Людям много они о любви говорили.
Не понять им людей – только слезы в глазах.

От восторга ли – вечность Земли узнавая,
От печали – кого-то в горах потерял,
Тут расщелина каждая очень живая —
Человек эти скалы к себе примерял.

Приэльбрусье… Преддверие взлетности мыслей,
От восторга немеет все тело внутри…
С каждым шагом и небо становится близким.
Ты спроси у себя – а дорос ли в пути?

Безоплатное право на жизнь доверяя
Альпинист оставляет прощенными всех,
Каждый раз навсегда, как навек оставляя
Лишь горам завещая свой радостный смех.

Камнеломка моргнула, кивнул колокольчик —
Наступить не посмеет коритель вершин.
Нить у жизни теряя, схватиться за кончик
Неубитый цветок там тебе разрешит.

Родионова Мирика

*****

Пусть летний день хмелит, как брага,
И неба кисея легка,
И падает, сверкая, влага
С базальтового козырька,
Но магмы сердце бьется в глуби
И кровь нарзана горяча,
И холод вечности не губит
Эльбруса мощного плеча.

Белиловский В.

*****

И ты приди сюда и в холод, и в жару, —
На высокую планету простаков.
Розовеет к вечеру Донгуз-Орун,
И Эльбрус пошит из красных облаков.

Припев:
И снегопад на этом свете, снегопад,
Просыпаются столетия в снегу.
Где дорога, а где мелкая тропа,
Разобрать я в снегопаде не могу.

И ты представь, что не лежит вдали Москва
И не создан до сих пор еще Коран, —
В мире есть два одиноких существа:
Человек и эта белая гора.

Припев:
И снегопад на этом свете, снегопад,
Просыпаются столетия в снегу.
Где дорога, а где мелкая тропа,
Разобрать я в снегопаде не могу.

Но с вершины через скальные ножи
Ты посмотришь вниз, как с мачты корабля:
Под ногами что-то плоское лежит
И печально называется Земля.

Припев:
И снегопад на этом свете, снегопад,
Просыпаются столетия в снегу.
Где дорога, а где мелкая тропа,
Разобрать я в снегопаде не могу.

Юрий Визбор

*****

Ты — мечта людская, что на крыльях
Высоко под небо вознеслась.
Горцы бога своего молили,
В сторону твою оборотись.
Видели вдали тебя герои,
Погибая в праведном бою,
Прорубали горцы, сакли строя,
Дверь и окна в сторону твою.
Глядя вдаль, на вечный снег без края,
Зная, что никто им не владеет,
Бедный горец, бедность забывая,
Сам себе казался богатеем.
И порою нам в чужих селеньях
По ночам твои вершины снились,
И тогда — пусть только на мгновенье —
Наши беды легче становились.
И, ей-богу, если б я родился
Не в сегодняшнем, а в прошлом веке,
Я, паломник, шел бы и молился
Лишь тебе, не думая о Мекке.
Те, кто пролил кровь, чиня насилье,
У подножья твоего когда-то,
Да и те, чью кровь они пролили, —
Все ушли давно и 6eз возврата.
Словно совесть моего народа,
Ты стоишь, Эльбрус, велик и вечен,
Как поэзия и как природа.
Ты стоял до нашего прихода,
Нашего ухода не заметишь.
Я уйду, но все ж останусь рядом,
Потому что будут жить другие
И смотреть моим влюбленным взглядом
На твои вершины снеговые.

Кайсын Кулиев

*****

Вот гордость Эльбруса, двухглавье
Сияет в синеве небес,
Как будто руки простирает
К творцу в надежде и мольбе.

Снегами вечными покрытый,
Стоит сей каменный гигант.
Ветра ласкают камней плиты.
Восход, встречая и закат

Избито каменное тело,
Могучей силою стихий.
Внести его хочу я смело,
В историю своей земли.

Акинин Сергей

*****

На даче не было горы
До нынешней поры.
Мечтал, чтоб внуки лезли на ту гору,
Но не пошёл я к Пифагору.
Хотел, чтоб выше всех была гора,
Похожа на Эльбрус,
Поэтому пошёл приобретать я брус.
Купил я брус, привёз на дачу,
И я поставил себе задачу:
Тихонько напевая блюз,
Сложить весь горкой надо брус.
Конечно, я не долго бился,
Но своего-то я добился,
На даче — новая гора,
И дать название пора.
Нарисовал большую букву ЭЛЬ,
Стоит тут горка, словно ель.
Такая вышла канитель!
И пригласил я людей шоу
На праздник мой большой.
Быть может, к нам приедет Брюс
Со мной обмыть ту горку-брус.
Но если не приедет Ли (Брюс),
Тогда уж ты ко мне вали,
И мы полезем на Эльбрус,
Ведь, я – не трус, и ты – не трус!

Майгуров Сергей

*****

В обЪятья вечности природу заманило,
С ущелий гор струится лунный свет,
Большой Эльбрус печально и учтиво
Расскажет нам о смысле прошлых лет.

Года прошли, минули поколенья,
Исхожены все тропки у реки,
Звучат там звонко песни вдохновенья
Кавказкой неизведанной души.

Я не могу сказать, что лишь тобою
Быть может только горец восхищён.
Прочесть Эльбрус прекрасною порою
Готов здесь каждый, кто в него влюблён.

Готов и тот, кто на пороге к дому
Увидев красоту стальных вершин,
Не сомневаясь мыслит по другому
И окрылён красой его седин.

Иваницкая Ирина

*****

Я видел Эльбрус много раз,
Над ним в сторонке пролетая.
Две снежные вершины, глаз
К себе тянули уповая.
На фоне зелени предгорий
Алмазом он вокруг «глядел».
Найду я много аллегорий,
Чтоб описать, как он блестел.
Он возвышался над холмами
Монументальной высотой,
Спокойствием своим над нами,
Холодной, снежной белизной.
Вокруг него подружки-тучки,
За нежные обнявшись ручки,
Вдали от черноморских вод,
Водили дружный хоровод.
То ночью к морю вдруг уйдут,
А днем опять вблизи танцуют.
Он, как султан турецкий тут,
Прикажет и ветра задуют.
На голове седой вокруг
Венок зеленый лавров круг.
А облака- его корона,
Великолепней, чем Нерона.
Давно погас его вулкан.
Не стар кавказский великан.
Величественен, сед, но молод,
Внизу он тепл, а сверху — холод.
На приэльбруских горных трассах
Катается народ всех наций.
Там русский был и кабардин,
Эстонка и кацо грузин…
По вечерам для всех отрада,
По барам отдых и прохлада.
И помню, как с джигитом быстрым
Отплясывал лезгинку с твистом.
Величественный, но доступный,
Хранитель тайн кавказских гор,
Эльбрус- адат наш неподкупный,
Поборник Мира и дозор.

*****

Я бы поставил Эльбрус на Эльбрус,
Чтобы познать вдохновения вкус.
Там, где практичность утратила суть,
Небо даёт невесомость вдохнуть.
Вмиг растворилось в сплетеньи волос
Облако, сшитое нитью из проз.
И понеслись, обгоняя дожди,
Вниз те стихи, что писал о любви.
Ты их узнаешь по горечи фраз,
Трепету робкой души без прикрас.
Руки подставишь, уверовав в страсть,
После отдернешь и дашь им упасть.
Болью взорвут безмятежную твердь
Грешной земли, и найдут свою смерть.
Там, где исчез вдохновения вкус,
Грустно покоится вечный Эльбрус.

*****

Эльбрус-красавец смотрит сквозь тучи,
В белой папахе в синеву.
Этой вершиной гордой, могучей
Налюбоваться не могу.

Орайда-райда-орайда,
Орайда-райда-орайда,
Орайда-райда-орайда,
Орайда-райда-орайда…

Снежные барсы над Карачаем
Носятся быстро среди гор.
Бурно по склонам ты выпускаешь
Воды Кубани на простор!

Орайда-райда-орайда,
Орайда-райда-орайда,
Орайда-райда-орайда,
Орайда-райда-орайда…

А на просторах высокогорных,
Выше кавказских облаков,
Слышатся песни — песни счастливых
Наших отважных чабанов!

Орайда-райда-орайда,
Орайда-райда-орайда,
Орайда-райда-орайда,
Орайда-райда-орайда…

Эльбрус-красавец смотрит сквозь тучи,
В белой папахе в синеву.
Этой вершиной гордой, могучей
Налюбоваться не могу.

Орайда-райда-орайда,
Орайда-райда-орайда,
Орайда-райда-орайда,
Орайда-райда-орайда…

Семенов Исмаил

*****

Зима – прекрасная пора:
Синеет небо над звездою;
Зима – волшебная пора:
Летит снежинка. За собою
Тянет ясный блеск луны
Туда, где оживают сны,
Где шапки снега окружают
Величие природы гор,
Где открывается простор,
И лишь орлы одни летают.
Зима – прекрасная пора:
В тиши стоит Эльбрус седой,
Сверкают льдинки под луной.
Зима – волшебная пора:
Где путник зимнею тропой
Не торопясь идет домой.
… А он стоит красой могучей,
Глядит на всех он свысока,
Не страшен снег ему под тучей,
Его твердыня на века!

*****

Мне говорили: «Чуден снежный!»
Мне говорили: «Он могуч.
Двуглав и горд, и с небом смежный, —
Он равен лету божьих туч!»

Мне говорили: «Умиленье,
Восторг на душу он нашлет, —
И с пылкой думы вдохновенье
Он словно пошлину возьмет!..»

Мне говорили: «Ежедневно,
Ежеминутно стих живой,
Как страстный зов, как гимн хвалебный
В груди раздастся молодой!..»

Но я, — я слушала, сердилась, —
Трясла упрямо головой, —
Молчала… мненьем не делилась
Своим с бессмысленной толпой…

Но я, напутным впечатленьям
Презрительно смеялась я;
И заказным их вдохновеньям
Чужда была душа моя!..

Но жалким, низким я считала,
Пройдя назначенную грань,
Вдруг, как наемный запевала,
Петь и мечтать природе в дань.

И зареклась я пред собою,
И клятву я дала себе
Кавказа дикой красотою
Дышать без слов, наедине.

Эльбрус предстал. Я любовалась,
Молчанья клятву сохраня;
Благоговела, восхищалась,
Но песней не слагала я!

Как пред красавицей надменной
Поклонник страсть свою таит, —
Так пред тобой, Эльбрус священный,
Весь мой восторг остался скрыт!..

Эльбрус, Эльбрус мой ненаглядный,
Тебя привет мой не почтил, —
Зато как пламенно, как жадно
Мой взор искал тебя, ловил!..

Зато твоим воспоминаньем
Как я богата, как горжусь!..
Зато вдали моим мечтаньям
Все снишься ты, гигант Эльбрус!..

Ростопчина Евдокия

*****

Ну почему Эльбрус двуглавый?
Геолог скажет — началось
Когда-то с запада. Из лавы
Горе подняться удалось.
Прошли века. Остыли скалы.
В восточном склоне взорвалось.
Сметало всё потоком алым.
И вот – два кратера срослось.

— — — — — — — — —

А есть легенда про Бештау,
Любившим девушку. Эльбрус –
Его отец и князь по праву.
Конца истории боюсь.

Гуляла свадьба, жар давала –
Пошла Машука под венец.
Богатырям – три дня забава.
Бештау счастлив, как птенец.

Придёт любовь – такая сила.
Поднимет мёртвого. Но здесь,
В Эльбрусе старом разбудила
Младая дева страсть – не снесть.

Была тогда ещё равнина
Меж двух морей. Поля, леса.
Предал Эльбрус родного сына –
В набег отправил навсегда.

И объявил потом, что сгинул
Навеки сын. В безумье, он
Машуку взял, узду накинул –
Кольцо на палец. Обручён.

Проходит время. Воин юный,
Сдавив могучею рукой
Те племена, что князь безумный
Подмять хотел, пришёл домой.

Узнал про всё. К своей царице –
К окну ночному. И лицо
Увидел плачущей девицы.
И стать решил он беглецом.

Свою дружину молодую
Собрал. С Машукой, на коне
Помчался сокол в тьму густую.
Навстречу дню летит в седле.

Эльбрус, таких же седоглавых
Бойцов как он, призвал. Вперёд
Скакала конница седая. И тайных
Троп их нить ведёт.

И вот сошлись у переправы –
Отряд настигнут молодых.
Жестокий бой – мечи, булавы.
Но Мудрость косит Удалых.

Все полегли вокруг Бештау.
И рубит надвое джигит
Отцовский шлем. Упал на траву
Двурогий – серебром блестит.

Но всё же князь родного сына
Убил. Мечём на пять частей
Он разрубил Бештау. Глина
Впитала кровь у ног коней.

Увидев смерть, краса-девица
Хватает нож. И в сердце ей
Вонзилась сталь. Погибла птица,
Взлетев на миг лишь из ветвей.

От страха земли сотрясались.
Седые воины с коней
Упав, в вершины превращались –
Хребет Кавказский всех белей.

Одевший шлем двурогий,
Колосс – стоит поодаль. Над хребтом
Сияет шапкой ледяною двуглавый
Князь под серебром.

Подальше к северу поднялись
Пять гор – Бештау молодой.
А рядом с ним – Машук остались,
Кольцо и Нож над головой.

— — — — — —

Так почему Эльбрус двуглавый?
Щитом ледовым окружён,
Он всё же злой. И счёт кровавый
Легендой грустной подтверждён.

Видакас Сергей

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *