Стихи про Мамаев курган

Стихи про Мамаев курганНа Мамаевом кургане тишина,
За Мамаевым курганом тишина,
В том кургане похоронена война,
В мирный берег тихо плещется волна.

Перед этою священной тишиной
Встала женщина с поникшей головой,
Что-то шепчет про себя седая мать,
Всё надеется сыночка увидать.

Заросли степной травой глухие рвы,
Кто погиб, тот не поднимет головы,
Не придёт, не скажет: «Мама! Я живой!
Не печалься, дорогая, я с тобой!»

Вот уж вечер волгоградский настаёт,
А старушка не уходит, сына ждёт,
В мирный берег тихо плещется волна,
Разговаривает с матерью она.

Боков Виктор

*****

О, Мамаев курган, ты не просто высотка,
Ты же символ жестокой, кровавой войны.
Здесь солдаты порвали змеиные глотки,
Пожелавшим увидеть смерть нашей страны.

Пули мерзко свистели, визжали осколки,
Взрывы бомб и снарядов гремели кругом.
Не отдали врагам нашей Матушки-Волги,
Никогда ей не быть под проклятым врагом.

Много матери здесь сыновей потеряли,
Сколько жен, не стесняясь, рыдали в ночи.
Но солдаты собой каждый дом заслоняли,
Не отдали врагу к Сталинграду ключи.

Много здесь полегло, но Россия всех помнит,
Возродился, расцвёл из руин Сталинград.
Пусть свободно всегда плещут волжские волны,
За бессмертный твой подвиг — спасибо, солдат!

Крякин Владимир

*****

Над священной вершиной кургана,
над обугленным краем земли,
как печальная скорбь Сталинграда,
отголоски сражений слышны!

Здесь главою склонилась навеки,
над погибшем героем войны,
мать солдата, истекшего кровью,
со слезами скорбящей души!

Здесь умолкли мальчишек останки,
павших в смертных боях за курган,
и зияют в траншеях осколки,
вспоминая о тех временах!

Здесь открыта посмертно аллея,
для ребят, что в боях полегли,
над мишенью имен цепенея,
голос памяти неумолим!

Вспомним тех, кто с фашизмом сражался,
тех, кто насмерть стоял за страну,
светом скорби пускай озарятся,
имена всех погибших в неравном бою!

Максимова Екатерина

*****

Есть в мире горы, что превыше туч,
Вершин их облака не достигали.
С их высотой сравнится он едва ли —
Курган Мамаев, брат приволжских круч,

Над ним орел вершинный не парил,
И вечный снег не убелял отроги.
Кто ж проторил к нему пути-дороги?
Чем он сердца людские покорил?

Сто сорок дней вулкан не замирал,
Дым восходил над Волгою-рекою…
Возмездия железною рукою
Здесь ворога народ наш покарал.

Так есть гора в Европе или нет,
Что выше и Эльбруса, и Монблана?..
Есть высота Мамаева кургана —
Его вершину видит целый свет!

Гончаренко Иван

*****

В свой срок –
не поздно и не рано –
придёт зима,
замрёт земля.
И ты
к Мамаеву кургану
придёшь
второго февраля.

И там,
у той заиндевелой,
у той священной высоты,
ты на крыло
метели белой
положишь красные цветы.

И словно в первый раз
заметишь,
каким он был,
их ратный путь!
Февраль, февраль,
солдатский месяц –
пурга в лицо,
снега по грудь.

Сто зим пройдёт.
И сто метелиц.
А мы пред ними
всё в долгу.
Февраль, февраль.
Солдатский месяц.
Горят
гвоздики
на снегу.

Агашина Маргарита

*****

Уже он в травах, по-степному колких,
уже над ними трудятся шмели,
уже его остывшие осколки
по всей земле туристы развезли.

И всё идёт по всем законам мира.
Но каждый год, едва сойдут снега,
из-под его земли выходит мина –
последний, дальний замысел врага.

Она лежит на высохшей тропинке,
молчит, и ждёт, и думает своё.
И тонкие отважные травинки
на белый свет глядят из-под неё.

По ней снуют кузнечики и мушки,
на ней лежат серёжки тополей,
и ржавчины железные веснушки
её пытались сделать веселей.

Она жадна, тупа и узколоба.
И ей не стать добрее и земней.
Её нечеловеческая злоба
так много лет накапливалась в ней.

Добро и зло кипят, не остывая.
Со смертью жизнь сражается века.
И к мине прикасается живая,
от ненависти нежная рука.

Потом ударит гром над степью чистой –
и отзовётся эхо с высоты.
И на кургане шумные туристы,
взглянув на небо, вытащат зонты.

Они пойдут по этой же тропинке
и даже не заметят возле ног
усталые дрожащие травинки
и след тяжёлых кованых сапог.

Пускай себе идут спокойно мимо!
Пускай сияет солнце в синеве!
Ведь жизнь – есть жизнь.
И все солдаты мира
и молоды,
и бродят по траве.

Агашина Маргарита

*****

Тишина повисла над курганом
С неба опустилась темнота.
И последний раз в жестокой схватке
Взята сто вторая высота.

Белый снег кружится укрывая
Здесь недавно пролитую кровь.
Павших тут солдат и офицеров
За народ, отчизну и любовь.

Годы не сотрут людскую память.
Вписаны в знамёна имена.
Отражая подвиги героев
Отблесками вечного огня.

Двести дней защиты Сталинграда.
И ступеней двести к ней ведёт.
Где на высоте с мечом поднялась,
Родина, которая зовёт.

Безруков Евгений

*****

По Мамаеву кургану
Днем и ночью ходит МАТЬ —
«Вы пожалуйста скажите,
Где мне сына отыскать?!»
Ей в ответ вздохнула ВОЛГА! —
«Крепко спит в земле герой!
Не буди его напрасно!
И ступай себе домой!»
Повернулась! Распрямилась!
Непреклонна и горда! —
«Не гони меня отсюда!
Не уйду я никогда!
Встану камнем на КУРГАНЕ!
Подыму СВЯЩЕННЫЙ МЕЧ!
И останусь возле сына!
Чтоб покой его сберечь!
И стоит она над ВОЛГОЙ!
И ликуя, и скорбя!
И все МАТЕРИ погибших
Видят в ней самих себя!

*****

Сотни лет
расходиться широким кругам
по огромной воде
молчаливой реки…
Выше всех Эверестов –
Мамаев курган!
Зря об этом в учебниках нет
ни строки.
Зря не сказано в них,
что теплеет Земля
и светлеет Земля,
оттого что на ней,
о курганах Мамаевых
помнить веля,
загораются
тысячи Вечных огней…
Мне сюда возвращаться.
К добру и к беде.
Мне сюда приходить.
Приползать.
Прилетать.
И, схватившись за сердце на той высоте,
задыхаясь,
разреженный воздух глотать.
Мне сюда возвращаться.
Из мелких потерь.
Из ухоженных стран.
И горячечных снов.
Натыкаться на долгие стоны людей
и кольчуги
позванивающих орденов…
Зря не сказано в книгах,
Мамаев курган,
что металла
в твоем оглушенном нутре
больше,
чем в знаменитой Магнитной горе!
Что хватило его и друзьям.
И врагам.
Вместо капель росы,
как слепое жнивье,
проступает железо,
кроваво сочась…
И поэтому
самая главная часть
в притяженье Земли –
притяженье твое!..
Ты
цветами пророс.
Ты
слезами пророс.
Ты стоишь,
поминальные муки терпя.
Синеватые молнии
медленных гроз,
будто в колокол памяти,
бьются в тебя!
И тогда поднимаются птицы с земли
и колышется нервно
степная трава.
Оживают
затертые напрочь
слова.
И по плитам
устало
стучат костыли.

Роберт Рождественский

*****

На Мамаевом кургане веселятся дети,
Словно не было войны на этом белом свете.
И не топтал его тогда фашистский смертный враг,
И доблестные воины не превратились в прах.

На прахе тысячи солдат, весной цветут аллеи,
Аллеи из плакучих ив, берёз — что всех милее.
Деревья плачут и скорбят, как вдовы слёзы льют,
Как вдовы и, как матери родных, любимых ждут .

Здесь на оплаканной земле, как символ встала Мать,
С ладони виден город ей, великой Волги гладь.
Как оберег страны она, с мечом в руке стоит,
«Веками не ступи к нам враг!» — как будто говорит.

И с верой, в церковь Всех Святых, как в Божью благодать
Народ рекой идёт сюда, свечою дань отдать…
В Зал Вечной Славы и огня приходят миллионы,
Чтоб поклониться именам, впечатанным в знамёна.

Для многих эта высота — обугленная рана.
Для внуков наших и детей — всего лишь панорама.
Так пусть на этой высоте, порой резвятся дети
И будь ты проклята война!
Какая есть на свете!!!

Павлова Любовь

*****

Был приказ, чтоб назад ни шагу,
Даже если обречены,
Превратились в святую сагу
Девятнадцать недель войны!
От трёхсот нас осталась рота,
Духом русских побед жива,
А немецкая прёт пехота
К высоте сто два!

Нас тысячи здесь полегли,
Ломая фашистский хребет,
Мамаев курган – сын Земли,
Наследник великих побед!

Поднимаются пепла тонны
Из воронок глубоких ран,
И скорбит, издавая стоны,
Перерытый войной курган.
Смерть смешала с землёй останки,
Пулемёт мой остыл едва,
А по склонам шагают танки
К высоте сто два!

И пусть легендарный курган называют Мамаев,
В объятиях мира пусть рвутся оковы войны,
И в память о павших мы шапки снимаем,
И молимся Богу на главной вершине страны!

Снова яростные атаки,
Снова яростный шквал огня,
И исчезла Земля во мраке
За четыре секунды дня.
И кому умирать охота,
Миг войны и жена – вдова,
Только прёт напролом пехота
К высоте сто два!

Мамаев курган сорок третьего года,
Где насмерть стояли Отчизны сыны,
Мамаев курган – это память народа,
Мамаев курган – это гордость страны!

Марахин В.

*****

Стою я на кургане древнем,
Стою среди солдат,
Солдат,что защищали эту землю,
Теперь в могиле братской все лежат

Вот Мать, склонившиеся над мертвым сыном,
Сколь много скорби, боли на ее лице,
Скорбит она за всех сынов убитых,
В кровавой, страшной той войне

И ивы плачют вместе с матерями,
И озеро большое горьких слез,
Что пролиты заплакаными глазами,
Да на могилах миллионы роз.

Как тихо здесь, где имена по кругу,
Погибших в битве роковой,
Огонь их вечный греет душу,
Держащий факел каменной рукой

А на самой высоте кургана,
Мать Родина стоит,
И крик ее, и меч поднятый,
Над всей Россией как призыв летит,

За Родину, мы встанем грудью!
За землю Русскую, погибнем мы в бою!
И не позволим, чужими сапогами,
Растоптать любимою СТРАНУ!

Чернышков Павел

*****

На кургане Мамаевом не погаснет огонь,
Память снова в те дни возвращает.
И как будто винтовку сжимает ладонь,
И в меня фриц с окопа стреляет.

Я как будто опять по команде… вперёд,
В их траншеи врываюсь инстинктом зверея.
Вот отходит назад поредевший наш взвод,
И мне кажется, плачут о павших деревья.

В эту осень дожди, непролазная грязь
Нас держали за руки, чтоб мы их не били.
Помнят немцы штыки… и боятся, крестясь,
Да и мы рукопашных с тобой не забыли.

В Сталинградской землянке стихи я писал,
В передышках мне как то не спаслось.
У огня могил братских потом их читал,
Нас прошедших огонь…не так много осталось.
На кургане Мамаевом…

Шамов Анатолий

*****

Посреди Волгограда,
Тело в шрамах от ран,
Величавой громадой
Спит Мамаев Курган.
Поднят меч над Курганом,
Боль души не унять.
Стережёт Великана —
Сына Родина-мать.

О военных сраженьях
Шелестят тополя.
Мир, замри на мгновенье,
Слышишь — стонет Земля.
Слышишь — памяти гордой
Камни вслух говорят,
Как за счастье народа
Умирал Сталинград.

Рвутся бомбы, снаряды
Самолёты гудят,
Плач детей Сталинграда
Слышит весь Волгоград.
Нервы стянуты в струны,
Говорит Левитан.
Только ты беспробудно
Спишь, Мамаев Курган.

Отдыхай, храбрый воин,
Легендарный герой.
Вечной славы достоин
Подвиг мужества твой.
Память вечна в народе,
Мать-Россия зовёт:
«Кто с мечом к нам приходит,
От меча и умрёт!»

*****

Задумчиво дремлет Мамаев курган,
С его высоты смотрит Родина-мать,
Рука затекла,в напряжении стан,
Давно меч тяжелый устала держать.

Как хочется просто в траве отдохнуть,
И женщиной слабой немного побыть.
Степной ветерок полной грудью вдохнуть.
И в Волге усталые ноги омыть.

Но крепко ее держит сонный курган,
Вовек не ослабит тяжелых оков.
Еще не забыл он боль огненных ран,
Бомбежку и дым сталинградских боев.

Он ратную славу героев хранит
И ярко горит сердце Вечным огнем,
И Родина-мать на вершине не спит,
Покоя не зная ни ночью,ни днем.

А если случится большая беда,
И враг посягнет на Отчизну опять,
Ей старый курган даст свободу тогда,
На битву своих сыновей поднимать.

К вершине потомки идут на поклон,
Дань памяти воинам павшим отдать.
Пусть будет навеки спокойным их сон.
Пусть вечно курган держит Родину-мать.

Поляков Дмитрий

*****

Катер волны осенние темные гладит,
Все горит, а вверху самолетов пугающий вой.
Но плывут Батальоны спасенья Отечества ради.
Правый берег уже — проверяют патроны и в бой.

Смерть близка, ожидают на небе уже эти души,
Но душа у бойца не слезою, а гневом полна.
И горящую Волгу сменяет горящая суша,
А речную волну заменяет взрывная волна.

Там стоял впереди тот Курган неприступной стеною,
Перебежка. Не всем уже встать и идти.
Но вставали и шли, чтобы солнце взошло над страною,
Но вставали и шли — даже если осколок в груди.

Вот окопы видны, для себя не для немцев копали,
Их вернуть, через кровь, через смерть – вот приказ.
Из десятка один лишь дошел, остальные упали
Но победа за нами и солнце сияет для нас.

Смерть красна на миру, и пусть истина здесь небесспорна.
Ну, а если убит незаметно в огне и дыму,
Только ветры степные завоют печально и скорбно,
Только слезы и стоны в притихшем родимом дому.

Здесь погибли солдаты и здесь им навеки могила.
И земля солона от рыданий друзей и родных.
Не ослабнет вовек наша гордая русская сила
Не ослабнет вовек, если мы не забудем о них.
Не ослабнет вовеки Великая русская сила
Не ослабнет вовеки, ведь мы не забудем о них.

Попов Владимир

*****

Никогда эту быль
Не свести нашим недругам в небыль:
Эту боль,
Уводящую лестницей в небо.
Эти стены-руины,
Хранящие клятву бойца.
Скорбь России над сыном
У покрытого Славой лица.
Эти списки имён
На посту у Живого огня —
Пантеон-бастион,
Отстоявший тебя и меня.
Смяли вражеский смерч,
Опрокинули в Волгу с крутин,
И в руке нашей меч
Волей к миру над миром летит.
Никогда эту быль
Не свести нашим недругам в небыль:
Рвы и пашни в крови
Проросли новым, нынешним хлебом.
Дерзок строек разбег,
Что отсюда виднее для нас…
К нам взывает наш век,
Чтобы Вечный огонь не погас.

*****

Растет ковыль под Сталинградом,
Седые волосы земли,
Как будто память тем солдатам,
Что здесь навечно полегли.

В молчаньи скорбном обелиски,
Землянок временных покой,
Пред ними я склоняюсь низко,
Пред ними и ковыль-травой.

Солдаты в вечном карауле
В звенящей тишине стоят.
И кажется,как будто пули
Над головой моей свистят.

И боль Мамаева кургана,
Всех тех,кто здесь погребены,
Незаживающею раной
Остались в памяти страны.

Растёт ковыль под Сталинградом,
Седые волосы земли.
Им ничего уже не надо,
Тем,кто погиб — одна награда,
Лишь наша память, что болит.

*****

На Мамаевом кургане, возвышается гора,
А под ней лежат ребята не пришедшие тогда —
Не вернулись сотни деток, к матерям родным домой
Все они легли на поле под родною стороной,
И заплачет мать старушка, где же ты сынок родной,
Ты на поле боя сгинул, сыночка мой дорогой!

Та война была кровавой, беспощадною была;
Сколько зла, и сколько боли принесла она сюда,
Но за что, скажи, мне Боже гибло множество людей?
Ну, за что, скажи, мне гибли дети наших матерей?
Вот пришла война в Россию, прокатилась по домам,
Всех детей забрали силой, мать кричала, не отдам —

Но по чьей-то злобной воле, мать лишили паренька,
Мать взмолилась пред иконой, Боже, огради дитя.
Он же молод не смышленый в восемнадцать юных лет,
Боже, ты не дай погибнуть, огради от всяких бед-
Пред иконой мать молилась день и ночи напролет
Постарела лет на десять в тот прощальный вечерок!

Сына сразу как забрали, без учебки тут же в бой,
На мамаевом кургане был он самый молодой…
Он в той битве самой первой был не хуже стариков,
За Россию за свободу бил фашистов как волков!
Но ударом в сердце метким был убит он на повал,
Парень лишь частицу неба перед смертью увидал —

Мать не знала, что случилось с сыном в страшной той войне,
Не прислали похоронки даже матери-вдове,
Но как страшный сон приснился, после смерти в ту же ночь…
Снится матери в могиле, сын присыпанный землей,
Мать проснулась в ту минуту, и услышала вдруг стук
Принесли в дом похоронку, сына больше не верну.

Мать — которая растила!
Мать — которая ждала!
Мать — которая пролила слез не мало в те года!
Мать взмолилась пред иконой Боже воля то твоя,
Мать так и не узнала где могила молодца.

На Мамаевом кургане, возвышается гора,
Много лет сто ветеранов, возвращается сюда…
Это люди, те солдаты, не погибшие тогда
Эти люди право жизни заслужили на века,
Год от года в то же время возвращаются они…
Чтоб почтить всех павших память, не вернувшихся с войны!

И стоит на том кургане в середине обелиск,
Устремивши стрелой в небо души тех, кто под ним спит,
Вечным сном они уснули, силу жизни всю отдав
Так помянем же их стоя всех погибших тех ребят…

*****

Читают в далеких квартирах:
«Пришлите кальсонов и гетр.
Мы прошагали полмира,
Но здесь не пройти километр.
Мы загнанные как волки,
Едва стоим на ногах.
На Тракторном, Красном, у Волги,
Нас бьют в подвалах, цехах.
Они сумасшедшие просто,
Такого нету нигде.
Стреляешь, а он как апостол
В атаку идет по воде.
Приказ их подобен бреду
И это страшный приказ.
За Волгой земли для них нету,
Но нету ее и для нас.
Мы помним как с бравурным пеньем
Втоптали Европу в грязь,
Как жгли города и селенья
По ходу, с брони, веселясь.
Как ползали все словно стадо…
И вот наказал нас за то
Обычный солдат Сталинграда
Растреленный в решето.
А пекло, раки пиво, Волгоград,
XXI век. На поле боя
До сих пор зищитники стоят
В виде гордых каменных героев
Часто думая я почему-то
Приходя на Мамаев курган
Очень скоро настанет минута
И последний придет ветеран
И эпоха в руке у него
В одноразовом мятом стаканчике
Завершится и встретят его
Сослуживцы — седые мальчики
Они все его выйдут встречать
На своем небесном параде
И дыры в груди как клеймо, как печать
Я был в Сталинграде, я был в Сталинграде
Вместе с ними легкий словно пух
Полетит он сверху наблюдая
Не святой, а просто русский дух
Над курганом имени Мамая
Как внизу идет земной парад
Как цветы к подножью возлагают
Про мать Родину все верно говорят
Только одного не понимают
То, что меч огромный нужен ей
Не за тем, чтоб где-то люди ужаснулись,
А держать повыше от людей
Чтобы никогда не дотянулись
То, что меч огромный нужен ей
Не за тем, чтоб где-то люди ужаснулись,
А держать повыше от людей
Чтобы никогда не дотянулись
И невыносимо ей стоять
Гаснет вера с поколеньем каждым
Что не будут больше убивать
Может быть, когда-нибудь, однажды
И не будут больше убивать
Может быть, когда-нибудь, однажды

Растеряев Игорь

*****

На Мамаевом кургане спит война, вечным сном спят славные герои,
Над Мамаевым курганом тишина, тишина над волжскою волною.

Спит курган и, много — много лет, лишь во сне атаки отбивает,
Только в дни прославленных побед, вновь войска к подножью собирает.
Те, кто воевал и не убит, те, кто выжил, вновь сюда приходят,
Чтобы помнить – подвиг не забыт и живет поныне он в народе.

Много раз, точнее двадцать два, город отбивали и сдавали
И вперед продвинувшись едва, немцы на кургане мины рвали,
Северо-восточный склон изрыв, слой за слоем землю выбирали,
Что-то у подножия горы скрыть от глаз людских они пытались.

В прошлом не один десяток лет, заросли окопы Сталинграда,
По сей день находят в них, нет-нет, старые фашистские награды,
Найден офицерский был жетон, и, конечно, далеко не первый,
Рядом перстень с «мертвой головой» — признак офицера «Аненербе».

Эти перстни все наперечет, Гимлер знал владельцев поименно,
Не продать кольцо, не подарить – под запретом для непосвященных.
Шикльгрубер мистиком прослыл. В поисках могущества и силы,
Лучшие из лучших, из спецслужб, на Тибет отправлены им были.

Тайных знаний велика цена, тайное всегда щекочет нервы,
К тайным знаниям пришла война, в недрах института «Аненербе».
Денег не жалели на проект, не пример Манхетенская бомба,
И в короткий промежуток лет получили материал особый.

Это был «электрум»: вечный бред всех алхимиков, предмет мечтаний.
И его влиянье на людей ото всех хранилось в строгой тайне.
Был детально разработан план, а ключом Мамаев стал курган.

Лаборанты острова Кнайхоф Сталинградом занялись особо,
Утверждая, что с его высот миром управлять они способны.
Утверждали, будто наш курган «пуп земли», не мало и не много
И влиять отсюда на людей можно, обладая силой Бога.

Можно подчинить себе весь мир, истребить под корень континент,
Только Сталинградом перекрыт план их был в ответственный момент.
И зачем им город средь степей, чтобы за него так «жилы рвать»?
Город пуст, руины без людей – он не мог кавказский фронт снабжать

Но фашистских «планов громадье» можно только здесь осуществить.
Хапали чужое, как свое, вечными намереваясь быть.
Уж давно доставлен в Сталинград, в «цинках» груз с особым веществом
И приготовлений целый ряд в строгих рамках был осуществлен.

Но врагу не сдался Сталинград, потерпел «фиаско» злобный план
И не смог эсесовцев отряд заложить «электрум» под курган.
У села Орловка спит война в высохшем колодце у реки.
В цинковых гробах лежит она. Помнят это наши старики.

И не раз не два, а каждый год на село какой нибудь «турист»,
Будто бы случайно, забредет, хоть пейзаж наш явно неказист
Бродит за селом один, «красотой любуясь неземной»,
И мечтает этот «господин», несомненно, только об одном:

Нет, не успокоилась душа, у фашистов всяческих мастей,
«Мировым господством на земле» полон разум этих сволочей,
Как бы им хотелось вновь назад возвратиться в прошлые года,
Но стоит на страже Сталинград и не покорится никогда.

Каминская Мила

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *