Стихи про остров Валаам

Стихи про остров ВалаамО, дивный остров Валаам,
Ты дел святых отцов творенье!
Когда туда приедешь сам –
Найдёшь души своей спасенье!

Его скитов икон убранства
Все утончённы и нежны,
И со скалы лесов пространства
Мне так отчётливо видны.

Я чистым воздухом, природой
Как сладким чаем напоён
И необычною погодой
Я как ребёнок удивлён.

Святые, Бога попросите:
Да будет мир, покой у нас!
И в эту дивную обитель
Приеду я ещё не раз!

Дима Рыжий

*****

Красивый остров Валаам,
Летают чайки тут и там,
Их громкий крик всегда пойми,
Душой природу обними.
Они встречают и зовут,
Крылами машут, ты ведь тут!

Услышишь, как журчит ручей,
И здесь он попросту ничей,
Сады посажены, цветут,
Я знаю, здесь души приют,
Где нет заборов и преград,
И серпантином путь объят.

Скалист, ступать осторожно,
Заблудиться не возможно.
Сосна стоит на берегу,
А я вдруг не туда пойду,
И птицы в лесной тишине
Споют, и путь укажут мне.

Горчилина Татьяна

*****

О, дивный остров Валаам
Приют монашеских молений
Где скалы равнодушно зрят
Бесчинства Ладожских волнений

Твоей волшебной красотой
Хоть век живи не насладиться
К твоим обителям святым
Всяк на Руси придти стремиться

Из глубины далеких лет
Дошли до нас преданья веры
О подвигах святых отцов
В стране язычников – карелов

Была трудна твоя судьба
Не раз обители горели
Дерзать пытался супостат
Тебя отторгнуть от России

Здесь православными людьми
Воздвигнуты святые храмы
Где тысячи христовых душ
Духовные врачуют раны

В твоих долинах и лугах
Средь диких скал и гордых сосен
Душа молитвенно светла
И счастья большего не просит

К тебе пришел издалека
и я, чтоб святости коснуться
Здесь каждый встречный тебе рад
И ты ему рад улыбнуться

И с миром возвращусь домой,
Оставив груз былых сомнений,
О, дивный остров Валаам
Край чистых дум и устремлений.

Громов Анатолий

*****

Валаам мой, седой Валаам!
Вспоминаю природы дыхание.
Я тебе свою песню воздам
За усталой души покаяние.

И за отдых от суетных дней
Для тебя напишу эти строки.
В благодарность, что жизни моей
Дал часы размышлений глубоких.

Не коснулось тебя бытие,
Лишь молитва бессменная льется.
Тихий звон напевает свое –
Благодатью потом воздается.

Белых чаек пронзительный крик,
И волны набежавшей шуршание —
Снова образ прекрасный возник,
Благодарной души покаяние.

Валаам мой, святой Валаам!
Я тобой не смогла надышаться.
И надолго я тут, а ты там,
Но на веки не будем прощаться.

*****

Ладога, Ладога,
В небе чаек гам.
Мы плывём на остров,
Остров Валаам.

Ладога, Ладога,
Голубая ширь.
На скалистом острове
Чудо-монастырь.

Ладога, Ладога,
Красота земли, –
Голубика-ягода
В капельках зари.

Степанов В.

*****

Средь волн озёрных, вольных, шумных,
Среди ветров могучих, буйных,
Под взором ясного светила
Природа остров сотворила.

Стоит он гордый, одинокий,
Большой земли клочок далёкий.
Оброс сосной сибирской стройной,
Дубами, клёном, елью хвойной.

То тут, то там озёра-блюдца,
К зеркальной глади ивы гнутся,
Во тьме глубин неторопливо
Гуляет рыба молчалива.

Дрожат кувшинки белоснежны,
Играя с дуновеньем нежным.
Гуляет зверь, летает птица.
Такое лишь во сне приснится.

О чудный остров, ты прекрасен!
Тебе душою я подвластен.
Ты музу вновь вернул поэту —
Бесценный дар. Чем мне ответить?
Прими хотя бы строки эти.
О Валаам! О чудо света!

Армдин

*****

Рассекая волны пополам
Теплоход идёт чуть-чуть качаясь.
Благодатный остров Валаам —
Я с тобой сегодня повстречалась.

Белых чаек ласковый мотив
Озаряет мхом покрытых камни,
И глаза как будто вновь открыв
Мы заходим в эту сердца гавань.

Здесь лесов талантливая грусть
И озёр неслышное дыханье
Открывают жизни нашей суть
Возвращая к цели мирозданья.

О, лесов святая красота,
Ты нам подарила образ рая!
И я буду в городе, мечтая,
Вспоминать прекрасные края…

*****

О, дивный остров Валаам
Святой Руси ты заповедан
Твой дивный лик
И сердца пламень золотой
Погрязшего омоет чистотой
Ты — дивной древности тайник
Хранитель силы праотцов
Молитвы каменный исток.
Здесь глас камней
услышать можно
И тайн узнать минувших дней
и невозможное возможно.
В прекрасной красоте природы
Священные играют воды
с камнями говоря
Здесь скалы к небесам взывая
Молитву небу шлют и песнь цветы поют
Наши камни, скалы, взгляд небесной вышины
Всё это Валаам древнейшей красоты, всё это ты
Арктиды свежести хранитель
И Духа Терры пламенитель.

*****

Есть первозданные особые места,
Как воплощенье рая на земле,
Как прославление величия Творца
Из древности в седой сияют мгле.

Суровый остров, стройный хвойный лес
На столь высоком диком берегу
Самой любовью, льющейся с небес,
Весь освященный, в сердце берегу.

Великолепие Поклонного Креста
Парящего над озером Крестовым
Нам указанье Божьего Перста
Всегда идти одним путем – Христовым!

Спасая мир лежащий во грехах,
Своей любовью исцеляя души,
Призванием в молитвах и делах,
Смирением, очистив сердце служишь!

Звонить всегда твоим колоколам,
Твердить живущим во грехе и зле,
Что есть чудесный остров Валаам
Обитель Бога на святой земле!

Кузнецов Юрий

*****

Душа поёт, я слышу звон
И звон какой-то необычный.
Ну почему так сладок он
И сердцу моему привычный.

Земля святая, милый край
Громадой каменной воздвижен.
Стоит мой старый Валаам
Всё также тих и неподвижен.

*****

На Ладоге — белая пена…
По белоголовым валам
Два инока — Сергий и Герман —
Приехали на Валаам.
Шторма да осенние шквалы,
Морозы жестокие зим,
Да скудные почвы, да скалы —
Молитвенно преобразим!
Мирские презрев окаянства,
Сии освятили места
Два строгих столпа христианства.
Два черных гранитных креста.
Там, где поклонялись карелы
Ваалу, природным богам,
Вознес колокольные стрелы
Преображенский храм.
Спасается на Валааме,
Спасая других, человек.
Возжег негасимое пламя
Далекий двенадцатый век.
Подвижничеством без обмана
Игумена Дамаскина,
Назария, Ионафана
Земля сия освящена.
Земля заповедная, здравствуй!
Гранитный поклон валунам!
О, маленькое государство,
О, дивный святой Валаам!
И тысячи черных монахов
Свой крест добровольный несут
Сквозь тьму искушений и страхов
На Богом обещанный суд.
Для судеб земных умирая,
Возносим хвалу небесам.
Прообраз небесного рая,
Спасенья корабль — Валаам.

Люлин Александр

*****

Валаам, кто не знает этот остров
Не бывал здесь никогда, тот не видел.
Как прекрасна наша Русская земля !
Первозданная природа, много храмов
И озер, кресть стоит в низу лесном.
Величав он и суров
Валаам красив конечно, есть скалисты
Берега, есть и бухта, так прелестна
Здесь бывают все суда.Ранше жили
Здесь монахи, а потом все разошлись —
Здесь красиво — это точно, но не легка
Была их жизнь.
Омывают берега воды озера большого,
То ласкают их так нежно, но не
Знают и покоя.До сих пор все раздаются
Из больших глубин озерских, взрывы,
Точно из снарядов -неразгаданна природа
Валаам — сплошная тайна привлекает
Она многих.
Причина таинственных взывов на
Ладожском озере пона не объяснима.

*****

В мире пусто, скучно и бесцельно,
Но еще не весь разрушен храм,
Есть обитель Правды беспредельной,
Духоносный остров Валаам.

Валаам, как это слово чудно
Для того, кто пожил там хоть раз.
Валаам — светильник в жизни нудной.
Валаам — прибежище для нас.

Там оазис в мертвенной пустыне
Алчущим и жаждущим сердцам,
Там живет от века и доныне
Всех святых молитвы фимиам.

Отойди, душа, от мыслей злобных,
Позабудь про мрачный ужас свой.
Помолись у раки преподобных
И обрящешь радость и покой.

В полумгле молитвенного храма,
У святых и праведных отцов,
От кадильниц звонких фимиама
Встрепенись под звон колоколов.

И прими как дар благоуханный
Благодать священных этих мест,
Где Андрей, Апостол Первозванный,
Сам воздвиг когда-то первый крест.

Воспари на крыльях обновленья,
Посети все храмы и скиты,
Вознеси мольбы и песнопенья,
И Господь услышит с высоты.

Монах Викентий

*****

Волны бешеные гонит белый быстрый теплоход,
Над кормою чайка стонет, розовый горит восход.

Над водою осветился золочёный божий храм,
Взору нашему открылся чудный остров Валаам.

Здесь целительна природа, жизнь привольна, страха нет,
Здесь в любое время года золотой сияет свет.

А под ним, как в пасторали, речка, озера печаль,
Птицы громко воспевают потревоженную даль.

Мерно старятся обители, скиты, монастыри,
Как святые исцелители божественной зари.

Райский мир, святой, нетленной чистоты души настрой,
В нём наш праведный источник, в нём смиренье и покой.

Волны бешеные гонит белый быстрый теплоход,
Над кормою чайка стонет и сюда опять зовёт.

Шишков Сергей

*****

Я закрою глаза и вернусь я к тебе, Валаам.
Я к тебе возвращусь по негаданным тайным дорогам,
Я тебе поклонюсь, и пройду по знакомым следам,
Словно памяти взрыв по однажды написанным строкам.
Я сверну наугад, мне дороги твои не страшны,
Мне твои пепелища до боли блаженной знакомы,
Каждый выбрал свой путь, были в выборе этом вольны,
И идем потихоньку, продвигаемся к точке искомой.
У страстного креста столько разных, знакомых мне птиц,
И трепещет закат, и вся бухта в прозрачном тумане…
Сколько крыльев сплелось! Окрыленных светящихся лиц…
«Валаам! Валаам!», — этот крик в небесах душу ранит.

*****

Он не подвластен ладожским ветрам,
Свинцовым волнам северных просторов.
Лишь небу служит древний Валаам,
Сиянию божественного взора.

Тут тихо оживает гладь озёр,
Зеркальный мир рождая не случайно.
И красотою редкостной убор
Хранит и охраняет жизни тайну.

В себя вобрали силу этих мест –
Духовный свет – диковинные шхеры:
Великое послание небес
С напутствием душе любви и веры.

Святое место. Северный Афон.
Старинная обитель для монахов.
Сопровождает колокольный звон
Жизнь человека, муравья и птахи.

Упрятаны от лишних глаз скиты,
И рядом – непременные часовни.
Земная память: на камнях – кресты.
И обнажённые деревьев корни,

Висящие по склонам голых скал
С опорою незримою на воздух.
Бесценный опыт Валаам вобрал –
Живые камни пьют живую воду.

Венчает остров праздничный собор,
На высшей точке обращённый к людям,
И песнопением возносит хор
Всю суть того, что было, есть и будет.

Здесь иноки за всех за нас несут
Молитвами усердное служенье,
Лелея веры солнечный сосуд
С единственной заботой – во спасенье.

А мы, свой взгляд направив к облакам
В желании простом очистить душу,
Находим сразу остров Валаам –
Осколок чуда на осколке суши.

Никольская В.

*****

О, как душа моя смятенная мечтала
расстаться, наконец, с игрой неверных волн!
И вот часовенка встречает на причале
и в многоранность стен одет кирпичный ствол.

Молись, паломник! Пусть рука привычно
расчертит воздух благостью креста,
ты награжден прозреньем — видеть сквозь различья
единство мира в образе Христа.

Часовня малая — предтеча Валаама,
как колоколец под дугой коня,
звенит над озером, над сутолокой гама
и торжествует в праздничности дня.

Кирсановой Елены

*****

Привези мне камень с Валаама,
Небольшой бесформенный гранит,
Тот, что возле старенького храма
Память прошлых дней в себе хранит.

Привези мне камень с Валаама,
Из суровых северных земель,
Где волною Ладога упрямо
Лижет скал скупую карамель.

Привези мне камень с Валаама,
Где в простор вливаются века,
Где ясней всего заметна драма
Верных слуг большого кошелька.

Времена приходят, возвращаясь:
В будущем – прошедшее блестит,
В зеркалах событий отражаясь,
В стёклах счастья, горя и обид.

Привези мне камень с Валаама.
Пусть меня оберегает он
От времён грядущего бедлама,
Как берёг он память тех времён.

Борычев Алексей

*****

Туда, где колокольный звон
Над островом уединенным
плывет,
На Северный Афон
Стремлюсь я духом утомленным.
Остался позади простор
Бескрайней Ладоги упрямой,
И устремляет путник взор
К лесистым бухтам Валаама.
Корнями сосны оплели
Суровых скал шершавый камень,
На возвышении, вдали
Горит крестов соборных пламень.
Обитель, славная в веках
Своим незыблемым уставом,
Подвижниками в их скитах,
Игуменами с твердым нравом.
Здесь вечный подвиг, вечный пост,
Молитв священный шепот слышен,
Быт монастырский строг и прост,
А дух и светел, и возвышен.
На Валаам! На Валаам!
Лишь только там покой настанет,
Когда к гранитным берегам
Ладья души моей пристанет.

*****

Дождь прошёл, и видны вдалеке берега Валаама,
Час пути, и причалит большой теплоход возле них.
И гуляют вдоль кромки дыряво остатки тумана,
Пропуская вовнутрь, без вопросов, но только своих.

Слева скальные вырубы, с плотным отрядом из сосен,
Сквозь ресницы хвои, голубеют глаза куполов.
От воды отражается пятнами летняя осень,
От покоя времён, и окрашенных солнцем стволов.

Всё для встречи без позы, и берег, и кротость, и пристань,
И поклонные будни, на скалах, поодаль креста,
А под ним из тяжёлых, и грубых камней обелиски,
От которых идёт бесконечная дрёма поста.

За подъёмом, у церкви, часовня, «Моление чаши»,
После путь из путей, образец Монастырских дорог.
Если здесь, и сейчас приотстать, он по сути, не страшен,
В тоже время боязнь, а готов ли принять тебя бог.

Все монахи на острове, рано встают для молитвы,
Первый сбор «полунОчница», где-то в четыре утра,
Звучным било, разбудят к подъёму, неброские ритмы,
Это чуткий, для поиска смысла, момента астрал.

В нижнем храме частица из камня, от гроба Господня,
Как подарок для них, и для нас, из святых Палестин.
Он такой же паломник земли и вчера, и сегодня,
И для будущей веры, по знаку, живой господин.

По низинам, кустами, укрылись глухие озёра,
И у каждого свой, по названью, монашеский скит.
Он отшельник без срока, для коих и мыслям опора,
Несмотря на простой, и опять восстановленный вид.

Растворяется день, и ползёт неустойчиво вечер,
За полуднем остыл до утра, всех церквей перезвон.
Провожает обратно нас дух Валаама, а ветер,
За кормой, по пути, посылает вдогонку поклон.

*****

Благодать Валаамских закатов,
Перевернуто небо в воде,
Сном святым безконечным объяты
Стены скал в ледяной глубине.

Куполами скиты вырастают
На раскидистых сосен плечах,
Их кресты золотые сияют
В заходящего солнца лучах.

Там всю ночь не умолкнет молитва,
Теплят тусклых лампад огоньки,
Там вовек не кончается битва,
Руки старцев бледны и легки…

Живоносное чертят знаменье,
Имя Господа в слабых устах,
Плачем скорбным стоят за спасение
В тех далеких забытых скитах.

В изумлении вечность застыла,
Нам бы вспомнить в уюте квартир —
Там живут те, кто умерли миру,
В неустанной молитве за мир.

*****

Суровый, северный, холодный,
Земля уходит из под ног
Да будешь ты вовек свободным
Мой остров, друг мой, давний срок.
Там неприступных скал далеких
Отполирована стена
О! Сколько судеб одиноких
Хранит молчанием она
И сколько раз по окоему
Ступала дерзкая нога,
И я шепчу, что здесь я дома,
Мне строчки так легко слагать!
Ах! Сколько раз к тебе мечтами
Судьба привязана была
И если тропы зарастали,
То сила высшая вела.
И этот путь уединенный
Из прошлого в грядущий день,
Былинным лесом окаймленный,
Зовет, зовет в густую тень,
И маяком горит пурпурным,
И бьется жилкой огневой
В воде то черной, то лазурной
Мой светлый призрак, остров мой.

*****

В тёмных водах на просторе
Зеленеет Валаам,
Чистым небом рады воле
Облака
и тут, и там.

Вот и золотом сверкнули
Верным знаком купола,
Вот скалу мы обогнули
На сияние креста.

И по узкому проходу,
Мимо каменной стены,
Славя Бога и Природу,
Обгоняем свои сны.

Здравствуй,
здравствуй, Валаам,
Здравствуй, с пристани улыбка.
Крест кладу. И тут, и там
Валаам. Нет, не ошибка.

Вот те старые сады,
Вот собор над головой.
Знак…
О, здесь мы не одни:
Здесь мы, Господи, с тобой.

*****

Там, где небо с водой делят мир пополам,
Где Господь даровал синеву куполам,
Там прибой, на гранит
Набегая, твердит:
Валаам, Валаам, Валаам.

Там, не в силах противиться буйным ветрам,
Катит Ладога волны к седым берегам,
И с утра до утра
Шепчут в кронах ветра:
Валаам, Валаам, Валаам.

Этот остров похож на божественный храм —
Дар минувших столетий грядущим векам.
Здесь стоишь не дыша,
И взлетает душа
К облакам, к облакам, к облакам.

Среди этих красот мне остаться позволь,
Я забуду печали, тревоги и боль…
Но меня теплоход
От причала везёт
В Сердоболь, в Сердоболь, в Сердоболь.

Вопреки всем заботам, проблемам, делам,
Всем годам и преградам назло, Валаам,
К этим скалам, клянусь,
Я однажды вернусь
По волнам, по волнам, по волнам.

Поплыву я навстречу карельским ветрам,
Чтобы снова под чаек приветственный гам
В пелене голубой
Вдруг возник предо мной
Валаам, Валаам, Валаам.

*****

Встаёт из Ладоги отшельная земля,
Что исстари зовётся Валаамом,
Она застывшей магмы скалы-острова,
Рождённые стихией, мощной самой!

Кора земная здесь, меж крепких цельных плит,
Не выдержала адского давленья
И лопнула, а в трещины её излит
Был габбродиабаз, тверди рожденье.

Тьмы лет прошли над ней… Образовался Рай:
Покрылись зеленью её обрывы —
Господней волей необычный этот край
Тянул к себе всех алчущих «пустыни».

Сюда шли иноки, молитвой укрепясь,
Скиты на островах сооружая,
Апостол Первозванный закрепил здесь связь
Меж Богом и людьми, Крест воздвигая.

«Незримо чувствуется Бог» как будто там —
Так инок написал, в миру Викентий,
Душою умилясь окрестным чудесам,
Божественных сподобясь откровений.

Но людям Бог и испытаньями предстал —
Являлся швед, нёс смерть, сжигал обитель…
А люд с молитвою опять всё возрождал,
Пока Петром не попран был хулитель.

Исконно русская земля во все века
В злы времена и финской побывала —
Обитель иноков на островах одна,
Но Новая в Финляндии предстала.

«О дивный остров Валаам!» — из гимна строк.
«Богоизбранная Обитель» — сила,
Поста, молитвы и труда деннОй урок —
Подвижников мечта Обитель ту взрастила.

Спасо-Преображенский высится собор,
Под ним скала с нетленными мощами —
Подвижников Сергия, Германа затвор,
Кто тем навечно пребывает с нами.

Молитвою святых, насельников трудом
И чудом от Святого Николая
На Валааме встал наш, Северный, Афон,
Как средоточие Земного Рая!

Беличенко Александр

*****

Возможно вы тоже бывали там сами,
На острове, на святом Валааме?
Нам удалось вместе там побывать,
О том я могу кое-что рассказать.

Как на теплоходе в те белые ночи
Не мог наглядеться в любимые очи.
На памятном камне я видел Аленушку,
Да нет, не она, а моя это женушка!

Огромные сосны на страже стояли,
А мы, по мощеной дороге шагали.
С обрыва смотрели мы вниз, на причал,
А Юра нам сзади, снимаю, кричал.

Увидели тот «поцелуев» мы крест,
С которого жизнь начиналась окрест.
Скиты мы прошли, желтый, красный.
Потом не пошли, нам сказали опасно.

Здесь вера людская с землею хранилась.
Российское сердце здесь верою билось.
По горсти земли приносили сюда
Кто был здесь, кого приводила беда.

Я помню всю жизнь эти белые ночи,
Тебя, твои чистые, милые очи.
Тот остров, как благословение нам.    
Спасибо тебе, святой Валаам!

Винников Владимир

*****

Когда устанешь верить в чудо,
Закроешь дверь, опустишь крылья,
Оно придет из ниоткуда
Знакомым росчерком чернильным.

Письмо, в котором свежесть ветра,
Дыханье ледяных колодцев,
И аромат хвои, нагретой
Под белым раскаленным солнцем.

И захлеснет волною чистой,
Хрустальной, без конца и края,
И полетят вдогонку мысли
Туда, к потерянному раю.

Где тает красной карамелью
Закат, в зеркальной водной глади,
Где сосен лапы-колыбели
Качаются в ночной прохладе,

Где прикрывают елей юбки
Нагие скалы Валаама
И одинокая голубка –
Твоя душа над Божьим храмом.

*****

Ну что тебе сказать про Валаам?
У нас всегда отличная погода.
Здесь делят все по-братски, пополам,
От кружки молока до небосвода.

Здесь обретают веру и друзей,
И душу, заплутавшую в потемках,
От простецов до нынешних князей,
Везут грехи в баулах и котомках.

Здесь чище воздух, легче просто жить,
Молиться Богу и ходить на службы,
Любой секундой жизни дорожить,
Ценить людей и радость чистой дружбы.

Суровый климат? Это лишь на вид.
Любой, кто здесь пожил, вам скажет точно:
Природа здесь о Боге говорит
Волнами днем и звездным небом ночью.

Целительный простой крестьянский труд,
Томит лишь плоть, обогащая душу.
Проблемы оставляют сердце тут,
И суета покоя не нарушит.

Здесь время ослабляет свою власть,
Все успевает, кто к добру стремится:
Поесть и поработать в поле всласть,
И Господу от сердца помолиться.

Часы неторопливых длинных служб,
Во тьме огонь мерцающих лампадок,
Здесь исполненье сокровенных нужд,
Одна из многочисленных загадок.

Храм преподобных, – как уютный дом,
Где примут странника с любовью и заботой,
И пенье, что услышит сердце в нем —
Вовек не позабыть его красоты.

Сокрыт от глаз монашеский уклад,
Мы можем лишь прочесть в писаньях старцев,
Как вырастет в скиту духовный клад,
А ныне – доброте их удивляться.

Здесь мир царит не только у людей,
Но словно в первозданном Божьем царстве,
Открыты души даже у зверей,
И их любовь – целебное лекарство.

Ты полон злобы? Выбился из сил?
Не одобряешь стиль стихотворенья?
На Валааме даже от могил,
Идет покой и умиротворенье.

Приедешь ты сюда случайно, невпопад,
Не зная ничего совсем о Боге,
На сердце – камень, в доме – сущий ад,
Как тонущий, под футами тревоги.

В житейском море до седых седин,
И не на что на мили опереться.
Но вдруг поймешь – ты в мире не один,
Тебя нашли и дали обогреться.

Что будет дальше? Это твой рассказ,
Твой судовой журнал еще в начале.
Но знай – маяк на Валааме в трудный час,
Всем путникам дорогу освещает.

Салихьянова Ксения

*****

Как по ладожской по шири
Прогуляться мы решили
И поплыли в добрый час.
За кормою — Сартавала…
Но она всё уплывала
И совсем ушла из глаз.

Небосвод, кажись бы, светел,
А на Ладоге-то ветер,
Да какой ещё при том:
О, удары волн глухие!
Ну и мощно же стихия
Разыгралась за бортом!

Ой, как нас она бросала,
Как баркас наш сотрясала,
Разлившись во все края,
Вековые скалы моя…
И не озеро, а — море…
Ай да Ладога моя!

А вода всё песни пела,
Не вода — сплошная пена,
Поглядите — какова!
Шторм достиг такого балла —
Море сушу колебало,
Содрогало острова.

Но, вперёд стремясь упрямо,
Мы дошли до Валаама,
И за нами смыло след…
А мед тем на Валааме
Тучи шли над головами,
Затмевая белый свет.

Но прекрасны были утром
Колокольни в небе мутном,
Купола — под облака.
Эта стройность тёмных елей,
Эта строгость братских келий,
Простоявших здесь века.

Удальцы-островитяне,
О своём радея стане,
Много-много лет назад
Завели свои порядки,
Чтоб разбить на камне грядки
И взрастить фруктовый сад:

Коль в краю обетованном
Ты решил быть гостем званным,
А не сесть как есть на мель,
Привези-ка чернозёма,
Да мешок, да не из дома —
Из черниговских земель!

Ни к чему тут ахи, охи,
Да, они в другой эпохе,
Но какие молодцы…
Здесь, на каменной твердыне,
Созревали даже дыни,
А не токмо огурцы!

Да у них, коли случится,
Есть чему и поучиться
Неразумным головам…
Ай да радость на просторе!
Ай да Ладожское море!!
Ай да остров Валаам!!!

Старшинов Николай

*****

О, дивный остров Валаам!
Рука Божественной судьбы
Воздвигла здесь обитель рая,
Обитель высшей чистоты,

Обитель чудную, святую,
Жилище избранных людей,
Обитель сердцу дорогую,
Обитель мира от страстей.

Богоизбранная обитель!
Пречудный остров Валаам!
Тебя дерзнул воспеть твой житель,
Прими его ничтожный дар!

Не знаю как воспеть сумею
Твои долины и поля,
Твои леса, твои заливы,
Твои священные места.

Я о тебе сказать не смею:
Ты так величием полна!
Сложить я песни не умею:
Перед тобой она бледна.

Одно скажу лишь я: без меры
Ты в жертву Богу принесла
Всю чистоту Святыя Веры
И плод священного труда.

Какое место ты избрала!
Какой воздвигнула алтарь,
И как прилежно воспевала
В нем Бога истинного тварь.

Но было здесь иное время;
Стояло капище богов,
И жизнь греховная кипела.
Под оком бдительных жрецов.

Не знаю я, как долго длилась
Та служба мерзостным богам;
Но милость Божия явилась
На сей гранитный Валаам:

Андрей Апостол, — есть преданье, —
Крестом рассеял мрак греха,
Предрекши Веры процветание.
Поста, молитвы и труда.

Сбылося Божье слово верно:
Тот крест прогнал врагов Христа,
И ныне зрим, — как ты священна,
Обитель Вышняго Царя.

Тебя Подвижники Святые
Сергий и Герман основали;
Здесь же и мощи их честные
Своим нетленьем просияли;

А души их там — в небесах,
В чертогах Божиих витают.
На всех нас грешных — в чудесах
Щедроты Божии являют.

Хвала тебе, обитель славы!
Ты блещешь в юной чистоте,
Храня все строгие уставы
В своем монашеском житье.

Мне перечесть не хватит силы
Святых подвижников твоих.
Но их поросшие могилы
Легко напомнить могут стих.

Одно, одно, лишь знаю верно:
Ты много вынесла скорбей.
Терпела много искушений
От злых, завистливых людей.

Тебя не раз опустошала
Толпа неистовых врагов;
Но ты лишь мужество являла
Средь всех лишений и тревог,

И после долгих испытаний,
Опустошений и борьбы,
Как властелин своих желаний,
Во всей красе явилась ты! —

Смиренных иноков обитель!
Приют трудящихся рабов,
В духовный мир путеводитель,
От силы вражией покров!

Могу ли я узреть твердыню,
На коей выстроилась ты?
Могу ль воспеть твою святыню
И понести твои труды?!.

Свое безсилье сознавая,
Чтоб величать тебя в стихах,
Я дальше продолжать не стану:
Сама обитель на глазах!..

Одной желаю лишь отрады, —
О сем с надеждой я молюсь, —
Прожить в стенах твоей ограды
Пока за гроб переселюсь!..

Хотя опять, сверкает море,
И манит свежестью пути;
Мне тяжело… В душе печаль и горе.
Скажу ль последнее «прости»?

Ах, зыбь души сильней, чем зыбь морская,
Вздыхая, каяся, скорбя,
На век святыню покидая,
«Прости» твержу я про себя.

О Валаам многострадальный,
О страстотерпец Валаам
Опять удел судьбы печальной
Пришел к святым твоим местам,

Опять ты ранами покрытый
Стоишь безмолвный и пустой,
Полуразрушенный, избитый,
Но тот же дивный и святой.

Уж ты для нас необитаем
И мы насельники твои
Осиротелые блуждаем
Как без отца и без семьи.

Какая тяжесть испытанья,
Удар, потеря из потерь,
Куда снесем свои страданья,
Где слезы выплачем теперь.

А что теперь на Валааме,
Какой служитель тьмы и зла
Глядел бесстыдными глазами
На голубые купола;

Кто там ходил, не ощущая
Твою святую благодать
Свои руки оскверняя,
Твоих касалися святынь;

Кто непристойными речами
Сквернит алтарь священный твой,
В том величественном храме
Стоит с покрытой головой;

Чей у престола дерзновенно
Клубится дым от папирос,
А ты покорный и смиренный
Терпел в молчаньи, как Христос.

И как Христос в часы мученья,
Как Он, безропотен и тих,
Ты кротко возносил моленья
За распинателей своих.

О Валаам, пример терпенья,
Ты не угаснешь до конца,
Невольной верою согреты
Опустошенные сердца:

За безграничное смиренье
Тебя, как Господа Христа,
Ждет также радость Воскресенья
За всю безропотность креста.

Взыграйте горы Валаама
Хвалите Господа с небес.
Несется благовест из храма
Наш Валаам опять воскрес,

Не даром колокол Воскресный
Из всех один остался нам
Да будет в мире всем известно,
Что жив великий Валаам.

Несется благовест победный:
Отогнан враг, поруган бес.
Твердит ликуя голос медный:
Наш Валаам опять воскрес.

Какая радость ликованья:
Восторг победа из побед;
Ты вновь спасен от поруганья,
Наш мирный кров, наш тихий свет.

Не далеко, Бог даст, то время,
Когда весь сонм честных отцов,
Забыв изгнанничества бремя,
Вернется вновь под отчий кров;

И полн любви и снисхожденья,
Простишь ты, кроткий Валаам,
Все поруганье и хуленье
Своим кощунникам врагам.

Откроешь вновь свои объятья
Сердцам измученным в миру
И скажешь им: «придите, братья,
Я ваши слезы оботру».

Придите все — враги и други,
Несите все к моим ногам.
Все ваши скорби и недуги
Да уврачует Валаам.

Взыграйте, горы Валаама.
Под сенью милости Творца,
От нас — хвала Ему и слава
Да будет вечно без конца!

Монах Петр (Михайлов), Игумен Харитон (Дунаев)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *