Стихи про пальму

Стихи про пальму

Пальмы, пальмы, пальмы, солнце, море…
Ласковая неба синева…
Я сама с собой почти в раздоре…
Может быть, я в чем-то не права,

Только сразу б климат изменила,
В городе, в котором я живу,
Если б дали мне такую силу –
Из-под снега вырастить траву!

Выгнала б за горизонт все тучи –
Не мешайте солнцу слать лучи.
Подтянуть слегка светило лучше,
Чтоб лучи вновь стали горячи.

Посадила б пальмы и бананы
Вдоль дорог. И яркие цветы…
Как же красотой своею манит
Теплый образ сказочной мечты!

Чем мы хуже Крита с Таиландом?!
Вот бы утереть да всем им нос!
Надоела зимняя «баланда» —
Снег и слякоть, ветер и мороз!

Знаю, знаю – бесполезно спорить:
Не закон для скептиков слова.
Пальмы, пальмы, пальмы, солнце, море…
Ласковая неба синева…

Таубес Евгения

*****

Пальма на море глядит,
Ловит солнечные пятна…
У черкешенки в груди
Две волны из моря спрятаны.
Эти волны моряка,
Знаю, к вечеру погубят…
С неба сброшенный закат
Опрокинулся на губы.
Пальма жалобно гудит,
Пальмы жалоба близка нам…
У черкешенки в груди
Волны пляшут ураганом.
Горы дрогнули на миг,
Лаской месяца согреты…
Подойди и обними
Пролетарского поэта.
За станком и у сохи
Мои песни страстью славятся…
Почитай мои стихи,
Полюби меня, красавица.
Там, где сотни городов
К небу трубами подвешены,
В криках раненых гудков
Я слыхал тебя, черкешенка.
У заводов впереди
От свинца чуть не погиб я…
Две волны сменились зыбью
У черкешенки в груди.

Светлов Михаил

*****

Пальмы, океан, песок,
Остров — райский уголок.
Отдыхает здесь душа,
Жизнь течет тут не спеша.
Нежность утра, день сменяет.
Вечер — зной дня прогоняет.
Принося покой, прохладу,
Наступает ночь — отрада.

*****

Если пальма выросла случайно
Где-то вдалеке от теплых мест,
Плачет и скучает наша пальма,
Ждет от жизни маленьких чудес.

В ночь, когда колышутся от ветра,
Листья, заостренные к концу,
Смотрит на сияние планеты,
Той, которой плакать не к лицу.

Весточку с родного побережья
Солнца отраженье принесет,
В ней таится тихая надежда:
Там другая пальма где-то ждет.

Днем и ночью чувствуют друг друга,
Вести шлют по лучику к луне,
И, конечно, обе верят в чудо
Встречи наяву, а не во сне.

Света Эм

*****

Листья у пальмы — зеленые полосы.
Листья на пальме похожи на волосы.
Словно лохматые бродят по берегу
Два гулливера и два гулливерика!

Марк Шварц

*****

Южные пальмы я вижу впервые,
Жадно смотрю и как будто не верю,
Пальмы могучие, пальмы живые,
Будто большие мохнатые звери.
Пальма кивает вершиной хохлатой –
Шуму прибоя внимает с тоскою,
Хочешь обнять её ствол волосатый,
Бурую шерсть её гладить рукою.
Пальмовый ствол – это мачта для яхты,
Пальмовый волос – набивка дивана,
Острые листья – морские канаты:
Сколько всего с одного великана!
Каменный лев свою пасть разевает,
Куст олеандра цветёт ядовито –
Пальма вздремнула и тихо мечтает
Сделаться яхтою в море открытом.
Пальма моя на колонну похожа –
В небо упёрлась густая вершина.
Но неужели хоть кто-нибудь сможет
Вскинуть топор над стволом исполина?!!

Ютяева Ирина

*****

На ней растут кокосы
И финики растут.
Стоят под ней матросы
Гуляют пары тут.
Друг-другу дарят тайны
В тени огромной пальмы.

Измайлов Александр

*****

Пальмы Грузии в снегу —
Так красиво и печально…
Словно в маске карнавальной
По погосту я бегу.

Спотыкаясь о кресты,
И скользя по слёзным лужам,
Понимаю — как мне нужен
Мой любимый. Только ты.

Ты один поймешь меня
И поверишь как мне сложно,
Холодно и как тревожно
В снежном мире без тебя.

*****

Где жаркое солнце сияет
На берег игривым лучом,
Где небо лазурью сверкает,
Сливаясь с морским полотном…

Где красочно горы синеют
Вдали, обнажая хребты,
Деревья в садах зеленеют,
И ярко пестреют цветы…

Красивая стройная пальма
На юге у моря растёт,
Волна, на песок набегая,
Её голосом звонким поёт.

Зелёные длинные косы
Расчешет ей гребень ветров,
И высушит чистые слёзы
От сказочных утренних снов.

Вдали теплоход проплывая,
Украсит морской горизонт,
И бабочка мимо порхая,
Прохладу крылом ей несёт…

Красавица – пальма, качаясь,
Раскинет свой пышный наряд,
И в солнечном блеске купаясь,
Встречает сияние дня…

Ту пальму художник рисует
На фоне морских кораблей,
И вновь безутешно тоскует
Мой взгляд, вспоминая о ней.

Венера Ванди

*****

Раскинув ветви, зеленее глаз моих,
тянулись пальмы к небесам,
а я стояла, замерев, чуть преклоняя стан.
Колышет ветер пальмовые листья.
Они крепки, хочу и я быть несгибаемой такой.
А в голове моей рождались мысли о том,
как тяжело любовницей мне слыть порой.

Невмоготу душе моей терзания,
что для разлук на свете рождена,
что не бывают нескончаемы лобзанья,
когда лик мой чарует серебристая луна.
Приходит срок, заря алеет,
так предвещая утра желтизну,
уходит Он, чуть-чуть меня жалея,
неся любовь совсем другой.

Пустить бы корни, как и Пальмы,
что на песчаной пустоши умеют выживать.
Чтоб солнце жаркое сумело выжечь слезы,
которые привыкли мою участь омывать.
И сок земли испить настолько,
чтоб жажду ревности мне утолить.
Чтобы не сетовать на годы,
когда тебя открыто не могу любить.

Дементьева Марина

*****

Перистая ветка пальмы;
Украшение садов,
Символ южной, жаркой ночи,
В сени теплых вечеров.
В юности я так любила —
Пальму нежно обнимать,
И глядя сквозь ее перья, —
Бусинки лучей — срывать.
Пальма с высока смотрела,
И вникая в трепет мой;
В благодарность шелестела,
Обнимая облик злой.
Она все шептала жарко —
О своей былой любви,
И о принце чернооком,
Что погиб, в краю пустынь.
Принц тот был влюблен в рабыню,
В синеглазую Лейлу,
А, она все отвергала —
Его страстную мольбу.
Принц, тогда, ушел в пустыню;
Чтоб от зноя там сгореть,
Девушка, почуяв горе:
Побрела за ним вослед…
Принц лежал под жарким Солнцем,
Весь измученный, без сил,
И в бреду под знойным небом:
Лишь о тени он просил:
Наша верная рабыня
Руки к небу возвела
И над принцем бездыханным
Пальмой нежной расцвела…

Фархадова Амалия

*****

Здесь расти берёзки не решаются:
Жарко белоствольным. Но зато
Пальмы, как колонны, возвышаются
Высотой с пятиэтажный дом.

Люда

*****

Кокосовые пальмы и небо голубое,
кокосовые пальмы на знойных островах,
кокосовые пальмы над полосой прибоя,
кокосовые пальмы… пылает голова!

Кружит над нами купол безудержно-зелёный,
вращая шёпот листьев и зарево лучей,
как будто листвяная качается корона,
стволы скрестились, словно эфесы у мечей.

И сине-красны крабы, и ласковы лагуны,
и бронзовы багеты кокосовых стволов,
и вырастают горы, так древни – и так юны
от вечной лихорадки влекуще-нежных слов.

Тропические тропы в поющих гимны рощах.
Гирлянды из магнолий, огромные глаза:
миндальные мадонны, в чьих косах ветер ропщет, –
безудержные чувства, опасная краса!

И катерок на волнах качается и пляшет,
и вьются орхидеи в причёсках смуглых дев.
Кокосовые пальмы над самой кромкой пляжа,
кокосовые фуги взлетевших ввысь дерев…

Скорик Светлана

*****

На севере мрачном, на дикой скале
Кедр одинокий под снегом белеет,
И сладко заснул он в инистой мгле,
И сон его вьюга лелеет.

Про юную пальму все снится ему,
Что в дальних пределах Востока,
Под пламенным небом, на знойном холму
Стоит и цветет одинока…

Федор Тютчев

*****

Мы с ним добрые друзья –
Это дерево и я.
Я – кокос красивый, сочный.
Назовите друга срочно.
(Пальма)

Тунников Виталий

*****

Три пальмы

В песчаных степях аравийской земли
Три гордые пальмы высоко росли.
Родник между ними из почвы бесплодной,
Журча, пробивался волною холодной,
Хранимый, под сенью зеленых листов,
От знойных лучей и летучих песков.

И многие годы неслышно прошли;
Но странник усталый из чуждой земли
Пылающей грудью ко влаге студеной
Еще не склонялся под кущей зеленой,
И стали уж сохнуть от знойных лучей
Роскошные листья и звучный ручей.

И стали три пальмы на бога роптать:
«На то ль мы родились, чтоб здесь увядать?
Без пользы в пустыне росли и цвели мы,
Колеблемы вихрем и зноем палимы,
Ничей благосклонный не радуя взор?..
Не прав твой, о небо, святой приговор!»

И только замолкли — в дали голубой
Столбом уж крутился песок золотой,
Звонком раздавались нестройные звуки,
Пестрели коврами покрытые вьюки,
И шел, колыхаясь, как в море челнок,
Верблюд за верблюдом, взрывая песок.

Мотаясь, висели меж твердых горбов
Узорные полы походных шатров;
Их смуглые ручки порой подымали,
И черные очи оттуда сверкали…
И, стан худощавый к луке наклоня,
Араб горячил вороного коня.

И конь на дыбы подымался порой,
И прыгал, как барс, пораженный стрелой;
И белой одежды красивые складки
По плечам фариса вились в беспорядке;
И с криком и свистом несясь по песку,
Бросал и ловил он копье на скаку.

Вот к пальмам подходит, шумя, караван:
В тени их веселый раскинулся стан.
Кувшины звуча налилися водою,
И, гордо кивая махровой главою,
Приветствуют пальмы нежданных гостей,
И щедро их поит студеный ручей.

Но только что сумрак на землю упал,
По корням упругим топор застучал,
И пали без жизни питомцы столетий!
Одежду их сорвали малые дети,
Изрублены были тела их потом,
И медленно жгли до утра их огнем.

Когда же на запад умчался туман,
Урочный свой путь совершал караван;
И следом печальный на почве бесплодной
Виднелся лишь пепел седой и холодный;
И солнце остатки сухие дожгло,
А ветром их в степи потом разнесло.

И ныне все дико и пусто кругом —
Не шепчутся листья с гремучим ключом:
Напрасно пророка о тени он просит —
Его лишь песок раскаленный заносит
Да коршун хохлатый, степной нелюдим,
Добычу терзает и щиплет над ним.

Михаил Лермонтов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *