О, мой застенчивый герой — Белла Ахмадулина

О, мой застенчивый герой - Белла АхмадулинаО, мой застенчивый герой,
ты ловко избежал позора.
Как долго я играла роль,
не опираясь на партнера!
К проклятой помощи твоей
я не прибегнула ни разу.
Среди кулис, среди теней
ты спасся, незаметный глазу.
Но в этом сраме и бреду
я шла пред публикой жестокой —
все на беду, все на виду,
все в этой роли одинокой.
О, как ты гоготал, партер!
Ты не прощал мне очевидность
бесстыжую моих потерь,
моей улыбки безобидность.
И жадно шли твои стада
напиться из моей печали. Читать далее «О, мой застенчивый герой — Белла Ахмадулина»

Если летом по бору кружить — Саша Черный

Если летом по бору кружить,
Слушать свист неведомых птиц,
Наклоняться к зеленой стоячей воде,
Вдыхать остро-свежую сырость и терпкие смолы
И бездумно смотреть на вершины,
Где ветер дремотно шумит, —
Так всё ясно и просто… Читать далее «Если летом по бору кружить — Саша Черный»

Как все пустынно, Пламенная медь — Рюрик Ивнев

Как все пустынно! Пламенная медь.
Тугих колоколов язвительное жало.
Как мне хотелось бы внезапно умереть,
Как Анненский у Царскосельского вокзала!

И чтоб не видеть больше никогда
Ни этих язв на человечьей коже,
Ни мертвые пустынные года,
Что на шары замерзшие похожи. Читать далее «Как все пустынно, Пламенная медь — Рюрик Ивнев»

Родина (Когда из родины звенит нам) — Владимир Набоков

Когда из родины звенит нам
сладчайший, но лукавый слух,
не празднословно, не молитвам
мой предается скорбный дух.

Нет, не из сердца, вот отсюда,
где боль неукротима, вот —
крылом, окровавленной грудой,
обрубком костяным — встает Читать далее «Родина (Когда из родины звенит нам) — Владимир Набоков»

М. П. Арнольди (Ропща на прихоти судеб) — Алексей Константинович Толстой

Ропща на прихоти судеб
И в испытаньях малодушный,
Я ждал насушенный твой хлеб,
Как ожидают хлеб насущный.

Мой легкомысленный живот
С неблагодарностью кухарок
Винил в забвенье вас — и вот
Приносят с почты ваш подарок! Читать далее «М. П. Арнольди (Ропща на прихоти судеб) — Алексей Константинович Толстой»

Мы друг друга слишком часто не прощаем — Ирина Самарина

Мы друг друга слишком часто не прощаем…
Даже больше… Не стараемся простить…
Мы свои грехи почти не замечаем,
Нам важней других в ошибках уличить…

Не прощаем, потому что сердцу больно…
Только боли мы не чувствуем чужой…
И черствеем безвозвратно и невольно…
И становится холодным мир большой. Читать далее «Мы друг друга слишком часто не прощаем — Ирина Самарина»

Aqua vita nuova — Иосиф Бродский

Шепчу «прощай» неведомо кому.
Не призраку же, право, твоему,
затем что он, поддакивать горазд,
в ответ пустой ладони не подаст.

И в этом как бы новая черта:
триумф уже не голоса, но рта,
как рыбой раскрываемого для
беззвучно пузырящегося «ля». Читать далее «Aqua vita nuova — Иосиф Бродский»

Довольно! Пора уж забыть этот вздор — Генрих Гейне

Довольно! Пора уж забыть этот вздор,
Пора бы вернуться к расудку!
Довольно с тобой, как искусный актер,
Я драму разыгрывал в шутку!

Расписаны были кулисы пестро.
Я так декламировал страстно,
И мантии блеск и на шляпе перо,
И чувства — все было прекрасно. Читать далее «Довольно! Пора уж забыть этот вздор — Генрих Гейне»

Улыбнись, ягненок гневный с Рафаэлева холста — Осип Мандельштам

Улыбнись, ягненок гневный с Рафаэлева холста, —
На холсте уста вселенной, но она уже не та:
В легком воздухе свирели раствори жемчужин боль,
В синий, синий цвет синели океана въелась соль.
Цвет воздушного разбоя и пещерной густоты, Читать далее «Улыбнись, ягненок гневный с Рафаэлева холста — Осип Мандельштам»

без тревог и боли не прожил ни дня

без тревог и боли
не прожил ни дня
лучше б родила ты Читать далее «без тревог и боли не прожил ни дня»