Д. П. Ознобишину — Николай Языков

Где ты странствуешь? Где ныне,
Мой поэт и полиглот,
Поверяешь длинный счет?
Чать, в какой-нибудь пустыне,
На брегу бесславных вод,
Где растительно живет
Человек, где и в помине
Нет возвышенных забот! Читать далее «Д. П. Ознобишину — Николай Языков»

Дорогая, я вышел сегодня из дому поздно вечером — Иосиф Бродский

Дорогая, я вышел сегодня из дому поздно вечером
подышать свежим воздухом, веющим с океана.
Закат догорал в партере китайским веером,
и туча клубилась, как крышка концертного фортепьяно.

Четверть века назад ты питала пристрастье к люля и к финикам,
рисовала тушью в блокноте, немножко пела,
развлекалась со мной; но потом сошлась с инженером-химиком
и, судя по письмам, чудовищно поглупела. Читать далее «Дорогая, я вышел сегодня из дому поздно вечером — Иосиф Бродский»

Деревня, а по сути дела — весь — Борис Слуцкий

Деревня, а по сути дела — весь.
История не проходила здесь.
Не то двадцатый век, не то двадцатый
до Рождества Христова, и стрельчатый
готический седой сосновый бор
гудит с тех пор и до сих пор. Читать далее «Деревня, а по сути дела — весь — Борис Слуцкий»

Любовь неповторима — со мной ты одна, а с другим будешь другая

Любовь неповторима. Со мной ты одна, а с другим будешь другая. Измена была бы, если бы можно было повторить одну и ту же любовь, но с другим человеком. То, что было моe, останется со мной и не повторится.

У самого первого человека — Игорь Шевчук

У самого-
самого-
самого-
самого
ПЕРВОГО
человека
В самом-
самом-
пресамом
начале
первобытного века
Имелся топор ископаемый очень —
Такой сногсшибательной силы!
Он мамонтов бил им с утра и до ночи…
Эх, хорошо ему было! Читать далее «У самого первого человека — Игорь Шевчук»

Я, человек, уехавший из Грузии — Белла Ахмадулина

Я, человек, уехавший из Грузии,
боготворящий свой родимый край,
колена преклонив, просить берусь я:
дай, боже, мне уменья, силы дай —
такое написать стихотворенье,
чтобы оно, над скалами звеня, Читать далее «Я, человек, уехавший из Грузии — Белла Ахмадулина»

Травы в росах на подходе дня — Римма Дышаленкова

Травы в росах на подходе дня.
Тучи блещут грозными огнями.
Край родимый, ты встречай меня
солнцем и обильными дождями.

Дышит влагой кожица стволов,
и суставы расправляет ветка,
опьяняет нежное родство
дерева, травы и человека. Читать далее «Травы в росах на подходе дня — Римма Дышаленкова»

Когда друзья становятся начальством — Эдуард Асадов

Когда друзья становятся начальством - Эдуард АсадовКогда друзья становятся начальством,
Меня порой охватывает грусть.
Я, словно мать, за маленьких страшусь:
Вдруг схватят вирус спеси или чванства!
На протяженье собственного века
Сто раз я мог вести бы репортаж:
Вот славный парень, скромный, в общем, наш:
А сделали начальством, и шабаш —
Был человек, и нету человека!
Откуда что вдруг сразу и возьмется,
Отныне все кладется на весы:
С одними льстив, к другим не обернется,
Как говорит, как царственно смеется!
Визит, банкет, приемные часы… Читать далее «Когда друзья становятся начальством — Эдуард Асадов»

Магадэва и Баядера — Константин Аксаков

(Индийская легенда)
В шестой раз, отец творенья,
Магадэва сходят к нам:
Смертных радость и мученье
Да изведает он сам,
Да — как гость земного края —
Сохранит его закон,
И, щадя или карая,
Человеком будет он.

И город, как путник, везде обходил он,
На сильных взирал он, и слабых хранил он,
И вечером дале пускается в путь. Читать далее «Магадэва и Баядера — Константин Аксаков»

Ювенал о Древнем Риме — Дмитрий Мережковский

Наше сердце огрубело,
И, к свободе не привык,
А кощунствует он смело,
Лживый, рабский наш язык!

Мы смиренны, — Бог свидетель!
Скучен подвиг, скучен грех…
Трусость — наша добродетель,
Наша мудрость — жалкий смех. Читать далее «Ювенал о Древнем Риме — Дмитрий Мережковский»