Ни хвороста, ни дров, в кармане ни гроша — Клара Арсенева

Из Тристана Дерем
Ни хвороста, ни дров, в кармане ни гроша.
Улитки холодней увядшая душа.
И в трубках нет давно следа табачной пыли,
А в памяти сады тюльпановые всплыли.
И пышный их расцвет в горниле летних дней
Мерещится душе взволнованной моей. Читать далее «Ни хвороста, ни дров, в кармане ни гроша — Клара Арсенева»

Все о чем душа просила, что она любила тут — Ирина Одоевцева

Все о чем душа просила,
Что она любила тут…
Время зимний день разбило
На бессмыслицу минут,
На бессмыслицу разлуки,
На бессмыслицу «прости». Читать далее «Все о чем душа просила, что она любила тут — Ирина Одоевцева»

В Емуртлинском форпосте сибирских драгун — Владимир Британишский

В Емуртлинском форпосте сибирских драгун
были церковь, острог и казенный амбар —
Петербург ведь и здесь свою линию гнул,
кнут и здесь погулял по крестьянским горбам.
Здесь, вдали от дворцов, за Уральским хребтом,
Петербург был указом, штыком и кнутом —
кровь лилась, и людская стонала душа. Читать далее «В Емуртлинском форпосте сибирских драгун — Владимир Британишский»

Эвридика — Арсений Тарковский

Эвридика - Арсений ТарковскийУ человека тело
Одно, как одиночка.
Душе осточертела
Сплошная оболочка
С ушами и глазами
Величиной в пятак
И кожей — шрам на шраме,
Надетой на костяк.
Летит сквозь роговицу
В небесную криницу,
На ледяную спицу,
На птичью колесницу
И слышит сквозь решетку
Живой тюрьмы своей
Лесов и нив трещотку,
Трубу семи морей. Читать далее «Эвридика — Арсений Тарковский»

Что делать, мой ангел, мы стали спокойней — Юрий Левитанский

Что делать, мой ангел, мы стали спокойней,
мы стали смиренней.
За дымкой метели так мирно клубится наш милый Парнас.
И вот наступает то странное время иных измерений,
где прежние мерки уже не годятся — они не про нас.

Ты можешь отмерить семь раз и отвесить
и вновь перевесить
и можешь отрезать семь раз, отмеряя при этом едва.
Но ты уже знаешь как мало успеешь
за год или десять,
и ты понимаешь, как много ты можешь за день или два. Читать далее «Что делать, мой ангел, мы стали спокойней — Юрий Левитанский»

Куплеты Незацепина (У вас всегда уважен вдвое) — Федор Кони

У вас всегда уважен вдвое,
Кто протереться в знать умел
Или наследство родовое
Еще проухать не успел. Читать далее «Куплеты Незацепина (У вас всегда уважен вдвое) — Федор Кони»

Пьяная баллада, или приглашение на танец — Вадим Делоне

Только песней славится душа!
Остальное — трын-трава запоя.
Выкинь-ка, девчонка, антраша,
Что-нибудь цыганское такое.

Разлетись по алым лепесткам,
Закружи, как кружит доля наша
По полям, психушкам, по холстам,
По дорогам злым и бесшабашным. Читать далее «Пьяная баллада, или приглашение на танец — Вадим Делоне»

Ты сам поймёшь, когда нагрянет старость — Игорь Жданов

Ты сам поймешь, когда нагрянет старость,
И в прошлом разберешься неспеша,
Что в молодости жизнь твоя осталась,
Там поселилась вечная душа.
Там мотоциклы, лошади и дети,
Там васильки полмира замели… Читать далее «Ты сам поймёшь, когда нагрянет старость — Игорь Жданов»

Жалость нежная пронзительней любви — Давид Самойлов

Жалость нежная пронзительней любви.
Состраданье в ней преобладает.
В лад другой душе душа страдает.
Себялюбье сходит с колеи. Читать далее «Жалость нежная пронзительней любви — Давид Самойлов»

Душа (О, вольноотпущенница, если вспомнится) — Борис Пастернак

О, вольноотпущенница, если вспомнится,
О, если забудется, пленница лет.
По мнению многих, душа и паломница,
По-моему, — тень без особых примет.

О,- в камне стиха, даже если ты канула,
Утопленница, даже если — в пыли,
Ты бьешься, как билась княжна Тараканова,
Когда февралем залило равелин. Читать далее «Душа (О, вольноотпущенница, если вспомнится) — Борис Пастернак»