На брачное сочетаніе его сіятельства графа Захара Григоріевича Чернышева — Александр Сумароков

Предъ цитерскою богиней сердце въ жертву воскуря,
Не стыдится воздыхати къ Афродитѣ Марсъ горя;
И въ наполненномъ геройствомъ сердцѣ нѣжности умѣщаетъ,
Графъ! Люби и ты какъ онъ:
То вѣщаетъ Купидонъ.
Что жъ тебѣ твоя любезна въ сочетаніи вѣщаетъ,
Жаръ любви тоя храня,
Кая вѣчно сохранити хвальну вѣрность обѣщаетъ? Читать далее «На брачное сочетаніе его сіятельства графа Захара Григоріевича Чернышева — Александр Сумароков»

По Вольфу графу фон Калькрейту реквием — Райнер Мария Рильке

Так я не знал тебя? А у меня
ты на сердце, как тяжесть начинанья
отсроченного. Сразу бы в строку
тебя, покойник, страстно почиющий
по доброй воле. Дал ли этот шаг
То облегченье, как тебе казалось,
иль нежитье — еще не весь покой?
Ты полагал: где не в цене владенье, —
верней кусок. Ты там мечтал попасть
в живые недра дали, постоянно,
как живопись, дразнившей зренье здесь,
и, очутившись изнутри в любимой,
сквозь все пройти, как трепет скрытых сил. Читать далее «По Вольфу графу фон Калькрейту реквием — Райнер Мария Рильке»

Графу Д.А. Толстому (Бисмарк, сидючи в Берлине) — Алексей Константинович Толстой

Бисмарк, сидючи в Берлине,
Пишет Австрии устав,
Бонапарт, в своей рутине,
Непреклонный кажет нрав;
Говорят, что будто ныне
Кто настойчив, тот и прав; Читать далее «Графу Д.А. Толстому (Бисмарк, сидючи в Берлине) — Алексей Константинович Толстой»

в графине говорит жена

где водка граф жену пытает
в графине говорит жена
и граф всмотревшись понимает Читать далее «в графине говорит жена»

А.П. Бобринскому (Когда ж окончишь ты нелепый свой устав) — Алексей Константинович Толстой

Когда ж окончишь ты нелепый свой устав
По всем его частям, отделам, параграфам?
Два графа здесь сошлись, ты тоже родом граф,
Теперь уж час ночной, и к чаю пора графам.
Когда, скажи ты мне, та выйдет колея,
Где встретятся с тобой забытые друзья,
Когда ж ты явишься к охрипшему соседу
И снова поведёшь с ним длинную беседу? Читать далее «А.П. Бобринскому (Когда ж окончишь ты нелепый свой устав) — Алексей Константинович Толстой»