Anno Domini — Иосиф Бродский

М. Б.
Провинция справляет Рождество.
Дворец Наместника увит омелой,
и факелы дымятся у крыльца.
В проулках … толчея и озорство.
Веселый, праздный, грязный, очумелый
народ толпится позади дворца. Читать далее «Anno Domini — Иосиф Бродский»

Элегия на преставленіе графини Л. П. Шереметевой, невесты графа И. И. Панина — Александр Сумароков

Филлидв въ самыя свои цвѣтущи лѣта,
Лишается друзей и солнечнаго свѣта.
Сверкнула молнія, слетѣлъ ужасный громъ,
Филлиду поразилъ и возмутилъ ихъ домъ:
Вой аъ домѣ: стонъ и воплъ, сестра и братъ во плачѣ,
Родитель мучится еще и всѣхъ ихъ паче,
А о твоемъ я что мученіи скажу,
Когда тебя себѣ на мысли вображу,
И твой незапный сей и самый случай слезный,
Любовникъ страждущій, женихъ ея любезный! Читать далее «Элегия на преставленіе графини Л. П. Шереметевой, невесты графа И. И. Панина — Александр Сумароков»

И. Туманьяну надпись на книге (Да будет праведно возмездие) — Валерий Брюсов

…Да будет праведно возмездие
Судьбы — ив годах и в веках:
Так! создал новое созвездие
Ты на армянских небесах. Читать далее «И. Туманьяну надпись на книге (Да будет праведно возмездие) — Валерий Брюсов»

1380 год — Владимир Костров

Не кустарник, трава или злак —
из Удельной, Кудельной, Кудлатой,
словно предупреждающий знак,
как комета, взошла эта дата.
Ни кола, ни двора, ни избы,
ни межи у бескрайнего поля.
Это поле народной судьбы,
неизбывная русская доля. Читать далее «1380 год — Владимир Костров»

Хорев — Александр Сумароков

Хорев - Александр СумароковТрагедия
Представлена в первый раз в начале 1750 года на Императорском
театре в Санктпетербурге.
Действующие лица:
Кий, князь Российский.
Xорев, брат и наследник его.
Завлох, бывший князь Киева-града.
Оснельда, дочь Завлохова.
Сталверх, первый боярин Киев.
Велькар, наперсник Хоревов.
Астрада, мамка Оснельдина.
Два стража.
Три воина.
Пленник. Читать далее «Хорев — Александр Сумароков»

Сгоревший мотылек на беспощадной свечке — Давид Бурлюк

Сгоревший мотылек на беспощадной свечке
Низринутый листок влекомый в быстрой речке
Над вами взвился рок Ваш бесполезен ропот
Ах еслибы я мог судьбы отринуть хобот!

Давид Давидович Бурлюк, не позднее 1913 года

В день, когда мне исполнилось тридцать шесть лет — Джордж Байрон

Должно бы сердце стать глухим
И чувства прежние забыть,
Но, пусть никем я не любим,
Хочу любить!

Мой листопад шуршит листвой.
Все меньше листьев в вышине.
Недуг и камень гробовой
Остались мне. Читать далее «В день, когда мне исполнилось тридцать шесть лет — Джордж Байрон»

1914 — Арсений Тарковский

Я в детстве боялся растений:
Листва их кричала мне в уши,
Сквозь окна входили, как тени,
Их недружелюбные души.
Бывает, они уже в мае
Свой шабаш справляют. В июле —
Кто стебли, кто ветви ломая —
Пошли, будто спирту хлебнули:
Акация — хмель — медуница —
Медвежье ушко — клещевина —
Мать-мачеха — ясень — кислица
Осина — крушина — калина… Читать далее «1914 — Арсений Тарковский»

Не опасаюсь впасть в сентиментальность — Вероника Тушнова

Не опасаюсь впасть в сентиментальность,
для нас с тобой такой угрозы нет.
Нас выручает расстояний дальность,
число разлук, неумолимость лет.
Нам ничего судьба не обещала,
но, право, грех её считать скупой: Читать далее «Не опасаюсь впасть в сентиментальность — Вероника Тушнова»

Вспомнить тебя, а не твои фотографии — Вера Павлова

Вспомнить тебя, а не твои фотографии,
вспомнить себя, а не свои дневники, —
нет никакой надежды. Дитя орфографии,
сколько себя помню, живу от руки.
Стоит поверить руке — и не веришь зрению,
только слуху. Смогу ли судьбу упросить
выправить согласованья, склоненья, спряженья,
хоть немного синтаксис упростить?

Вера Анатольевна Павлова