Я не сама придумала Голгофу — Наталья Шевченко

Он мне сказал, что я сошла с ума.
Что он спасти меня желает от обмана.
Что голос Божий — это я сама.
А церковь кормится из моего кармана.

Он мне сказал, что пастырь — это лжец.
Что за могилой нет другого мира.
Что я храню себя напрасно. Смерть — конец.
А я уже себя похоронила.

Он мне сказал, что любит, как никто.
Что всё стерпеть готов, даже изъяны.
Он так галантно подал мне пальто…
И так уверенно сверлил меня глазами.

Он говорил, что я совсем больна.
Но временами выгляжу здоровой.
Не всё потеряно. Вменяема. Сильна.
Он станет детям папой. Мне опорой.

Я видела глаза своих детей.
Их так притягивают добрые мужчины.
Ведь столько лет, недель, ночей и дней
Они у Господа отца себе просили.

И я в смятенье. Может влюблена?
Или я просто очарована свиданьем?
Мне кажется, я так давно одна…
Я так соскучилась за видимым вниманьем.

Он говорил, что жизнь потрачу зря.
Что в одиночестве останусь и состарюсь.
Что я в миру придуманном паря,
Когда — нибудь сорвусь и помешаюсь.

Он мне так много, много говорил.
Он предлагал мне руку, жизнь и сердце.
И вроде бы он всем мне угодил.
Только от Бога никуда не деться.

Я от Иисуса не могу уйти.
Я не сама придумала Голгофу.
Я не сойду с тернистого пути.
Я избираю узкую дорогу.

Я всё решила. Больно и чуть жаль.
Я всё сказала. Точка. Выбор сделан.
Он замолчал. Какую жать педаль?
И слёзы сдерживал по-детски неумело.

Он прошептал, что не отдаст меня.
Глупец, решил тягаться даже с небом…
О, как мне удержаться от огня!
И в разговоре выстоять нелепом.

Он вновь сказал, что я живу в бреду.
Что пулю нужно вынуть из рассудка.
Что я такого больше не найду
И моя вера — просто злая шутка.

Он умолял отдать ему себя.
И даже согласился на молитву.
Он и на проповеди шёл из-за меня…
Но а в душе точил усердно бритву.

Он дома в рамочку поставил мой портрет.
Я для него почти уже богиня…
Но у меня готов уже ответ.
И мне уже понятна вся картина.

Нам не понять друг друга. Не понять.
Мы говорим на разных диалектах.
Мои мозги уже не поменять.
Я не участвую во вражеских проектах.

Да, он свершил в душе переполох.
И бритвой удалось поранить сердце.
Но знаю, что на троне сердца — БОГ.
Он приготовил мне елей и полотенце.

Мне без Христа нет счастья и любви.
Мне без Него не нужно даже рая.
Он возлюбил меня так сильно… до крови.
И милости Его не видно края.

Я от Иисуса не могу уйти.
Я не сама придумала Голгофу.
Я не сойду с тернистого пути.
Я избираю узкую дорогу.

Наталья Шевченко, 16 августа 2008 года

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *