23-е февраля 1946 г. день защитника и освободителя — Федор Сваровский

Среднее время чтения: 3 минут(ы)
в лагере подо Ржевом
Ковалев
майор из штаба генерала Голыхина
во время ужина нечаянно
заснул над планом боевых действий
снится ему
что Москву берут уже прямо сейчас
в феврале
что красноармейцы сложили оружие
и путь открыт
что, вот, он один из первых
не считая парашютистов, конечно
в расстегнутом полушубке
врывается в Кремль
стреляет туда-сюда из пистолета
как пьяный кричит
от восторга
а в подвале обнаруживается
знаменитый товарищ Ираклий
они с Малашенко
заводят его в какую-то комнату
тот плачет
обещает подарить свою
коллекцию старинных порнографических фото
грозит демоническим гневом
взывает к христианской совести
что толку?
Ковалев почему-то весь в слезах, соплях
и при этом не без удовольствия
стреляет мерзавцу в лицо
далее они гоняют по всему центру
каких-то чекистов
некоторые местные жители чекистам помогают
некоторые с удовольствием выдают поганцев
некоторые, нужно заметить
разбираются с беспомощными коммунистами сами
Ковалева мучает мысль, что нужно бы
конечно
побольше брать живьем
а потом судить
но в городе начинается практически
партизанская война
16 дней вылавливают каких-то снайперов
пулеметчиков каких-то идейных
человек по десять большевиков
по нескольку раз в день приходится ставить к стенке
офицеры устали
но подбадривают друг друга
говорят: с нами Бог
Малашенко позволяет себе заметить
куря:
неудобно вешать людей
под таким лозунгом
вроде, все верно
а все равно неудобно
митрополит местный, кстати, тоже сбежал
говорят, что с кем-то из красного начальства
день на 18-й
засыпающий на ходу
Ковалев везет бумаги в Кремль
в ставке генерала накурено
идет подсчет того и сего
обсуждаются вопросы глобальной важности
как там будет и что
доставив документы
майор поднимается на стену
вместо звезд
на скорую руку соорудили на башнях кресты
взорвали гробницу
осколки гранита так и валяются на мостовой
мумию сожгли
смешно сказать
на Лобном месте
трубы не дымят
до горизонта — одни костры
витрины везде побиты
какое безобразие — думает Ковалев —
свинство
мародерство
на улицах самосуд
трупы по два-три дня не убирают
при раздаче провизии
бывшие сотрудники милиции, солдаты
сбившиеся в банды
отнимают у людей хлеб
люди гоняются
за женами красных офицеров
и никто не в силах
это остановить
ужасный город — думает он —
изуродованная деревня
ничего не узнать
ничего непонятно
ничего не будет как прежде
никакого удовлетворения
тут внезапно Ковалев
вспоминает какую-то книжку
которую читал в детстве
что-то про сокровища
и путешествия:
влекомые жаждой наживы
герои отправляются в Перу, Аргентину
скачут по горам
спасают красивых женщин
и влюбляют их в себя
находятся на волоске от гибели
и не погибают
дерутся над пропастью
с разбойниками
и находят сокровища
делят их поровну
и возвращаются домой
и
возвращаются
домой
домой
домой — думает Ковалев

Федор Сваровский

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *