Америка — Аллен Гинзберг

Америка, я отдал тебе все, и теперь я ничто.
Америка, два доллара и двадцать семь центов, 17-го января, 1956-го
Я не выношу себя.
Америка, когда люди перестанут воевать?
Оттрахай себя своей атомной бомбой.
Мне нехорошо, не беспокой меня.
Я не допишу свой стих, пока я в своем уме.
Америка, когда ты будешь ангельской?
Когда снимешь с себя всю свою одежду?
Когда взглянешь на себя сквозь могилу?
Когда будешь достойна миллионов своих Троцких?
Америка, почему библиотеки твои полны слез?
Америка, когда ты отошлешь свои яйца в Индию?
Меня тошнит от твоих нелепых требований.
Когда я смогу пойти в супермаркет и купить то,
чего требует моя красота?
Америка, после всего, это ведь мы с тобой, и мы точно еще не погибли.
Твоя структура чересчур для меня.
Ты заставила меня хотеть быть святым.
Но ведь можно и как-то еще объяснить все это.
Берроуз в Танжере, и я не думаю, что он воскресит его зло.
Ты зла, или это просто такая шутка?
Я пытаюсь придти к чему-нибудь.
Я не стану отказываться от своей одержимости.
Америка, не доставай меня, я знаю, что делаю.
Америка, падает сливовый цвет.
Я не читаю газет месяцами; каждый день кто-нибудь идет на распятие
за убийство.
Америка, я испытываю жалость к Воббли1.
Америка, ребенком я был коммунистом, и я не жалею об этом.
Я курил марихуану когда только мог.
Целыми днями я сижу у себя дома и таращусь на розы в унитазе.
Когда я иду в Чайнатаун, я напиваюсь, но никогда не слегаю.
Мой разум выдуман, случится беда.
Вам стоило бы взглянуть на меня, когда я читаю Маркса.
Мой психоаналитик говорит, что я абсолютно здоров.
У меня бывают мистические видения и космические вибрации.
Америка, я все еще не рассказал тебе о том, что ты сделала
с дядей Максом по возвращении его из России.

Я обращаюсь к тебе.
Ты позволишь Тайм Мэгэзин определять наши эмоции?
Я одержим Тайм Мэгэзин.
Я читаю его каждую неделю.
Его обложка таращится на меня каждый раз, когда я прокрадываюсь за угол конфетной лавки.
Я читаю его в подвале Публичной Библиотеки Беркли.
Он всегда говорит мне об ответственности. Коммерсанты серьезны.
Режиссеры серьезны. Все серьезны, но не я.
Я начинаю думать, что Америка — это я.
Я вновь обращаюсь к себе самому.

Азия восстает против меня.
У меня нет и шанса китайца.
Лучше я посчитаю свои национальные запасы.
Мои национальные запасы состоят из двух косячков марихуаны,
миллионов гениталий,
не издаваемой личной литературы, которая делает 1400 миль в час и
двадцатипятитысяч ментальных установок.
Я не буду говорить ни о своих тюрьмах, ни о миллионах нищих, которые живут в моих цветочных горшках под светом пятисот солнц.
Я уничтожил бордели Франции, Танжер — следующий по списку.
Моя мечта — стать президентом, несмотря на то, что я католик.

Америка, как я могу писать святые литания, когда у тебя такое глупое настроение.
Я продолжу как Генри Форд, мои строфы так же неповторимы, как и его
автомобили, и более того — они разных полов
Америка, я продам тебе свои строфы по 2500$ за штуку со скидкой $500
на твою старую строфу.
Америка, освободи Тома Муни2.
Америка, спаси Испанских Лоялистов.
Америка, Сакко Ванцетти3 не должны умереть.
Америка, я — это парни из Скоттсборо4.
Америка, когда мне было семь, мама брала меня на собрания Коммунистической Партийной ячейки.
Они продавали нам нут — полную горсть за билет, билет стоил пятак и
речи были свободными, все были ангельскими и жалели рабочих,
все это было так искренне, что ты и понятия не имеешь,
какой прекрасной вещью была партия в 1935-ом Скотт Ниринг5 был великим стариком, настоящая меньшевичка, Матерь Блур6 заставляла меня плакать, однажды я увидел Израильские Страны равнин. Каждый, должно быть, был шпионом.
Америка, на самом деле тебе не хочется идти воевать.
Америка, это все эти подлые Русские.
Эти Русские, эти Русские и эти Китайцы. И эти Русские.
Россия хочет съесть нас живьем. Русская власть — сумасшедшая. Она хочет забрать
наши машины из наших гаражей. Она хочет захватить Чикаго.
Ей нужен Рэд Ридерс Дайджест. Ей нужны наши автозаводы в Сибири.
Его громадная бюрократия управляет нашими заправками.
Это плохо. Уф. Он научит Индейцев читать. Ему нужны большие черные негры.
Ха. Она заставит работать нас по 16 часов в день. Помогите.
Америка, это довольно серьезно.
Америка, это то, что я вижу смотря телевизор.
Америка, все это правда?
Я лучше начну работать.
Это так, я не хочу идти в Армию или крутить станки на фабриках высокоточных
деталей, как бы то ни было я близорук и у меня бывают припадки.
Америка, я поддержу тебя своим безумием.

Ирвин Аллен Гинзберг
___________________________________________

Примечания:
1) Воббли — члены партии Индустриальные Рабочие Мира, возникшей в начале 20 в. Ратовали за интересы пролетариата. В 1910-15 гг. провели ряд забастовок, некоторые из которых закончились кровопролитием. Радикализм Воббли сделал их весьма непопулярными среди высших слоев общества и среднего класса.
2) Том Муни — участник рабочего движения США. Принимал активное участие в деятельности организации Индустриальные Рабочие Мира. В 1916 вместе с др. был арестован по провокационному обвинению в организации взрыва бомбы во время милитаристской демонстрации в Сан-Франциско (22 июля 1916). Несмотря на непричастность к этому делу, Муни был в 1917 приговорён к смертной казни; под давлением общественности смертная казнь была заменена в 1918 пожизненным заключением. В 1939 власти вынуждены были освободить Муни.
3) Сакко-Ванцетти — имеется в виду сфабрикованное правительством дело об убийстве рабочими-революционерами, Никола Сакко и Бартоломео Ванцетти, кассира и 2 охранников обувной фабрики в г. Саут-Брейнтри . 14 июля 1921 Сакко и Ванцетти были приговорены к смертной казни. Суд и федеральные судебные органы отклонили все апелляции. Решение суда вызвало широкое движение протеста в США и во всём мире. Однако, 23 августа 1927 Сакко и Ванцетти были казнены на электрическом стуле.
4) Парни из Скоттсборо — девять чернокожих в возрасте от 13 до 21, изнасиловавшие двух женщин. 25 марта 1931-го восемь из них были приговорены к смерти, однако, благодаря вмешательству коммунистической организации Интернациональная Защита Рабочих, приговор был смягчен. Данный инцидент был ярким примером того, как коммунистические организации Америки, усердно защищая «ни в чем не повинных» и «эксплуатируемых» чернокожих, пытались пропагандировать среди них свои идеи, чтобы в дальнейшем использовать их для своих целей.
5) Ниринг Скотт (род. в 1883 г.) — американский социолог и публицист.
6) Матерь Блур (1862-1951) — основательница Американской Коммунистической Партии. В детские годы общалась с Уолтом Уитменом — одним из самых любимых Гинзбергом поэтом.

*****

Америка я отдал тебе всё и стал ничем.
Америка два доллара и двадцать семь центов 17 января 1956 года.
Сам себе противен.
Америка когда же мы прекратим воевать с человечеством?
Отъебись со своей атомной бомбой.
Меня тошнит не лезь ко мне.
Не допишу поэму пока не приду в норму.
Америка когда же ты будешь паинькой?
Когда же ты разденешься?
Когда посмотришь на себя сквозь смерть?
Когда будешь стоить миллиона своих троцкистов?
Америка почему твои библиотеки полны слез?
Америка когда же ты накормишь яйцами Индию?
Надоели твои безумные претензии.
Когда я смогу пойти в супермаркет и за красивые глаза купить что надо?
Америка в конце концов совершенны мы с тобой а не мир иной.
Твоей системой я сыт по горло.
Из-за тебя хочется стать святым.
Надо решить этот спор как-то иначе.
Берроуз в Танжере вряд ли вернется не к добру это.
От тебя исходит зло или это игра такая?
Стараюсь добраться до сути.
Не откажусь от своей страсти.
Америка хватит давить сам разберусь что мне делать.
Америка уже роняют сливы цвет.
Не читаю газет месяцами каждый день кого-то судят за убийство.
Америка я сочувствую рабочим радикалам.
Америка в детстве я был коммунистом и не жалею.
Курю марихуану где ни попадя.
Дома сижу дни напролет и пялюсь на розы в клозете.
Выбравшись в Чайнатаун напиваюсь но в койку не падаю.
Затвердил назубок быть беде.
Видела б ты как я штудирую Маркса.
Мой психоаналитик считает что я в полном порядке.
Не вымолвлю Отче наш.
У меня бывают мистические видения и космические вибрации.
Америка я же тебе еще не говорил до чего ты довела дядю Макса приехавшего из России.

К тебе обращаюсь.
Журнал «Тайм» так и будет заведовать нашей духовной жизнью?
Я помешался на журнале «Тайм».
Каждую неделю его читаю.
Его обложка на меня глядит всякий раз когда крадусь мимо ближайшей кондитерской.
Читаю его в подвальчике Публичной библиотеки Беркли.
Он всегда говорит мне об ответственности. Серьезные бизнесмены. Серьезные кинопродюсеры. Серьезные все кроме меня.
Мне кажется что я и есть Америка.
Опять разговариваю сам с собой.

Против меня восстает Азия.
Китайского шанса мне не дано.
Рассчитывать надо на свои национальные ресурсы.
Свои национальные ресурсы состоят из двух косяков марихуаны миллионов гениталий непубликабельной приватной литературы пробегающей 1400 миль в час и двадцатипятитысяч психушек.
Не говоря уже о моих тюрьмах и миллионах бедолаг живущих в моих цветочных горшках под светом пятисот солнц.
Я упразднил французские бордели, на очереди Танжер.
Моя цель стать Президентом несмотря на то что я католик.

Америка по глупости твоей как напишу святую литанию?
Продолжу как Генри Форд мои строфы так же индивидуальны как его автомобили тем паче что все они разного пола
Америка буду продавать тебе строфы $2500 штука скидка $500 за твою старую строфу
Америка освободи Тома Муни
Америка спаси испанских лоялистов
Америка Сакко Ванцетти не должны умереть
Америка парни из Скоттсборо это я.
Америка когда мне было семь мама брала меня на собрания коммунистической ячейки нам продавали горошек горсть за билет а билет стоил пятак и речи в придачу бесплатно все были паиньками и жалели рабочих это было так искренне ты понятия не имеешь до чего хороша была партия в 1935 году Скотт Ниринг был величавый старик истинный вождь Матушка Блур вышибала слезу однажды я видел настоящего Израиля Амтера. Наверняка все кругом были  шпионами.
Америка ведь у тебя и в мыслях нет войны.
Америка во всем виноваты эти русские.
Эти русские эти русские и эти китайцы. И эти русские.
Россия хочет съесть нас живьем. Россия совсем спятила. Хочет забрать наши машины из наших гаражей.
Хочет хапнуть себе Чикаго. Ей нужен Красный Ридерз Дайджест. Нужны наши автозаводы в Сибири. Номенклатура управляет нашими заправками.
Ну и дрянь. Фу. Заставит индейцев грамоте учиться. Ей надо больших черных ниггеров. Ха. Заставит всех нас работать шестнадцать часов в день. Караул.
Америка всё это на полном серьезе.
Америка такое у меня ощущение когда смотрю телевизор.
Америка верно ли это?
Уж лучше займусь делом.
Правда я не хочу ни в армию идти ни точить высокоточные детали на заводе все-таки я близорукий и псих.
Америка я поддержу тебя всей своей придурью.

Ирвин Аллен Гинзберг
(Перевод Владимира Бойко)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *