Царевна-лягушка — Виталий Тунников

Давным-давно, в эпоху царства,
Жил да был царь государства.
Правил он своей державой
И покрыл себя он славой.

Было у царя три сына:
Старший — смелый был и сильный,
Средний — лежебока знатный
На перинах спит он ватных.
Младший сын царя — Иван,
Славный, дерзкий мальчуган,
Он напорист, храбр и смел,
Мастер всех житейских дел.

Годы шли, взрослели дети,
Не вернуть мгновенья эти,
Царь совсем уже седой
С белой длинной бородой
Вызвал сыновей под вечер
К себе дружно всех на встречу.

— Я, сыны мои родные,
Уже стар и дни былые
Мне назад уж не вернуть,
Да пара и отдохнуть. —
Молвил царь, сверкнули очи,
Словно молнии средь ночи. —
Вот отеческий наказ:
Пусть же каждый тот же час
В руки лук возьмет, стрелу,
Но, чтоб каждый лишь одну,
Выйдет смело в чисто поле,
Чтоб моя свершилась воля,
Вдаль стрелу запустит смело,
А с утра вперед умело
В путь отправится искать,
Свое счастье добывать.
Где стрела чья приземлится,
Там судьба его случится.
Значит там его супруга,
Жизни спутница, подруга.

Пред отцом они склонились,
В поле чистое пустились.

Старший брат стрелу пускает,
Ей в полете он желает
В дом боярский прилететь,
Чтоб насмешек не терпеть:
— Ты лети, моя стрела,
Через реки и поля,
В дом, где жизнь рекой течёт,
Где уют, покой, почёт.

Средний брат стрелу пускает,
И к ветрам он призывает:
— Ветры вольные, летите,
Своей силой помогите.
В дом купца стрелу вы срочно
Отнесите очень точно.
Пусть моя стрела летит,
Как в ночи звезда блестит,
И купцу на двор, чтоб славно
Приземлилась очень плавно.

Младший брат вздымает лук
Без заветов и без мук.
В путь далекий отправляет
И стрелу благословляет:
— Ты лети стрела моя
С ветром в дальние края,
К звездам мчись, пронзая высь,
Обгоняя в беге рысь,
Обжигая холод ночи,
Веря в то, что мне пророчил
Звездочет и чародей,
Вдаль лети, сил не жалей.
Я приму судьбы решенье
И тому я в подтвержденье
Призываю звёзды, ночь,
Чтоб прогнать преграды прочь.

Вслед поклон стреле отвесил,
Он задорен был и весел,
С братьями идёт он с рвеньем
За отца благословеньем.

Царь сынов благословляет
И в дорогу наставляет:
— Далеко, иль недалече,
Ранним утром, днём, под вечер
Вы скорее собирайтесь
И в путь славный отправляйтесь.
Вам отеческий совет:
Пусть путь будет ваш без бед,
Вам в пути не потеряться,
Без невест не возвращаться.

Братья дружно поклонились,
В дальний путь заторопились.
Старший взял себе в дорогу
Так, всего лишь понемногу:
Сала, колбасы, икорку —
И ещё конфеток горку.
Как на бал он нарядился
И неспешно в путь пустился.

Чтобы в грязь лицом не пасть,
Не случилась чтоб напасть,
Средний тоже в путь собрался,
Но ни с чем он не расстался.
Взял с собой сундук с вещами,
Погреб с мясом, овощами,
Взял он повара, прислугу,
Оказав им тем услугу.
Взял с собой отряд дружины,
Чтоб спасти их от кручины
Ждать, скучать без дела дома —
Всё ж, приятней быть всем снова.
И с таким большим эскортом
Он отправился с комфортом
В дали меж лесов, полей
За невестою своей.

Младший, не терзаясь в сборах,
Был в седле довольно скоро.
Получив отца решенье
И его благословенье,
Он в седло вскочил легко
И уже был далеко.

Старший брат, на всякий случай,
Чтоб судьбу сюрприз не мучил,
Взял с собой стрелу вторую,
Словно и стрелял такую.

Путь себе он проложил,
Словно там давно и жил.
В дом боярыни девицы
Путь лежит чрез две границы.

Не спеша, как подобает,
Он каретой управляет.
Он в дороге не скучает:
Спит, красоты изучает.

На боярский двор приехал
С видом, что едва доехал.
Растрясло его немного.
Смотрит на хозяев строго:
— В вашу сторону стрелу
Запускал на днях одну.
К вам на двор она упала.
Я надеюсь, не пропала?

Между тем слуга тихонько
Под порог толкнул легонько
Ту, вторую, что в запас
Взял Царевич в добрый час.

Глядя на безмолвны лица,
Словно он из-за границы,
Не поймут бояре гостя.
Он прошёл, махая тростью,
И к порогу подошёл.
Там же он стрелу нашёл.

Все кричат: Царевич, слава!
Это чудо, братцы, право,
Без подручных, лично сам!
Браво, браво Небесам!

В тот же день он взял невесту,
Указав ей рядом место,
Пир накрыли и в дорогу
Думать стали понемногу.
Через пару — тройку дней
Все собрались вместе с ней.
В царский славный во дворец
Отправляется гонец
Сообщить отцу о главном
О событии о славном.
Старший сын нашел невесту
И везёт её уж к месту,
В дом везёт он, во дворец.
Будет счастлив царь-отец.

Средний был хитёр, как старший,
Толи дело, годом младший,
Хитростью возьмёт преграды
И достанет он награды.

В путь-дороге притомился.
Казус чуть не получился.
Попрослышали девицы,
Что есть шанс им стать царицей,
Вдоль дорог стоять лишь нужно,
Стрелы выставив все дружно.
Вдруг, какая-то сгодится,
Будет чем потом гордится,
Вдруг стрелой Амур в карету
Попадет случайно эту.

Сам царевич чуть сдержался.
Раньше он так не мужался,
Чтоб проехать всю дорогу,
Звал солдат он на подмогу.

Вот и двор купца уж близко.
Перед ним в поклоне низком
Вся семья купца стоит.
Им царевич говорит:
— В вашу сторону стрелу
Я пустил на днях одну.
Не на вашем ли дворе
Отдохнуть придётся мне?

Между тем, слуга отходит,
Но с купца, всё ж, взгляд не сводит,
Мимо стога проходил
И стрелу в стог уронил.

— Чтобы дочку в жёны взять,
Надобно стрелу сыскать. —
Так купцу царевич смело
Взяться повелел за дело. —
Если вы стрелу найдёте,
То в палаты попадёте.

Кинулись все по углам.
Ищут тут и ищут там.
По двору царевич ходит
И стрелу свою находит.
То-то счастье, сразу пир
Закатил купец на мир.
Всех за стол к себе зовёт.
Стол гостям, ему почёт.

Во дворец спешит гонец,
Где уж ждёт их царь-отец.
Радость, средний сын невесту
Вскоре привезёт на место.

Снова сборы и в дорогу
Собрались все понемногу.
Караван тихонько в путь
Всё ж пойдёт когда-нибудь.

А Иван по полю скачет.
Это, верьте, много значит.
Он уверен, что одной
Предначертано судьбой
Стать царевной и супругой,
Верной спутницей, подругой.

Так скакал он день и ночь,
Отводя печали прочь,
Утром солнце обгоняя,
По ночам с луной играя.
Путь его лежал чрез лес,
Что поднялся до небес.
На болоте, в чаще леса
Стал столбом лихой повеса.
Видит он — сидит лягушка,
А в руках её игрушка.
Но игрушка та — стрела,
Что им пущена была.
Молвил он лягушке этой,
Не надеясь на ответ он:
— Ты стрелу отдай, лягушка,
Лупоглазая квакушка.
— Нет, царевич, не отдам,
Пока ты не скажешь сам,
Что готов меня ты взять
И невестою назвать.

Можно было бы слукавить,
Обмануть и тут оставить,
Но судьбу не обмануть —
Понял предсказаний суть.

— Я тебя возьму в невесты,
Только, право, скажу честно,
Никогда я не встречал,
Чтоб лягушку кто венчал.
— Ты меня стыдишься, верно?
Это, право, очень скверно
Слов своих не мочь держать,
Чтоб от ответа убежать.
Коли так, бери стрелу
И оставь меня одну.

— Нет, постой, долой сомненья.
Дорого твоё мне мненье.
Собирайся в путь со мной.
Возвращаемся домой.

Так сыны, невест найдя,
Возвратились в дом царя.
Царь торжественный дал пир,
Что гулял и пил весь мир.

После праздника, вновь царь,
В царстве вольном государь,
Вновь сынов к себе позвал
И им вот что указал:

— А теперь, хочу я, дети,
Быть счастливейшим на свете.
Я хочу, чтоб жёны ваши,
Что белее простокваши…
(Старший чуть не поперхнулся,
Средний бочкою надулся,
Вспомнив младшего лягушку,
Лупоглазую квакушку.)

Царь прокашлялся немного,
Посмотрел на братьев строго:
— Суть не в том, кто сер, кто бел,
Главное, чтоб в деле смел.

Завтра же после обеда
Ваших жён всех ждёт беседа.
Всем быть здесь без опозданья,
Иначе будет наказанье.
Я хочу их испытать
И для них заданье дать.

Отцу братья поклонились
И на том тот час простились,
Поспешили к жёнам враз
Передать царёв указ.

Как и был им дан наказ,
Всё исполнили в тот час.
Три невестки не спеша
В зал впорхнули, чуть дыша.

Если быть точнее, всё же,
Ведь лукавить здесь негоже:

Старшая боярска дочка,
Словно стопудова бочка,
Шаг ступнёт, аж дом трясёт,
Словно Слон большой идёт.

Средняя — то дочь купца,
Прощелыги-молодца.
Дочь ему под стать — тростинка,
Бледнолицая блондинка.
Ручки, словно ветки Ивы,
Так изящны и красивы.
Стан, как ствол Берёзки белый,
Что качает ветер смелый.
Величава и стройна,
С виду, очень уж мила.

Младшую же на разносе
В зал слуга державно вносит.
Неприятна, лупоглаза…
Царь спиною стал к ней сразу.

Царь невесток осмотрел,
Огласил весь список дел,
Что они должны представить.
Суд же царь сам будет править.

К завтрему хочу я срочно,
Чтоб исполнили вы точно.
Ночь прошла, чтоб не в безделье,
Вы займитесь рукодельем.
Каждая должна из вас,
Это будет мой наказ,
Сшить рубаху по размеру
И представить для примера.

В день другой мне хлеб спеките,
Да смотрите, не сожгите.
В час обеденный творенье
Превратим мыв угощенье.

В третий день устроим пир,
Не видал какого мир.
Будем петь и танцевать,
В танцах силу проверять.

С тем невестки распрощались
И домой к себе убрались.
Чтоб рубаху царю сшить,
Надо очень поспешить.

Старшие всех слуг собрали
И наказ им тут же дали,
Чтоб к утру рубахи сшили,
Да скорее поспешили.
Сами же легли поспать,
Сил чтоб зря не растерять.

Младшая ж дождалась ночи,
Чтоб сбылось, что ей пророчил
Злой Кощей в волшебном слове,
Заточив её в неволе.

Звёзды лишь зажглись на небе,
Тотчас быль сменила небыль,
И лягушка под луной
Обернулась вновь собой,
Став вновь девою прекрасной
С кожей бархатно-атласной,
С голосом волшебно-звонким,
Станом стройным, но не тонким.
Звонко хлопнула в ладошки.
Тут же все дворовы кошки
Обернулись все в людей,
Как и им сказал злодей.
— Что прикажешь нам, царица,
Всё тот час же сотворится.

— Надо к завтрашнему дню,
Сшить рубаху мне царю,
Чтобы всё в парадном виде,
Чтобы царь был не в обиде.

— Всё исполнится, царица.
Всё как надо сотворится.
Спи спокойно, доброй ночи,
Закрывай скорее очи.

Точно в полдень ровным строем
Во дворец явились трое.
Слуги свёртки их несут,
Стража отдаёт салют.

В царские вошли палаты,
Где блестят хрусталь и злато.
В ожиданьи приглашенья
И отцовского решенья
Тихо замерли в поклоне,
Чтоб отец был благосклонен.

Царь сказал: — Хвалитесь, дети,
Чья же лучшая на свете
Мастерица и жена
Будет мной награждена.

Старший сын веленья просит,
Свёрток он к царю подносит.
Царь раскрыл его и: — Ах,
Батюшки, какой же страх.
Это рубище на тряпки
Срочно передайте бабке.
Будет мыть полы в палатах.
Боже, в чём так виноват я?

Старший, красный, словно рак,
Понял, что попал впросак.
Стал пристыжено в поклоне,
Чтоб отец стал благосклонен.

Средний сын веленья просит,
Свёрток он к царю подносит.
Царь раскрыл его: — Кошмар,
Это мне второй удар!
Так бездарны жены ваши.
Не сварить мне с ними каши.
Эту тряпку в хлев коровам,
Чтобы быть им всем здоровым.
Пусть им будет развлеченье.
Больше нет ей примененья.

Средний пятнами покрылся.
Если б смог, то провалился
Со стыда под пол дубовый.
Стоит с видом бестолковым.
Как и старший, стал в поклоне,
Чтоб отец был благосклонен

— Чую, сшила из травинки
Младшая с листком кувшинки. —
Царь разгневан был и зол,
Никого не звал за стол.
Что же ждать уж от лягушки,
От зелёной от квакушки?!

— Не прогневайся, отец, —
Молвил младший молодец, —
Посмотри, что младша дочь
Сшить смогла за эту ночь.

Свёрток царь лишь приоткрыл,
В изумлении застыл.
Белотканная рубашка,
А на ней трава, букашка,
В небе солнышко горит,
Птица к гнёздышку летит,
Белокаменны палаты,
Купола покрыты златом
В лучах солнечных сверкают,
Блеском золотым играют.

Царь примерил осторожно.
— Это, право, невозможно,
Это лучшая награда.
Большего мне и не надо.
Бережно носить я буду,
Про подарок не забуду.
За старанье и за чудо
Щедрым с вами также буду.
В сей же час дарю полцарства —
Вот вам ваше государство.

Дети чинно поклонились
И в обратный путь пустились.

Младший сын был озадачен,
Как подарок был удачен,
Это чудо, волшебство,
Что судьбой ему дано.

Старшие, скрипя зубами
Шли домой к себе дворами.
Что ж за чудо, что ж за диво
Сшить рубаху так красиво.
Злость и зависть старших точит,
Ноги еле уж волочат.
Женам диво рассказали,
Как их сильно наказали,
Как стыдили их при всех,
Вместо радостных утех.

Рассказали, про коварство,
Про подарок аж в полцарства.
Жёны их прям закипели.
Так богатство захотели.

Что ж, сегодня будем печь.
Главное, чтоб хлеб не сжечь.
Поварих и слуг позвали,
Указания им дали,
Чтоб к утру хлеб испекли,
Ну, а сами спать легли.

Младшая ж луны дождалась,
Всё опять, как ожидалось,
Повторилось в эту ночь,
Как и в прошлую точь в точь.

Вновь явились её слуги,
Чтоб узнать, какой услуги
Хочет получить царица —
Распрекрасная девица.

— Что прикажешь нам, царица,
Всё тот час же сотворится.

— Надо к завтрашнему дню,
Каравай испечь царю,
Чтобы всё в парадном виде,
Чтобы царь был не в обиде.

— Всё исполнится, царица.
Всё как надо сотворится.
Спи спокойно, доброй ночи,
Закрывай скорее очи.

В полдень братья вновь собрались
Показать, как постарались,
Как исполнили наказ,
Царя-батюшки приказ.

В царские вошли палаты,
Где блестят хрусталь и злато.
В ожиданьи приглашенья
И отцовского решенья
Тихо замерли в поклоне,
Чтоб отец был благосклонен.

Царь сказал: — Ну, что же, дети,
День прекрасен, мил и светел.
Я надеюсь, в этот раз
Вы исполнили наказ?
Лучшая из всех жена
Будет мной награждена.

Старший сын веленья просит,
Свёрток он к царю подносит.
Царь раскрыл его: — Кошмар!
Это ваш такой мне дар?
Этим камнем в хлеве дверь
Подпереть велю теперь.

Старший видит снова брак.
Понял, что попал впросак.
Стал пристыжено в поклоне,
Чтоб отец стал благосклонен.

Средний сын веленья просит,
Свёрток он к царю подносит.
Царь раскрыл его: — И что же?
В хлев и этот свиньям тоже!
Есть его я не могу.
Жалко даже дать врагу,
А точней, врага мне жалко.
Дать бы по шеям вам палкой.

Так бездарны ваши жены,
Словно куклы наряжёны.
Хлеб испечь и шить не могут.
Как же в жизни вам помогут?

Средний пятнами покрылся.
Если б смог, то провалился
Со стыда второй уж раз.
Не исполнил вновь наказ.
Как и старший, стал в поклоне,
Чтоб отец был благосклонен

В предвкушении сгорая,
Волшебства вновь ожидая,
Ждёт подарок младшей дочки.
Ведь, не принесёт цветочки
Вместо хлеба в этот раз,
Коль я дал другой наказ?

Царь с надеждой и волненьем,
Азарством и изумленьем
Свёрток младшей открывает
И в восторге застывает.

— Этого не может быть!
Волк несется во всю прыть
За оленем в чаще леса.
Не сбежишь, лесной повеса.
Заяц прячется под ёлку,
Ёж несёт грибочки в норку,
Белочка орех грызёт,
А медведь малину рвёт.

А за лесом буйна речка.
Нет прекраснее местечка,
Чтоб спокойно отдохнуть
И опять пуститься в путь.

За рекой полей убранство.
Это ж, право, моё царство!
Вот деревни, вот дворец.
Ох, какой же ты хитрец!

Этот хлеб мы завтра вместе,
Как сюрприз твоей невесте,
В центре пиршества поставим,
Любоваться им мы станем.

Завтра в полдень жду на пир,
Не видал какого мир,
Жду вас с женами в нарядах.
Будут завтра все в наградах.

Дети чинно поклонились
И в обратный путь пустились.

Дома жёнам рассказали
Во дворце как принимали
И что завтра в полдень пир
Царь накроет на весь мир.
Всем быть с жёнами в нарядах,
Чтоб быть в царственных наградах.

Старшие уже в надеждах,
Чтоб блистать во всех одеждах,
Слуг своих они собрали
И наказ им тут же дали,
Чтоб к утру им платья сшили,
Да скорее поспешили.
Сами же легли поспать,
Сил чтоб зря не растерять.

Младший же томим весь вечер.
В доме уж погасли свечи,
Но не спится ему в ночь,
Гонит он печали прочь.
— Что же муж ты мой не весел,
Что ты голову повесил? —
Скачет рядышком жена,
Ей ведь тоже не до сна.
Как же спать, когда печаль,
Мужа увлекает вдаль,
Коль неясная причина
Вызывает в нём кручину?

— Не печалься, милый мой,
Прочь гони печаль долой.
Завтра я приеду позже
Лишь чуть-чуть, ведь дама может
Опоздать на пять минут.
Главное, и в этом суть,
Вдруг раздастся гром на небе,
Тотчас быль заменит небыль,
И лягушка под луной
Станет вновь сама собой,
Став вновь девою прекрасной
С кожей бархатно-атласной,
С голосом волшебно-звонким,
Станом стройным, но не тонким.

Как услышишь шум и гром,
Что идёт со всех сторон,
Всех гостей ты успокой,
Дай ответ им всем такой:
Не пугайтесь, милы гости,
Не глотайте остры кости,
Это к нам лягушка мчится,
С громом едет колесница.

Спи спокойно, доброй ночи,
Закрывай скорее очи.

День настал, собрались гости.
Братья с жёнами все в злости
От немилости царя
В том, что младшему даря
Царь полцарства, их забыл
И тем самым обделил.

А Иван по залу ходит,
Себе места не находит.
Братья же над ним смеются
Так, что аж бокалы бьются.
— Что ты, младший брат, в заботах,
Иль жена ушла в болото?
Или ты не с той породы,
Иль пошла на зов природы,
Убежала от жары
Туда, где много мошкары?
Не печалься, милый брат,
Я помочь тебе бы рад.
Там, за рощей, тихий пруд
И лягушки там живут.
Выбирай хоть каждый день,
Коль сходить туда не лень.

Вдруг раздался шум и гром.
Шёл он ото всех сторон.
Гости сильно напугались,
По палатам разбежались,
Но Иван всех успокоил
И на мирный лад настроил:
— Не пугайтесь, гости, грома.
Верьте, тихо станет снова.
Это к нам лягушка мчится,
С громом едет колесница.

Стихло всё, не слышно грома,
Не трясутся стены дома.
Вдруг все гости расступились,
Перед гостьей поклонились.

Перед всеми образ девы:
Взгляд возвышенный и смелый,
В ожерелии прекрасном
С кожей бархатно-атласной,
С голосом волшебно-звонким,
Станом стройным, но не тонким.

Все застыли в изумлении
И безмолвном восхищении.

— Что стоишь, мой муж родной,
Словно камень пред женой,
Ты меня возьми под руку,
Прогони печаль и скуку.

Молодые стол обходят,
К царю-батюшке подходят.
— Вот, отец, моя супруга,
Моя спутница, подруга,
Та, что все твои указы
Выполняла без отказу.
Укажи нам наше место
И мы тот час сядем вместе.

Царь их за руки берет,
Отдавая им почет,
И до самого до места
С молодыми идёт вместе.

— Всех прошу скорей за стол. —
Начал царь так разговор. —
Будем петь, плясать всю ночь,
Прогоняя скуку прочь.

За столами пьют, едят
И за младшенькой следят.
Старши жёны косят взгляд,
Словно им весь мир не рад.

Младшая с бокала выпьет
И остаток тихо выльет
В платья левый свой рукав,
Его тихо приподняв.
Съест чуть-чуть, туда же кости,
Так, чтоб не видали гости,
Прячет в правый свой рукав,
Лишь чуть-чуть его подняв.

Старшие, предвидя чудо,
Но не ведая откуда,
Повторили всё точь в точь,
Веря в волшебство и ночь.

Тихо музыка звучит,
Словно реченька журчит.
Младшая кружится в танце,
Щеки залиты румянцем.
Вдруг взмахнет она рукой,
Невзначай прервав покой,
И пред всеми в тот же миг
Средь палаты пруд возник.

Вслед второй рукой взмахнула,
В залу тот час же впорхнула
Пара белый лебедей.
Не найдёте их милей.

Красота, дивится люд,
Побросав остатки блюд,
Вышли все смотреть на диво.
Так все чудно и красиво.

Старши жёны то ж решили,
Только лишь всех насмешили,
Да обрызгали царя,
Кости разбросали зря.

Царь прогнал двух старших прочь,
Чтоб не портили всем ночь.
И теперь они, как львицы,
Злом налитые девицы,
Уж не зная, как им быть,
Злом решили отомстить.

Пробрались они тайком
В той царевны младшей дом,
Чтоб лягушью шкурку сжечь,
В раскалённу бросив печь.

На пиру царевна тает.
От чего, она уж знает.
На прощание сказала
Тайну, что она лишь знала:
— Муж мой милый, дорогой,
Будем счастливы с тобой,
Коль найти меня ты сможешь
И в беде моей поможешь.

Злой Кощей меня в лягушку,
Лупоглазую квакушку,
Превратил за мой отказ
Стать его женой тот раз.

Если кто меня полюбит
И за вид мой не осудит,
Я смогу опять блистать
И собой смогу вновь стать.
Завтра чары б все пропали
И с тобой мы б вместе стали
Образцом семьи и счастья,
Если б не пришли напасти.

В печке старшие сожгли
Шкурку, дома что нашли.
И теперь я таю в дымке,
Превращаюсь в невидимку.
Ты ищи меня скорей
Далеко, за семь морей,
На конце земли в горах
Там, где обитает страх.

Растворилась она в дымке,
Превратилась в невидимку.

Быстро сын с отцом простился,
В путь далёкий он пустился.
Скачет месяц и другой,
Звёздам машет он рукой,
Солнышку он шлёт привет,
Жмурясь весело в ответ,
Ветру в пояс шлёт поклон,
Пробираясь чрез заслон.
Чрез моря прошёл и горы,
Огибая косогоры,
Проходя морские мели,
Двигаясь к заветной цели.

В темный лес он как-то входит
И избушку там находит.
Где в звериных всё дорожках,
Изба стоит на курьих ножках
Средь болота в чаще леса.
Иван смотрит с интересом.
Говорит избе Иван:
— К лесу задом быстро стань,
Повернись ко мне лицом,
Встреться с милым молодцом.
Не неси печали сердцу,
Отвори скорее дверцу.

Дверь со скрипом отворилась,
На пороге появилась
Тот час бабушка Ягуся —
Примилейшая бабуся.

— Кто тут ходит в чаще леса?
Кто ты, дел творец, повеса?
Богатырь ты, или бес,
Коль зашёл так смело в лес?

— Я Иван, ищу невесту.
Не могу найти я место,
Где живет Кощей-злодей,
Похищающий людей.

Он жену мою украл,
Мое счастье он забрал.
Хочу его я победить
И жену освободить.

— Раз ты так всерьёз настроен
И в стремленьи непреклонен,
Окажу тебе услугу,
Помогу найти подругу.

Чтоб Кощея победить
И жену освободить,
Нужно с ним в бою сразиться,
Но, так может вдруг случиться,
Что Кощея станет два —
Вот о чём твердит молва.
Много славных храбрецов,
Сильных смелых молодцов
В дальний путь тот отправлялись,
Но назад не возвращались.

Наступи мне у порога.
Будет след тебе подмога.
Коль случится вдруг беда,
След растает твой тогда.
Если топну я ногой,
Тебя вешнею водой
Словно в прорубь окунёт,
Силы, бодрость вмиг вернёт.

Рассказав секрет Кощея,
Хоть в победу и не веря,
Снарядила в путь-дорогу,
Помогла ему немного,
Окрылив его коня,
Ведь лететь ещё три дня
Через горы и леса,
Высотой под небеса,
Меч дала ему булатный,
Чтобы он в походе ратном
Смог Кощея победить
И жену освободить.

Распрощавшись, на коня
Сел Иван и в три же дня
Прилетел на край земли,
Где не ходят корабли,
Птицы тоже не гнездятся,
Только камни там роятся.
Остров чёрный из камней.
Нет там птиц и нет зверей,
Только Страх там вольно бродит
И тоску-печаль наводит.

Стал Иван на берег чёрный.
Ветер воет, бьются волны,
Брызги в стороны летят,
Напугать его хотят.

— Выходи, Кощей, на бой.
Будем биться мы с тобой.
Гром гремит и волны вьются,
Камни с гор летят и бьются.
Молния в скалу попала
И скала колоться стала.
Камень лопнул, разломился
И Кощей вмиг появился.

— Ты зачем. Иван, примчался?
Лучше б дома ты остался.
Даже если победишь,
Ты домой не улетишь.
Ведь Кощея уже два.
Так везде гудит молва.

В бой Иван вступился смело,
Дрался, право, он умело.
Всё разбил он: камни, гору.
Не сломить Ивана волю.
Жаркий бой был завершён
И Кощей был побеждён.

— Ты теперь, Иван, Кощей.
Не изменишь ты вещей.
Ждёт тебя моя палата
Полная алмазов, злата.
Растворились пред Иваном
Горы-двери, истуканом,
Что стояли на виду,
Охраняя там беду.

Сквозь ворота через стену
Тайных ход ведёт в пещеру.
Горы злата, серебра,
Драгоценного добра,
Полы устланы коврами,
Стены — златом, жемчугами,
И фонтаны там и тут
Создают комфорт, уют.
Средь ковров, среди свечей,
Ярче звёзд во тьме ночей
Зеркала вокруг висят,
Отраженьем веселят.

Меж сокровищ Иван ходит,
В них покой души находит.
На стене висят картины.
У одной нет половины.
Смотрит надпись он: «Кощей…»,
Но без имени. Ничей.
Погулял ещё немножко,
Злато побросал в окошко…,
Но потом его собрал,
Чтоб никто не подобрал
На пустынном бреге чёрном,
Где гуляют только волны.

Он в пещеру возвратился
И в подсчёты погрузился.
Сколько злата, серебра,
Прочего ещё добра….

В зеркала глядит украдкой.
Видит, вроде всё в порядке:
Злой Кощей над златом чахнет,
А Иваном уж не пахнет.
Успокоился Кощей
Среди злата и вещей.

Смотрит бабушка Ягуся,
Добродушная бабуся,
След Ивана испарился,
Словно в небе испарился.
Грозно топнула Яга
Так, что дрогнула нога
У её родной избушки
Средь болотистой опушки.

Вдруг Иван весь встрепенулся,
Словно в прорубь окунулся.
Он к портрету подошёл,
Надпись новую нашёл.
Надпись там: «Кощей Иван».

Понял, в чём здесь был обман.
Кто с Кощеем раз сразится,
Сам в Кощея обратится.
Среди злата и вещей
Возрождается Кощей.

Взял Иван булатный меч,
Поднял выше своих плеч
И, как мог, что было сил,
Он портрет свой разрубил.

Пол и стены задрожали,
Зеркала со стен упали,
Черный замок развалился,
Словно в небе растворился.

Их осталось только трое:
Конь, Иван с женой средь моря.
Брег ласкается волной,
В путь зовёт скорей домой.

Василиса и Иван,
Сбросив колдовской обман,
Сели дружно на коня
И взлетели чрез моря.

Первым делом в чащу леса,
Не страшась ни тьмы, ни беса,
Они тихо опустились,
Пред бабулей поклонились.

Путь домой теперь лежит.
Конь их верный вдаль бежит.
Ждёт их Счастье, жизнь без бед
И Любовь на много лет.

Виталий Тунников, 2014 год

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *