Поэт не может быть счастливым — Василий Федоров

Ни в благодушии ленивом,
Ни в блеске славы,
Ни в тени —
Поэт не может быть счастливым
В тревожные для мира дни. Читать далее «Поэт не может быть счастливым — Василий Федоров»

унося с собою вихри кутерьмы

унося с собою
вихри кутерьмы
уходило детство
а за ним и мы

NataliE

Синдром одиночества правит планетой — Николай Добронравов

Синдром одиночества правит планетой.
Бывало, мы вместе везде появлялись…
Теперь обернёшься, — а рядом их нету.
По белому свету друзья растерялись.

Им власть приказала учиться измене.
Над прошлым и будущим всласть отсмеялись.
В промозглом тумане — дрожащие тени…
От зябких реалий друзья растерялись. Читать далее «Синдром одиночества правит планетой — Николай Добронравов»

Обида на судьбу меня не гложет

Обида на судьбу меня не гложет…
Уроки жизнь дает,
ценней день ото дне… Читать далее «Обида на судьбу меня не гложет»

Промолчи, коль хочешь быть услышан

Промолчи, коль хочешь быть услышан,
Не хвались умом своим излишне,
Мнишь ты о себе порою слишком,
Но каждому горшку найдется крышка.

lisistrata

Судьба не раз нам даст урок о вечной сути изменений

Судьба не раз нам даст урок
О вечной сути изменений:
Сегодня ты король и бог,
А завтра — бурый лист осенний…

Слова… Не спешим ли мы с ними где-то — Эдуард Асадов

Слова… Не спешим ли мы с ними где-то
Как просто «Люблю!», например, сказать.
Всего лишь секунда нужна на это,
Ho целая жизнь, чтоб его оправдать.

Эдуард Аркадьевич Асадов

Юность тщеславна: в зрачках открыто — Эдуард Асадов

Юность тщеславна: в зрачках открыто
Читается жажда «Быть знаменитой!».
Зрелость скептичнее: «Слава крылата.
Верней и надежнее жить богато». Читать далее «Юность тщеславна: в зрачках открыто — Эдуард Асадов»

Неумолимо мчится время

Неумолимо мчится время,
И годы яростно бегут.
Порой пугает это бремя,
И жаль становится минут.

Когда ты, с грустью, понимаешь,
Что годы детства не вернуть…
И дни до зрелости считаешь,
Боясь шагнуть на этот путь.

О преступлении и наказании — Сенека

Луцилия приветствует Сенека!
Ты думаешь, Луцилий, что порок,
страсть к роскоши живут лишь в нашем веке? —
Столетьями мы платим им оброк.

Не времена, а люди, с мыслью: «Что — нам?»
Блудили, говоря себе: хи-хи…
Признаться стыдно: на глазах Катона
совершены тягчайшие грехи. Читать далее «О преступлении и наказании — Сенека»