Под кожей статуи Свободы — Евгений Евтушенко

Поэма

Пролог

Зола Дахау жжёт мне до сих пор подмётки.
Дымятся подо мной асфальт или паркет.
Как гвозди палачей, мне всажены под ногти
неправые штыки и острия ракет.

Я глажу по почам любимой сонный локон,
а сам курю, курю, и это неспроста.
Я распят, как Христос, на крыльях самолетов,
летящих в эту ночь бомбить детей Христа. Читать далее «Под кожей статуи Свободы — Евгений Евтушенко»

Еврипид. Киклоп драма сатиров (перевод) — Иннокентий Анненский

Действующие лица

Силен (III) Киклоп (I)
Хор сатиров Статисты: спутники
Одиссей (II) Одиссея и рабы Киклопа.

Пролог

Сцена представляет берег моря и в некотором отдалении от него скат Этны и
вход в пещеру, перед которым загорода и лужайка. Загорода протянута между
двумя выступами скал. На лужайке приготовлены ведра с водой. Вокруг дикая
утесистая местность. Начало действия около полудня.

Явление первое

Из пещеры выходит старый Силен с железными граблями в руках.

Силен

Сочту ли я, о Бромий, те труды,
Которые от юности доныне
Из-за тебя мы терпим? Начались
С тех пор они, как ты, безумьем Геры
Охваченный, ушел от Ореад
И их дозора, Бромий. Позже я
Щит по следам носил твоим в сраженье
С рожденными Землею. Энкеладу
Пробив броню, гиганта уложил
Ударом я в той битве… Так ли, полно?
Уж не во сне ль я видел? Нет, доспех
Я показал тогда же Вакху. Были
Труды, но то, что терпим ныне, горше.
(Помолчав.)
Когда, тебе судив далекий путь,
Разбойников подустила тирренских
Кронидова жена и эта весть
Дошла до нас, я сыновей на розыск
Повез. На руль, конечно, сам, они ж
На весла налегают и лазурь
Ударами их бороздят и пенят. Читать далее «Еврипид. Киклоп драма сатиров (перевод) — Иннокентий Анненский»

Слепая — Тарас Шевченко

(Поэма)
«Кого, рыдая, призову я
Делить тоску, печаль мою,
В чужом краю кому, тоскуя,
Родную песню пропою?
Угасну, бедный, я в неволе…
Тоску мою, печаль мою
О прежней воле, прежней доле
Немым стенам передаю.
О, если б стон моей печали
И звук заржавленных цепей,
Святые ветры, вы домчали
На лоно родины моей
И в мирной куще повторили,
Где мой отец и мать моя
Меня лелеяли, любили! Читать далее «Слепая — Тарас Шевченко»

Песнь о Гайавате — Генри Лонгфелло

Песнь о Гайавате - Генри ЛонгфеллоВступление
Если спросите — откуда
Эти сказки и легенды
С их лесным благоуханьем,
Влажной свежестью долины,
Голубым дымком вигвамов,
Шумом рек и водопадов,
Шумом, диким и стозвучным,
Как в горах раскаты грома? —
Я скажу вам, я отвечу:
«От лесов, равнин пустынных,
От озер Страны Полночной,
Из страны Оджибуэев,
Из страны Дакотов диких,
С гор и тундр, с болотных топей,
Где среди осоки бродит
Цапля сизая, Шух-шух-га.
Повторяю эти сказки,
Эти старые преданья
По напевам сладкозвучным
Музыканта Навадаги». Читать далее «Песнь о Гайавате — Генри Лонгфелло»

Еврипид. Ифигения в Тавриде («Ифигения-жрица») — Иннокентий Анненский

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Ифигения (I)
Пастух (III)
Орест (II)
Фоант (II)
Пилад (III)
Вестник (III)
Афина (I)
Хор из гречанок, пленниц и храмовых служительниц

Действие происходит в Тавриде.

ПРОЛОГ

Сцена представляет фронтон храма в дорийском стиле, с золоченым карнизом.
Храм расположен на морском берегу. Перед средней дверью, ведущей в
святилище и закрытой, высокий алтарь Артемиды, с зубчатыми краями. Алтарь
замазан кровью, а по его зубцам развешены остатки вооружения приносимых в
жертву эллинов. Из двери направо выходит Ифигения. Чуть брезжит рассвет. Читать далее «Еврипид. Ифигения в Тавриде («Ифигения-жрица») — Иннокентий Анненский»

Из поэмы «Мать» — Николай Некрасов

— 1 —
В насмешливом и дерзком нашем веке
Великое, святое слово: «мать»
Не пробуждает чувства в человеке.
Но я привык обычай презирать.
Я не боюсь насмешливости модной.
Такую музу мне дала судьба:
Она поет по прихоти свободной
Или молчит, как гордая раба,
Я много лет среди трудов и лени
С постыдным малодушьем убегал
Пленительной, многострадальной тени,
Для памяти священной… Час настал!.. Читать далее «Из поэмы «Мать» — Николай Некрасов»

Человеческий манифест — Юрий Галансков

— 1 —
Все чаще и чаще в ночной тиши
вдруг начинаю рыдать.
Ведь даже крупицу богатств души
уже невозможно отдать.
Никому не нужно:
в поисках Идиота
так намотаешься за день! Читать далее «Человеческий манифест — Юрий Галансков»

Торжество земледелия — Николай Заболоцкий

Пролог

Нехороший, но красивый,
Это кто глядит на нас?
То Мужик неторопливый
Сквозь очки уставил глаз.
Белых Житниц отделенья
Поднимались в отдаленье,
Сквозь окошко хлеб глядел,
В загородке конь сидел.
Тут природа вся валялась
В страшном диком беспорядке:
Кой-где дерево шаталось
Там реки струилась прядка. Читать далее «Торжество земледелия — Николай Заболоцкий»

Про землю, про волю, про рабочую долю — Демьян Бедный

Часть первая
ЦАРСКАЯ ВОЙНА

Запев
Ну-тка, милые мои!
Сладко свищут соловьи
По весне в зеленой роще.
Наша песенка попроще.
Где уж нам да сладко петь!
Нам бы горе дотерпеть,
Вековое наше горе.
Не забросить горя в море,
Не спалить его в огне. Читать далее «Про землю, про волю, про рабочую долю — Демьян Бедный»

Братская ГЭС — Евгений Евтушенко

Братская ГЭС - Евгений ЕвтушенкоМолитва перед поэмой
Поэт в России — больше чем поэт.
В ней суждено поэтами рождаться
лишь тем, в ком бродит гордый дух гражданства,
кому уюта нет, покоя нет.
Поэт в ней — образ века своего
и будущего призрачный прообраз.
Поэт подводит, не впадая в робость,
итог всему, что было до него.
Сумею ли? Культуры не хватает…
Нахватанность пророчеств не сулит…
Но дух России надо мной витает
и дерзновенно пробовать велит.
И, на колени тихо становясь,
готовый и для смерти и победы,
прошу смиренно помощи у вас,
великие российские поэты…
Дай, Пушкин, мне свою певучесть,
свою раскованную речь,
свою пленительную участь —
как бы шаля, глаголом жечь. Читать далее «Братская ГЭС — Евгений Евтушенко»