Дружба — дружбой, а служба — службой — Константин Симонов

Дружба — дружбой, а служба — службой —
Поговорка-то золотая,
Да бывает так, что без нужды
Изо рта она вылетает.
Чуть ругнут тебя на все корки,
Гром — за дело ль, без дела ль — грянет,
Под удобную поговорку,
Как под крышу, спрячутся дряни. Читать далее «Дружба — дружбой, а служба — службой — Константин Симонов»

Военно-морская база в Майдзуре — Константин Симонов

Бухта Майдзура. Снег и чайки
С неба наискось вылетают,
И барашков белые стайки
Стайки птиц на себе качают.
Бухта длинная и кривая,
Каждый звук в ней долог и гулок;
Словно в каменный переулок,
Я на лодке в нее вплываю. Читать далее «Военно-морская база в Майдзуре — Константин Симонов»

Капитану В. В. Михайличенко

Кто в будущее двинулся, держись,
Взад и вперед,
Взад и вперед до пота.
Порой подумаешь:
Вся наша жизнь
Сплошная ледокольная работа.

Константин Михайлович Симонов, 1975 года

Я пил за тебя под Одессой в землянке — Константин Симонов

Я пил за тебя под Одессой в землянке,
В Констанце под черной румынской водой,
Под Вязьмой на синем ночном полустанке,
В Мурманске под белой Полярной звездой.

Едва ль ты узнаешь, моя недотрога,
Живые и мертвые их имена,
Всех добрых ребят, с кем меня на дорогах
Короткою дружбой сводила война. Читать далее «Я пил за тебя под Одессой в землянке — Константин Симонов»

Если дорог тебе твой дом — Константин Симонов

Если дорог тебе твой дом - Константин СимоновЕсли дорог тебе твой дом,
Где ты русским выкормлен был,
Под бревенчатым потолком,
Где ты, в люльке качаясь, плыл;
Если дороги в доме том
Тебе стены, печь и углы,
Дедом, прадедом и отцом
В нем исхоженные полы;
Если мил тебе бедный сад
С майским цветом, с жужжаньем пчёл
И под липой сто лет назад
В землю вкопанный дедом стол;
Если ты не хочешь, чтоб пол
В твоем доме фашист топтал,
Чтоб он сел за дедовский стол
И деревья в саду сломал… Читать далее «Если дорог тебе твой дом — Константин Симонов»

Не той, что из сказок, не той, что с пеленок — Константин Симонов

Не той, что из сказок, не той, что с пеленок,
Не той, что была по учебникам пройдена,
А той, что пылала в глазах воспаленных,
А той, что рыдала, — запомнил я Родину. Читать далее «Не той, что из сказок, не той, что с пеленок — Константин Симонов»

Английское военное кладбище в Севастополе — Константин Симонов

Здесь нет ни остролистника, ни тиса.
Чужие камни и солончаки,
Проржавленные солнцем кипарисы
Как воткнутые в землю тесаки.

И спрятаны под их худые кроны
В земле, под серым слоем плитняка,
Побатальонно и поэскадронно
Построены британские войска. Читать далее «Английское военное кладбище в Севастополе — Константин Симонов»

Семь километров северо-западнее Баин-Бурта — Константин Симонов

Семь километров северо-западнее
Баин-Бурта
И семь тысяч километров юго-восточней
Москвы,
Где вчера еще били полотняными крыльями
юрты, —
Только снег заметает обгорелые стебли
травы.
Степи настежь открыты буранам и пургам.
Где он, войлочный город, поселок
бессонных ночей, Читать далее «Семь километров северо-западнее Баин-Бурта — Константин Симонов»

Слишком трудно писать из такой оглушительной дали — Константин Симонов

Слишком трудно писать из такой оглушительной дали.
Мать придет и увидит конвертов клочки:
— Все ли есть у него, все ли зимнее дали? —
И, на счастье твое, позабудет очки.
Да, скажи ей — все есть. Есть белье из оранжевой байки.
Как в Москве — если болен — по вызову ездят врачи,
Под шинель в холода есть у нас забайкальские майки —
Меховые жилеты из монгольской каракульчи.
Есть столовка в степи, иногда вдруг запляшет посуда,
Когда близко бомбежка… Но подробности ей не нужны.
Есть простудные ветры. Но московское слово «простуда»
Ей всегда почему-то казалось страшнее войны. Читать далее «Слишком трудно писать из такой оглушительной дали — Константин Симонов»

Футон (Чтоб ты знала жестокие…) — Константин Симонов

Чтоб ты знала жестокие
Наши мучения,
Хоть мысленно съезди в Токио
Для их изучения.

Живем в японской скворешне,
Среди пожарища,
Четверо: я, грешный,
И три товарища.

На слово нам поверя,
Войди в положение:
Надпись над нашей дверью —
Уже унижение. Читать далее «Футон (Чтоб ты знала жестокие…) — Константин Симонов»