О магнолия, как я хочу быть с тобой — Белла Ахмадулина

За листом твоим,
листом дорогим,
не угнаться —
он летит по воде и по суше.
Так и сердце его:
другим, другим,
другим его сердце послушно. Читать далее «О магнолия, как я хочу быть с тобой — Белла Ахмадулина»

Опять сентябрь, как тьму времен назад — Белла Ахмадулина

Опять сентябрь, как тьму времён назад,
и к вечеру мужает юный холод.
Я в таинствах подозреваю сад:
всё кажется — там кто-то есть и ходит.

Мне не страшней, а только веселей,
что призраком населена округа.
Я в доброте моих осенних дней
ничьи шаги приму за поступь друга. Читать далее «Опять сентябрь, как тьму времен назад — Белла Ахмадулина»

В ночи непроходимой, беспросветной — Белла Ахмадулина

В ночи непроходимой, беспросветной
являлась смерть больной душе моей
и говорила мне — За мною следуй!
И я молчал и следовал за ней.

Я шел за ней до рокового края.
В пустое совершенство глубины
вела стена, холодная, сырая, —
я осязал каменья той стены. Читать далее «В ночи непроходимой, беспросветной — Белла Ахмадулина»

Мне вспоминать сподручней, чем иметь — Белла Ахмадулина

Мне вспоминать сподручней, чем иметь.
Когда сей миг и прошлое мгновенье
соединятся, будто медь и медь,
их общий звук и есть стихотворенье.

Как я люблю минувшую весну,
и дом, и сад, чья сильная природа
трудом горы держалась на весу
поверх земли, но ниже небосвода. Читать далее «Мне вспоминать сподручней, чем иметь — Белла Ахмадулина»

Я вас люблю, красавицы столетий — Белла Ахмадулина

Я вас люблю, красавицы столетий,
за ваш небрежный выпорх из дверей,
за право жить, вдыхая жизнь соцветий
и на плечи накинув смерть зверей.

Как будто мало ямба и хорея
ушло на ваши души и тела,
на каторге чужой любви старея,
о, сколько я стихов перевела! Читать далее «Я вас люблю, красавицы столетий — Белла Ахмадулина»

Пришла, Стоит, Ей восемнадцать лет — Белла Ахмадулина

Пришла. Стоит. Ей восемнадцать лет.
— Вам сколько лет? — Ответила:
— Осьмнадцать.
Многоугольник скул, локтей, колен.
Надменность, угловатость и косматость.

Все чудно в ней: и доблесть худобы,
и рыцарский какой-то блеск во взгляде,
и смуглый лоб… Я знаю эти лбы:
ночь напролет при лампе и тетради. Читать далее «Пришла, Стоит, Ей восемнадцать лет — Белла Ахмадулина»

О, пусть ласточки обрадуют нас вестью — Белла Ахмадулина

О, пусть ласточки обрадуют нас вестью
о появлении первых роз.
Пусть мотылек
поцелуется с яблоневой ветвью
и та приоткроет
свой маленький рот. Читать далее «О, пусть ласточки обрадуют нас вестью — Белла Ахмадулина»

Какое блаженство, что блещут снега — Белла Ахмадулина

Какое блаженство, что блещут снега,
что холод окреп, а с утра моросило,
что дико и нежно сверкает фольга
на каждом углу и в окне магазина.

Пока серпантин, мишура, канитель
восходят над скукою прочих имуществ,
томительность предновогодних недель
терпеть и сносить — что за дивная участь! Читать далее «Какое блаженство, что блещут снега — Белла Ахмадулина»

Я знаю, все будет, архивы, таблицы — Белла Ахмадулина

Я знаю, всё будет: архивы, таблицы…
Жила-была Белла… потом умерла…
И впрямь я жила! Я летела в Тбилиси,
где Гия и Шура встречали меня.

О, длилось бы вечно, что прежде бывало:
с небес упадал солнцепёк проливной,
и не было в городе этом подвала,
где Гия и Шура не пили со мной. Читать далее «Я знаю, все будет, архивы, таблицы — Белла Ахмадулина»

С гор и холмов, ни в чем не виноватых — Белла Ахмадулина

С гор и холмов, ни в чем не виноватых,
к лугам спешил я, как учил ручей.
Мой голос среди троп витиеватых
служил витиеватости речей.

Там, над ручьем, сплеталась с веткой ветка,
как если бы затеяли кусты
от любопытства солнечного света
таить секрет глубокой темноты.

Я покидал ручей: он ведал средство
мои два слова в лепет свой вплетать,
чтоб выдать тайну замкнутого сердца,
забыть о ней и выпытать опять. Читать далее «С гор и холмов, ни в чем не виноватых — Белла Ахмадулина»