Все желтое становится желтей — Белла Ахмадулина

Все желтое становится желтей,
и радуга семь раз желта над нами,
и россыпь драгоценных желудей
все копит дуб и нежит меж корнями.

Все — в паутине, весело смотреть,
как бьется в ней природа пред зимою. Читать далее «Все желтое становится желтей — Белла Ахмадулина»

Я книгочей, я в темень книг глядел — Белла Ахмадулина

Я книгочей, я в темень книг глядел,
я звездочет, я созерцал пространство,
невежда, я не ведал — где предел
любви, что беспредельна и прекрасна.

Есть край бескрайним лепетам молитв,
и мера есть безмерным лептам плача. Читать далее «Я книгочей, я в темень книг глядел — Белла Ахмадулина»

На смерть Хемингуэя — Белла Ахмадулина

Охотник непреклонный!
Целясь,
ученого ты был точней.
Весь мир оплакал драгоценность
последней точности твоей.

Белла Ахатовна Ахмадулина

Жаждешь узреть, это необходимо — Белла Ахмадулина

Жаждешь узреть — это необходимо —
(необходимо? зачем? почему?) —
жаждешь узреть и собрать воедино
все, что известно уму твоему.

Жаждешь, торопишься, путаешь, боже,
вот сколько нужно: глаза, голоса,
горе… а радости? Радости тоже!
Радости, шалости и чудеса! Читать далее «Жаждешь узреть, это необходимо — Белла Ахмадулина»

Стихотворение, написанное давным-давно — Белла Ахмадулина

Пятнадцать мальчиков,
а может быть, и больше,
а может быть, и меньше, чем пятнадцать,
испуганными голосами мне говорили:
«Пойдем в кино или в музей
изобразительных искусств».
Я отвечала им примерно вот что:
«Мне некогда».
Пятнадцать мальчиков
дарили мне подснежники.
Пятнадцать мальчиков мне говорили:
«Я никогда тебя не разлюблю».
Я отвечала им примерно вот что:
«Посмотрим». Читать далее «Стихотворение, написанное давным-давно — Белла Ахмадулина»

Мой Паоло и мой Тициан — Белла Ахмадулина

Склон Удзо высокой луной осиян.
Что там происходит? Размолвка, помолвка
у соловьев? Как поют, Тициан!
Как майская ночь неоглядна, Паоло!

Вином не успел я наполнить стакан,
не вышло! Моими слезами он полом.
Во здравье, Паоло! За жизнь, Тициан!
Я выжил! Зачем, Тициан и Паоло? Читать далее «Мой Паоло и мой Тициан — Белла Ахмадулина»

Завидна мне извечная привычка — Белла Ахмадулина

Завидна мне извечная привычка
быть женщиной и мужнею женою,
но уж таков присмотр небес за мною,
что ничего из этого не вышло.

Храни меня, прищур неумолимый,
в сохранности от всех благополучий,
но обойди твоей опекой жгучей
двух девочек, замаранных малиной. Читать далее «Завидна мне извечная привычка — Белла Ахмадулина»

По пути в Сванетию — Белла Ахмадулина

Теперь и сам я думаю: ужели
по той дороге, странник и чудак,
я проходил?
Горвашское ущелье,
о, подтверди, что это было так.

Я проходил. И детскую прилежность
твоей походки я увидел.
Ты
за мужем шла покорная,
но нежность,
сиянье нежности взошло из темноты. Читать далее «По пути в Сванетию — Белла Ахмадулина»

Помню, как вижу, зрачки затемню — Белла Ахмадулина

Помню — как вижу, зрачки затемню
веками, вижу: о, как загорело
все, что растет, и, как песнь, затяну
имя земли и любви: Сакартвело.

Чуждое чудо, грузинская речь,
Тереком буйствуй в теснине гортани,
ах, я не выговорю — без предтеч
крови, воспитанной теми горами. Читать далее «Помню, как вижу, зрачки затемню — Белла Ахмадулина»

В тот месяц май, в тот месяц мой — Белла Ахмадулина

В тот месяц май, в тот месяц мой
во мне была такая лёгкость
и, расстилаясь над землей,
влекла меня погоды лётность.

Я так щедра была, щедра
в счастливом предвкушенье пенья,
и с легкомыслием щегла
я окунала в воздух перья. Читать далее «В тот месяц май, в тот месяц мой — Белла Ахмадулина»